Лукреция Борджиа

Опера в трех действиях
ЛИБРЕТТО Ф. РОМАНИ

Поддержите проект

Для дальнейшей работы сайта требуются средства на оплату хостинга и домена. Если вам нравится проект, поддержите материально.


Действующие лица:

Дон Альфонсо, герцог Феррарский бас
Донна Лукреция Борджиа, герцогиня Феррарская сопрано
Дженнаро, молодой воин неизвестного происхождения тенор
Маффио Орсини, молодой дворянин, друг Дженнаро меццо-сопрано
Рустигелло, тайный приспешник Герцога тенор
Астольфо, секретный агент Герцогини бас
Губетта, секретный агент Герцогини бас
Джеппо Ливеротто, друг Дженнаро тенор
Дон Апостоло Газелла, друг Дженнаро бас
Аскани Петручи, друг Дженнаро бас
Олоферно Вителлоцо, друг Дженнаро тенор

Кавалеры, дамы, оруженосцы, убийцы, пажи, маски, привратники, телохранители, виночерпии, гондольеры.

1-е действие происходит в Венеции, 2-е и 3-е — в Ферраре в начале XVI века.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Картина первая

(Театр представляет террасу в саду дворца Барбериго в Венеции. Ночной праздник. Маски проходят через сад. По обоим концам террасы дворец роскошно освещен. В глубине проходит Джиулекский канал, испещренный гондолами. Вдали видна Венеция, освещенная луной. Дженнаро, Губетта, Орсини, дон Апостоло Газелла, Аскани Петручи, Олоферно Вителлоцо, Джеппо Ливеротто, дамы, кавалеры с масками в руках.)

Газелла, Орсини, Ливеротто, Петручи и Вителлоцо

Прелестная, очаровательная Венеция! Центр всех удовольствий! День под другими небесами не так хорош, как твои ночи. И нам приходится покинуть тебя, чтобы отправиться за посланником Германии; найдем ли мы на берегах По такие же сладкие удовольствия, какие представляешь нам ты?

(Они идут за прогуливающимися замаскированными дамами.)

Губетта

Мы найдем их при дворе Альфонсо, великолепном и веселом. Лукреция Борджиа...

Хор

Замолчи! Не упоминай о ней никогда!

Вителлоцо

Это роковое имя.

Ливеротто

Я ненавижу Лукрецию Борджиа.

Все

Кто же, зная ее преступления, может не ненавидеть ее?

Орсини

Я ненавижу ее более всех других; послушайте меня... один старик... гадальщик...

Дженнаро

Так ты, Орсини, хочешь быть вечным рассказчиком? Оставь Лукрецию в покое; я не люблю, когда говорят о ней.

Все

Тише, не мешай ему; рассказ его будет короток.

Дженнаро

Я пойду спать; разбудите меня, когда он кончит.

Орсини

В роковую и знаменитую Риминскую битву я лежал на земле, раненный и почти без памяти, когда Дженнаро явился ко мне на помощь; он посадил меня на свою лошадь, отвез меня в уединенный лес и спас мне жизнь.

Хор

Мы знаем его достоинства, его доброту.

Орсини

Когда наступила ночь, силы и надежды мало-помалу возвращались ко мне; мы поклялись тогда жить и умереть вместе. «И вы умрете вместе», проговорил тогда громкий голос, и какой-то старец, громадного роста и весь в черном, вдруг явился перед нами.

Хор

Боже, что же это был за колдун, который мог так предсказывать?

Орсини

«Бегите от семейства Борджиа, молодые люди», — продолжал он с большей силой, «ненависть к преступной Лукреции; там, где Лукреция, там и смерть». Сказав это, он исчез, и ветер трижды роковым эхом повторил ненавистное мне имя.

Хор

Это печальное предсказание; но неужели ты веришь ему? Нет, прогоним эти печальные образы. Посвятим ночь удовольствиям. Эта ужасная женщина достаточно причинила нам мучений и беспокойств. Пока страшный лев святого Марка дает нам приют и оказывает покровительство, уловки и злоба Борджиа не достигнут нас.

Орсини

Душа моя не верит обманчивым предсказаниям; но между тем это воспоминание невольно заставляет меня трепетать: всюду, куда бы я ни пошел, я встречаю этого ужасного старца, и ночью я будто слышу его страшную угрозу. Как я завидую тебе, милый Дженнаро, что ты можешь так спать!

Хор

Идем, нас призывают танцы; пусть он спит.

(Все уходят, кроме Губетты и Дженнаро.)

Картина вторая

(Причаливает гондола; из нее выходит женщина в маске: это Лукреция; навстречу ей идет Губетта; Дженнаро спит.)

Лукреция

Он спит покойно. Ах! Если бы всегда ночи его были так покойны, и он не чувствовал мучений подобно тем, какие ощущаю я. Это ты?

Губетта

Это я. Я трепещу, что бы кто-нибудь не открыл вас: жизнь ваша, конечно, в безопасности в Венеции, но ничто не защитит вас от какого-нибудь оскорбления, если вас узнают.

Лукреция

И я буду оскорблена! Все презирают меня! А между тем я родилась не для такой печальной участи. Ах! Зачем не могу я уничтожить прошедшее и возбудить хотя бы в одном сердце чувство сострадания и любви, о чем, несмотря на свое величие, я молю напрасно весь свет! Видишь ты этого молодого человека?

Губетта

Да, давно я следую за ним и тщетно стараюсь открыть ту могущественную причину, которая заставляет вас так интересоваться им, что вы решились приехать из Феррары в Венецию, и которая причиняет вам столько страданий.

Лукреция

Тебе — открыть! Нет, ты не откроешь! Оставь меня с ним.

(Губетта уходит.)

Картина третья

Лукреция

Как он хорош! Как привлекательно это благородное и гордое лицо! Нет, никогда воображение мое не представляло себе его таким очаровательным. Душа моя полна восторга, — теперь, когда я могу, наконец, любоваться им. О, Боже, избавь меня от горя видеть когда-нибудь, что и он презирает меня. Что если бы мне разбудить его? Нет, я не смею; я боюсь на минуту открыть свое лицо, — а между тем надо вытереть слезы на глазах.

(Она снимает маску; герцог и Рустигелло вышли из гондолы и остаются в глубине театра.)

Герцог

Смотри, это она.

Рустигелло

Это правда, это действительно она.

Герцог

Кто этот молодой человек?

Рустигелло

Искатель приключений.

Герцог

У него нет родины?

Рустигелло

Нет, и нет родных; но он храбрый солдат.

Герцог

Употребите все средства, чтобы привлечь его в Феррару, где он будет в моей власти.

Рустигелло

Он предупредил ваше желание, так как он завтра утром едет с Гримани.

(Они садятся в гондолу и уезжают.)

Лукреция

Это первый поцелуй целомудренной и чистой любви; невинное сердце твое да успокоится на моем сердце. Этот чудный восторг, который я ощущаю, это восхищение, полное отрады, могли бы сделать из всей моей жизни улыбку любви, если бы жизнь эту я проводила около тебя.

(Лукреция подходит и целует Дженнаро в лоб. Он просыпается.)

О, Боже!

Дженнаро

Что я вижу?

Лукреция

Оставьте меня!

Дженнаро

Нет, нет, прелестная женщина! Нет, право, нет!

Лукреция

Оставьте меня!

Дженнаро

Дайте полюбоваться на вас. Вы милы и прелестны, и вам нечего бояться встретить неблагодарное и бесчувственное сердце.

Лукреция

Дженнаро... Может ли быть, чтобы ты любил меня?

Дженнаро

Зачем сомневаться?

Лукреция

О, повтори это мне!

Дженнаро

Да, я люблю вас, насколько можно любить

Лукреция

О блаженство!

Дженнаро

А между тем надо вам сказать, — я хочу быть откровенным, — на свете есть одна особа, которая мне дороже, и которой я посвятил свою любовь.

Лукреция

Ты любишь ее больше меня?.. Кто же это такая?

Дженнаро

Это мать моя.

Лукреция

Твоя мать! О милый Дженнаро! Ты ее любишь?

Дженнаро

Более чем самого себя.

Лукреция

А она?

Дженнаро

Ах, пожалейте меня: я никогда не видал ее.

Лукреция

Как!

Дженнаро

Эту печальную историю я не хотел никому открывать, но не знаю, какое неведомое чувство заставляет меня рассказать вам ее: ваши черты изобличают любящую и прекрасную душу.

Лукреция

Нежное сердце! говори! ты можешь все сказать мне.

Дженнаро

Я думал, что я сын бедного рыбака; я провел первые года моей жизни в Неаполе, в уединении; но какой-то неизвестный человек вывел меня из заблуждения; он дал мне лошадь, оружие и письмо, которая писала мне мать моя, — увы! несчастная мать моя: жертва жестокой власти, она трепетала и за себя, и за меня, и обращалась ко мне с убедительной просьбой никогда не говорить о ней, и не стараться открыть ее имя. И я повиновался ей.

Лукреция

А письмо ее?

Дженнаро

Взгляните: оно всегда у меня на груди.

(Он достает письмо.)

Лукреция

Сколько, может быть, горьких слез проливала она, когда писала это письмо!

Дженнаро

А я сколько раз обливал это письмо слезами! Но и вы тоже, вы плачете?

Лукреция

Да! о ней.... о тебе.

Дженнаро

Сострадательная душа! теперь вы мне еще дороже.

Лукреция

Люби твою мать и будь всегда к ней нежен; молись, чтобы жестокая судьба смилостивилась над ней; молись, чтобы когда-нибудь она могла обнять тебя.

Дженнаро

Я люблю ее, я люблю ее; и мне кажется, что я вижу ее в каждом окружающем меня предмете; в сердце моем я ношу ее кроткий образ, который создал о ней в мечтах и в мыслях. Я постоянно беседую с нею.

Картина четвертая

(Лукреция, Дженнаро, Орсини, Ливеротто, дон Апостоло Газелла, Петручи, Вителлоцо, кавалеры.)

Лукреция

Сюда идут, я оставляю тебя.

Дженнаро

Подождите!

Орсини

Что я вижу!

(Он узнает Лукрецию и показывает ее товарищам.)

Лукреция

Мне надо оставить тебя.

Дженнаро

Пожалуйста, согласитесь, по крайней мере, сказать мне, кто вы.

Лукреция

Я женщина, любящая тебя, и жизнь которой вся в этой любви.

Орсини

(подходя)
Я скажу тебе...

Лукреция

О судьба!

(Она надевает маску и хочет уйти.)

Все

Не уходи, теперь надо нас выслушать.

Лукреция

Дженнаро!...

Дженнаро

На что осмеливаетесь вы? Если между вами найдется хоть один, который оскорбит ее, — он не друг более Дженнаро.

Пятеро

Мы хотим только сообщить ей, кто мы такие; а потом пусть она отправляется, пусть уходит от тебя.

Орсини

Я Маффио Орсини, синьора, брата которого вы убили в то время, как он спал.

Вителлоцо

А я Вителлоцо; вы приказали задушить моего дядю в замке, который вы у него отняли.

Ливеррото

Я племянник Аппиано, которого вы изменой убили во время позорного банкета.

Петручи

Я Петручи, кузен графа, от которого вы отняли Сиенское владение.

Газелла

Я родственник вашего третьего мужа, которого вы утопили в водах Тибра.

Дженнаро

Боже! что я слышу!

Лукреция

О жестокая судьба! куда бежать?... Что делать?... что сказать?

Все

Теперь, когда она знает, кто мы такие, — узнай, кто она.

Лукреция

Ах, сжальтесь! сжальтесь!

Все

Эта женщина так отвратительна, что всегда будет возбуждать ужас; это развратная отравительница, презренная, оскорбляющая природу. Ее столько же боятся, сколько ненавидят, так как судьба дала ей в руки власть.

Дженнаро

Но кто же она такая?

Все

Это Лукреция Борджиа; смотри на нее!

(Газелла срывает с Лукреции маску. Все отступают в ужасе. Лукреция ползет за Дженнаро, обхватив его колена. Занавес падает.)

* * *

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Картина первая

(Площадь в городе Ферраре. Дворец с портиком. Под портиком герб Борджиа, под которым написано имя Борджиа выпуклыми золоченными буквами. Маленький домик с дверью, выходящей на площадь. В глубине дома и колокольни.)

Герцог

Так ты видел его в свите венецианского посланника?

Рустигелло

Да, и я не отходил от него и следовал за ним как тень его. Вот его дом.

Герцог

Этот? Так Лукреция хотела, чтобы он жил около герцогского дворца?

Рустигелло

И она хочет ввести его в самый дворец, если я не ошибаюсь во всех этих хитрых уловках презренного Губетты.

Герцог

Пусть войдет в него, но живым он не выйдет.

(В доме Дженнаро слышна музыка.)

Слушай!

Рустигелло

Всякую ночь этот молодой безумец собирает у себя друзей и проводит время в весельи. Они обыкновенно расходятся к утру.

Герцог

Для этого сорванца сегодня рассветет последнее утро; он в последний раз прощается со своими друзьями. Идем. Месть моя готова и будет быстра; его слепое доверие еще более способствует ей и ускоряет ее.

Рустигелло

Но если гордый Гримани сочтет это оскорблением?

Герцог

Никогда не выдаст он меня из-за таких безумцев. Что бы судьба ни готовила мне, я не боюсь вражды этого гордого посланника. Каналы еще не закрылись и еще могут послужить оскорбленному герцогу!

(Уходят.)

Картина вторая

(Дженнаро, Орсини, Ливеротто, Вителлоцо, Газелла, Петручи, потом Губетта; первые выходят из дома с левой стороны, последний из глубины.)

Пятеро

Прощай, Дженнаро.

Дженнаро

Прощайте, благородные друзья.

Орсини

Но что это?... неужели ты вечно будешь таким грустным?

Дженнаро

Грустным? нисколько. (Ах, отчего не могу я, мать моя, помочь тебе, если не суждено мне тебя видеть!)

Орсини

Тысяча очаровательных красавиц будет присутствовать на пире, который дает нам прелестная принцесса Негрони. Если кто-нибудь забыт, так надо сказать; ошибку эту я поправлю.

Все (за исключением Дженнаро)

Все мы приглашены.

Губетта

И я также.

Четверо

А, синьор Беверана!

Дженнаро

Этот человек всюду! Давно он кажется мне подозрительным.

Орсини

Ничего не бойся; это веселый товарищ и такой же, как мы, ветреник.

Вителлоцо

Дженнаро, не будь таким убитым!

Ливеротто

Уж не Борджиа ли сделала тебя больным?

Дженнаро

Неужели я постоянно буду слышать о ней? Клянусь небом, я не люблю шуток. Нет на свете человека, который ненавидел бы ее больше меня.

Петручи

Тише! вот дворец.

Дженнаро

Что за важность! Я хотел бы не челе ее запечатлеть оскорбление, которое сейчас нанесу этим стенам с именем «Борджиа».

(Он всходит на крыльцо и кинжалом сбивает букву «B» с имени «Borgia».)

Четверо

Что ты делаешь?

Дженнаро

Читайте теперь.

Пятеро

Ах, черт возьми! Orgia!

Губетта

Эта шутка может завтра многим дорого обойтись.

Дженнаро

Когда будут отыскивать виновного, я буду готов выдать себя.

Орсини

За нами следят. Разойдемтесь.

Все

Прощайте.

(Уходят. Дженнаро идет к себе.)

Картина третья

Рустигелло

Что ты тут делаешь?

Астольфо

Жду, когда ты уйдешь.

Рустигелло

А я жду, чтобы ты уступил мне место.

Астольфо

Кого тебе надо?

Рустигелло

Молодого иностранца, что живет в этом доме. А ты?

Астольфо

Тоже этого молодого человека, что живет тут.

Рустигелло

Куда хочешь ты его вести?

Астольфо

К герцогине. А ты?

Рустигелло

К герцогу.

Астольфо

А! дорога не одна.

Рустигелло

И ведет не к одной цели.

Астольфо

Одна ведет к удовольствиям...

Рустигелло

А другая к смерти.

Вдвоем

По которой он пойдет? Это зависит или от ловкости, или от силы.

Картина четвертая

Рустигелло и хор стражи

Тише! уходи, уходи отсюда, ты ясно видишь, где сила. Горе тебе, если ты внушишь хоть тень подозрения. Ты знаешь — здесь повелевает один, и воля его здесь — верховный закон.

Астольфо

А гнев герцогини?

Рустигелло и хор стражи

Молчи и ничего не бойся! Он нанес его имени смертельное оскорбление; герцог хочет отмстить и безумно будет препятствовать ему. Если хочешь действовать как человек благоразумный, уступи, уходи и молчи.

Астольфо

Я ухожу; а что из этого выйдет — это твое дело, а не мое.

Картина пятая

(Зала в герцогском дворце в Ферраре; налево герцогский трон с гербом дома Эстов. Герцог и Рустигелло.)

Герцог

Исполнил ты мои приказания?

Рустигелло

Все. Арестованный ждет тут.

Герцог

Слушай же теперь: в глубине этой тайной комнаты, у подножия бюста моего, есть шкаф, который отворяется этим золотым ключом. Там ты найдешь вазы: серебряную и золотую. Снеси и ту и другую в соседнюю комнату... Да не вздумай попробовать вина из золотой вазы... Это напиток Борджиа. Постой! будь около этой двери, вооруженный шпагой: когда я позову тебя, принеси эти вазы; если я снова позову тебя, приходи со своей шпагой.

Швейцар

Герцогиня!

Герцог

Спеши.

(Рустигелло уходит.)

Картина шестая

(Входит Лукреция.)

Герцог

Отчего вы так расстроены?...

Лукреция

Забота о мести привела меня к вам. Я пришла сообщить вам об ужасном, неслыханном преступлении. В Ферраре, посреди белого дня, осмеливаются наносить оскорбление имени вашей супруги.

Герцог

Я знаю.

Лукреция

И вы не наказываете? И Альфонсо допускает, чтобы наглец существовал?

Герцог

Его к вам приведут.

Лукреция

Кто бы он ни был, я желаю, чтобы он умер в моем присутствии — и он умрет. Я требую вашего герцогского слова как доказательства вашей любви.

Герцог

Даю вам слово, и оно свято.

(слуге)

Арестованного!

Картина седьмая

(Вводят Дженнаро.)

Лукреция

Что я вижу!

Герцог

Вы знаете его?

Лукреция

(Боже! какая судьба!)

Дженнаро

Ваша светлость велели вооруженной шайке схватить меня. Позвольте узнать, чем я заслужил такое необыкновенное насилие?

Герцог

Приблизьтесь, кавалер...

Лукреция

Я трепещу... Я боюсь...

Герцог

Какой-то дерзкий осмелился, среди белого дня, стереть преступной рукой со стены герцогского дворца высочайшее имя Борджиа. Преступника ищут...

Лукреция

Преступника... Это не он.

Герцог

Почему вы знаете?

Лукреция

Его тут не было сегодня утром. Это сделал кто-нибудь из его товарищей.

Дженнаро

Это неправда.

Герцог

Вы слышите... Будьте откровенны и признайтесь, если вы виновны.

Дженнаро

Я не привык лгать; так как честь мне дороже жизни. Герцог Альфонсо, я признаюсь: виновный это я.

Лукреция

(Несчастный!)

Герцог

(Лукреции)
Я дал вам свое герцогское слово...

Лукреция

Я желаю, Альфонсо, поговорить с вами несколько минут наедине. О, Боже, поддержи меня!

(По знаку герцога Дженнаро уводят.)

Картина восьмая

Герцог

Мы одни, что вам угодно?

Лукреция

Я желаю, синьор, чтобы вы пощадили жизнь этому молодому человеку.

Герцог

Как? Это была минутная жестокость! ваш гнев так скоро успокоился?

Лукреция

Это каприз... к чему ему умирать?... он так молод!... я ему прощаю.

Герцог

Я дал вам слово, синьора, и не изменю ему.

Лукреция

Как, герцог, можете вы отказать в такой пустой милости и государыне и супруге!

Герцог

Тот, кто оскорбил вас, должен быть наказан. Вы просили, и я поклялся, что он будет лишен жизни.

Лукреция

Простим ему; будем милосерды — и вы, и я. Милосердие — царская добродетель.

Герцог

Нет, я не могу.

Лукреция

И кто причиною, милый Альфонсо, вашей ненависти к Дженнаро?

Герцог

Кто?... Вы?

Лукреция

Я — говорите вы?

Герцог

Вы любите его.

Лукреция

(Что я слышу!)

Герцог

Да, вы любите его. Вы последовали за ним в Венецию.

Лукреция

Праведное небо!

Герцог

Даже теперь на вашем лице можно прочесть преступную любовь, которую вы чувствуете к нему.

Лукреция

Дон Альфонсо!

Герцог

Остановитесь.

Лукреция

Клянусь вам...

Герцог

Не марайте себя новым клятвопреступлением.

Лукреция

Дон Альфонсо!

Герцог

Наконец, пора мне жестоко отмстить за все оскорбления и сейчас гнев мой поразит твоего преступного сообщника.

Лукреция

Пощади, Альфонсо.

Герцог

Я хочу, чтоб недостойный погиб.

Лукреция

Сжалься!

Герцог

Во мне нет более жалости.

Лукреция

О берегись, подумай о самом себе, дон Альфонсо, мой четвертый муж; ты видел как я молила тебя, ты глубоко ранил меня; горе уступает место ярости, Борджиа еще может погубить тебя.

Герцог

Я знаю тебя: и если бы даже захотел, то не мог бы забыть, кто ты. Но вспомни, что я правитель Феррары и что ты в моей власти; предоставляю тебе решить: умереть ли ему от яду или от кинжала. Выбирай.

Лукреция

О Боже, Боже всемогущий!

Герцог

Скоро он погибнет.

Лукреция

Умоляю вас, остановитесь...

Герцог

Он умрет...

Лукреция

Не совершайте такого черного преступления.

Герцог

Выбирай.

Лукреция

Ах, не убивай его кинжалом!

Герцог

Будь осторожна, я около тебя; не надейся ни на что.

Лукреция

Несчастный! Предоставляю его судьбе... Жестокий, я сама умираю...

Картина девятая

(Вводят Дженнаро.)

Герцог

(к Дженнаро)
Я принужден уступить просьбам герцогини; она забывает ваш проступок, и я освобождаю вас.

Лукреция

(Ах, как он притворяется!)

Герцог

И, кроме того, я не могу лишить Адриатическое море, и в тоже время Италию, такого храброго защитника.

Лукреция

(Лицемер!)

Дженнаро

Благодарность, какую можно чувствовать за благодеяние, синьор, я чувствую. И если будет позволено мне теперь высказаться, не показав себя низким, то я скажу, что благодеяние ваше упало на человека, заслужившего его. Отец вашей светлости, окруженный враждебными батальонами, непременно бы погиб, если бы один искатель приключений не помог и не спас его.

Герцог

И это были вы?

Лукреция

Вы спасли ему жизнь?

Дженнаро

Это так.

Лукреция

Герцог!...

Герцог

(Недостойная надеется еще.)

Лукреция

(Ах, если бы чувства его переменились!)

Герцог

(к Дженнаро)
Хотите, кавалер, служить у меня?

Дженнаро

Вечное обязательство связывает меня с венецианским правительством, и клятва священна.

Герцог

(смотря на Лукрецию)
Я знаю, по крайней мере, это золото...

Дженнаро

С меня довольно того, что я получаю от своих начальников.

Герцог

В таком случае последуем древнему обычаю наших предков, и я надеюсь, что вы охотно осушите дружеский кубок.

Дженнаро

Это будет для меня, государь, высочайшей честью.

Герцог

Моя прелестная и благородная подруга будет нашим виночерпием.

Лукреция

(Положение худшее всякой смерти!)

Герцог

Останьтесь, герцогиня... Эй!...

(Лукреции)
Горе тебе, если скажешь хоть слово, если хоть знаком изменишь: человек этот не должен живым выйти от меня. Налей этого напитка, он известен тебе; отвращение твое может только удивлять.

Лукреция

Ах, если бы ты знал, на какое жестокое дело ты принуждаешь меня, как ты ни жесток, ты стал бы так же ужасаться, как я. Нет подобного чудовища и более черного преступления!

Дженнаро

(Никогда я не думал, что бы они были так со мною кротки; и прощение, дарованное ими, кажется мне сном. Мать моя! Этими благодеяниями я, вероятно, обязан твоим молитвам!)

Герцог

(к Дженнаро)
Ну, наливайте!

Дженнаро

Я ошеломлен такой честью.

Герцог

Вам, герцогиня.

Лукреция

(Варвар!)

Герцог

(Золотую вазу!)

Лукреция

(Боже великий!)

Герцог

Да спасет вас Бог, Дженнаро!

Дженнаро

Да распространятся милости Его и на вас.

(Они пьют.)

Лукреция

В природе нет такого чудовища, как ты!

Герцог

Трепещи за себя, клятвопреступница: он только первая жертва!

Дженнаро

О, матушка! Твоим молитвам обязан я этим спасением.

Герцог

(Лукреции)
Теперь, герцогиня, вы можете спокойно оставить его или проститься с ним.

(Он уходит.)

Картина десятая

Лукреция

Ах, какой луч надежды!

Дженнаро

Синьора, примите уважение благодарного сердца!

Лукреция

Несчастный, ведь ты выпил яд; ни слова — ты погибнешь! Бери и уходи; одна капля этой жидкости возвратит тебя к жизни. Спрячь, и уходи, торопись; да сохранит тебя Господь в своем милосердии!

Дженнаро

Что я слышу? Ах, мне не следовало бы надеяться найти при твоем дворе что-либо кроме смерти! Злой дух точно завязал мне глаза и внушил мне это роковое доверие. Может быть, жестокая, теперь рука твоя вручает мне мучительную смерть!

Лукреция

Доверься мне!

Дженнаро

Тебе!

Лукреция

Да, уходи! Герцог хотел твоей смерти, видя в тебе соперника.

Дженнаро

Страшное подозрение!

Лукреция

Он возвращается, чтобы лишить тебя жизни.

Дженнаро

Роковая нерешительность!

Лукреция

Выпей и уходи; умоляю тебя, Дженнаро: ради твоей матери, ради всего, что тебе дорого на свете!

(Он пьет.)

Ты спасен, Боже великий! Теперь беги, спеши!

Дженнаро

Если ты обманула меня, да будешь ты наказана тем, о сожалении у которого ты будешь молить!

* * *

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Картина первая

(Внутренность небольшого двора, на который выходит дом Дженнаро. Одно окно в доме освещено.)

Рустигелло и хор стражи

Окно освещено, он еще в Ферраре. Судьба благоприятствует герцогу; он отомстит своему сопернику. Идем, время теперь удобное: небо темно и площадь пуста. Но тише... Какой-то слышится шепот и легкий шум; это шаги чьи-то; кто-то приближается, теперь слышно яснее. Встанем в сторону и посмотрим потихоньку, кто идет и куда.

(Удаляются.)

Картина вторая

(Орсини стучит в дверь Дженнаро; тот отворяет и выходит.)

Дженнаро

Это ты?

Орсини

Я. Не хочешь ли, Дженнаро, идти к Негрони? Удовольствие, с тобой неразделенное, не радует меня.

Дженнаро

Важное обстоятельство вынуждает меня расстаться с тобой. Через несколько минут я уезжаю в Венецию.

Орсини

И меня одного здесь оставляешь? Не клялись ли мы не расставаться до самой смерти, несмотря ни на какие обстоятельства жизни, быть всегда заодно?

Дженнаро

Да, правда.

Орсини

Зачем же ты не держишь своего слова, как я держу свое?

Дженнаро

Так поедем вместе.

Орсини

Дождись рассвета, я поеду с тобой; а не воспользоваться любезным приглашением я не могу.

Дженнаро

Ах, твоя Негрони возбуждает во мне мрачное предчувствие.

Орсини

А меня больше пугает твой отъезд в ночную пору и в таком грустном настроении. Останься, Дженнаро!

Дженнаро

Выслушай, и если ты после того потребуешь, чтобы я остался, я останусь: здесь жизнь моя в опасности.

Орсини

Скажи мне, кто тебе угрожает? Кто?

Дженнаро

Говори тише!

(Говорит вполголоса с Орсини; в это время вдали показываются убийцы.)

Хор 1-й

Вы думаете — пора?

Хор 2-й

Нет, надо подождать.

Все

Пусть уйдет лишний.

Орсини

(смеясь)
А, ты подозреваешь там какую-нибудь засаду. Ах ты подозрительный!

Дженнаро

Молчи, неосторожный!

Орсини

Ты наивен! Разве ты не понимаешь женской хитрости? Чтобы возбудить в тебе чувство благодарности; она явилась твоею спасительницею. На чем основываешь ты свои опасения? Для ненависти причин нет; к тому же Негрони прелестная женщина, а герцог человек с возвышенной душой.

Дженнаро

Ты меня хорошо знаешь: я никогда не был трусом, и даже лицом к лицу со смертью храбрость не покидала меня; но теперь, идя в этот дворец, сердце мое полно тяжелыми предчувствиями.

Орсини

Поезжай, если хочешь, я желаю испытать свою судьбу.

Дженнаро

Ну, так прощай!

Орсини

Прощай, Дженнаро!

Дженнаро

Будь осторожен.

Орсини

Береги себя.

(Обнимаются и расходятся, потом останавливаются и возвращаются друг к другу.)

Дженнаро

Не могу тебя оставить.

Орсини

Мне также тяжело расстаться с тобой

Дженнаро

И я пойду с тобой на пиршество.

Орсини

А на рассвете поедем вместе.

Вдвоем

Клянусь вновь — какая бы ни была твоя судьба — делить ее с тобою.

Орсини

Милый Дженнаро!

Дженнаро

Дорогой Орсини!

Орсини

С тобой навсегда...

Дженнаро

И в жизни, и в смерти.

Вдвоем

Как два цветка на одном стебле, как две ветки на одном сучке, нас или озарит ясное солнце, или судьба приклонит к земле.

(Уходят.)

Картина третья

(Убийцы возвращаются, их удерживает Рустигелло.)

Рустигелло

Не преследуйте его!

Хор

Он удаляется от нас.

Рустигелло

Глупые! Он идет к Негрони.

Хор

В таком случае — хорошо.

Рустигелло

Он летит в западню.

Хор

Нет сомнения — его погибель неизбежна.

Все

Западня крепка, довериться ей можно; пусть слепой в нее идет, мы же удалимся, — нет надобности кинжалом убивать его.

Картина четвертая

(Великолепный зал во дворце Негрони. В глубине двустворчатая дверь. В середине великолепно убранный стол. Пажи, арабы стоят вокруг. За столом сидят дамы и кавалеры. Дженнаро, Ливеротто, Орсини, дон Вителлоцо, Губетта, Газелла, Петручи.)

Ливеротто

Да здравствует мадера!

Вителлоцо

И да здравствует рейнвейн! он греет и жизнь придает.

Газелла

Царь вин, это кипрское вино.

Петручи

Право, все вина хороши.

Газелла

Я люблю то, которое горит как искра, которую бог любви вложил в обольстительные глаза прелестной Негрони.

Все

За здоровье ее! Любовь сотворила ее, а Венера наделила ее всеми своими дарами.

Губетта

(Они пьяны: надо устроить так, чтобы они остались одни.)

Дженнаро

(Как мне скучно!)

Орсини

Как, Дженнаро, ты уходишь от нас?... Послушай-ка, какую я сочинил новую песню.

Губетта

Ха! ха! ха!

Орсини

Кто смеется?

Губетта

Все, тебя окружающие.

Орсини

Как?

Губетта

Единственный поэт!

Орсини

Не хочешь ли ты оскорбить меня?

Губетта

Если смех может тебя оскорбить, то я хохочу от всей души.

Орсини

Кастильский ренегат!

Губетта

Трастеверинский бретер!

Дамы

Боже, они хотят драться!

Ливеротто, Вителлоцо и Газелла

Что ты делаешь? успокойся, Орсини!

Дамы

Бежим, бежим отсюда!

Орсини и Губетта

Я хочу оставить тебе память обо мне, безумец, которая навеки сделала бы тебя спокойным и воздержанным.

Другие

Да полноте, ради уважения к нашей хозяйке, или сюда сбежится весь город.

Ливеротто

Успокойтесь хоть на минуту!

Вителлоцо

У вас будет время драться со шпагами в руках, как дворяне, а не с кинжалами, как убийцы.

Дженнаро

Но куда мы девали шпаги?

Орсини

Мы оставили их в другой комнате.

Дженнаро, Петручи и Газелла

Полно об этом думать.

Губетта

Давайте пить, господа!

Газелла

А между тем испуганные дамы ушли отсюда.

Губетта

Они возвратятся, и мы униженно попросим прощения.

Виночерпий

Сиракузского вина!

Все

Превосходно, право!

Дженнаро

(Маффио, ты видел? испанец не пьет.)

Орсини

(Что за важность? это очень просто; он, вероятно, пьян.)

Губетта

Теперь, друзья, Орсини может спокойно продекламировать нам свои стихи, так как нет человека, который сделался бы поэтом от этого вина.

Орсини

Да, на зло тебе!

Все

Балладу, Орсини!

Орсини

По опыту я знаю тайну быть счастливым, и друзьям своим я передам ее: пусть небо будет ясно или тучами покрыто, пусть ветер жжет или морозит, — я смеюсь, я пью и над безумцами смеюсь, которые о будущем хлопочут.

Все

Что заботиться о неизвестном будущем, когда сегодня мы можем предаться удовольствию!

Хор за сценой

Радости преступные похожи на несущийся дым!

Дженнаро

Что за голоса!

Орсини

Кто-нибудь подсмеивается над нами.

Все

Кто же это может быть?

Орсини

Я уверен, что над нами подшучивают дамы

Все

Ну, другой куплет, Орсини!

Орсини

Он готов. Надо юностью пользоваться; от веселья она не так быстро проходит. Если старость с бледным лицом станет меня преследовать и грозить жизни, я смеюсь, я пью и над безумцами смеюсь, которые о будущем хлопочут.

Все

Что заботиться о неизвестном будущем, когда сегодня мы можем предаться удовольствию!

Хор за сценой

Радости преступные похожи на несущийся дым!

Орсини

Дженнаро!

Дженнаро

Маффио, смотри... лампы тухнут.

Орсини

Шутка начинает быть серьезной.

Все

Уйдем! Двери заперты! У кого же мы?

Картина пятая

(Те же, Лукреция.)

Лукреция

У Лукреции Борджиа.

Все

Ах! Мы погибли.

Лукреция

Да, я Лукреция. Вы дали мне бал в Венеции, тягостный бал; я отвечаю вам ужином в Ферраре.

Все

Нам изменили.

Лукреция

Вы напрасно думали, что останетесь целы и невредимы и не наказаны. Оскорбление мое вполне отомщено. Пять гробов приготовлены для вас, так как яд, принятый вами, действует быстро.

Дженнаро

Пяти гробов мало, надо шестой.

Лукреция

Дженнаро, о Боже!

Дженнаро

Я сумею умереть с друзьями.

Лукреция

(солдатам)
Идите — заприте все двери, и какой бы вы не слышали шум, никто не смей войти сюда.

Орсини

Дженнаро!

Дженнаро

Друг мой!

Лукреция

Выходите!

Орсини и его товарищи

Ах, несчастные!

(Их уводят.)

Картина шестая

(Лукреция и Дженнаро.)

Лукреция

Ты здесь!.. и ты не бежал из Феррары? какой ужасный случай удержал тебя?

Дженнаро

Я все предчувствовал.

Лукреция

Ты снова отравлен.

Дженнаро

У меня есть противоядие.

Лукреция

Ах, я помню! Благодарю за это небо!

Дженнаро

Я умру со своими друзьями, или спасусь с ними.

Лукреция

Тут едва довольно для одного тебя; этого недостаточно для твоих друзей.

Дженнаро

Недостаточно для них?... В таком случае, синьора, мы умрем все.

Лукреция

Что ты говоришь?

Дженнаро

Вы первая приготовьтесь умереть от моей руки.

Лукреция

Я, Дженнаро? выслушай, безумец!...

Дженнаро

Я непоколебим.

Лукреция

Что делать? что сказать?

Дженнаро

Готовьтесь.

Лукреция

Ты мог бы ударить меня, убить?

Дженнаро

Да, убью: я в отчаянии; ты отняла у меня все, все: нечего медлить.

(Он поднимает кинжал, чтобы убить ее.)

Лукреция

Ты тоже Борджиа, твои предки — мои предки; избавь себя от страшного преступления, — не проливай своей собственной крови!

Дженнаро

Я Борджиа? о Боже! что я слышу!

Лукреция

Не спрашивай более. Выслушай меня! исполни мои просьбы: я не за себя молю; что мне жизнь? Я тысячи раз в день умираю, тысячи раз получаю удары в сердце, но я прошу за тебя; ах, не будь жесток к самому себе. Выпей, выпей! спеши! увы! чтобы предупредить действие яда...

Дженнаро

Я — Борджиа!

Лукреция

Время летит; уступи, ах, уступи моим мольбам!

Дженнаро

Маффио умирает.

Лукреция

Ради твоей матери!...

Дженнаро

Ты одна причина ее несчастий!

Лукреция

Нет, Дженнаро.

Дженнаро

Ты преследовала ее.

Лукреция

Не думай!

Дженнаро

Что ты с ней сделала?

Лукреция

Она жива и говорит с тобою, томимая горем и страхом.

Дженнаро

Боже, это ты!

Лукреция

Да, это я.

Дженнаро

Ты... Боже мой! силы меня покидают. Мать моя, если я всегда жил вдали от материнских объятий, пусть милосердный Бог соединит меня с тобою по крайней мере в минуту смерти... мать моя, прими мой последний вздох, я испускаю его у тебя на груди.

Лукреция

Мой Дженнаро, одно слово еще, из сострадания еще один взгляд!

Дженнаро

Мать моя... я... умираю.

Лукреция

Он умер, умер!

Картина седьмая

(Те же, Герцог и его свита.)

Герцог

Где он?

Лукреция

Смотри.

Все

Ах!

Лукреция

Он был сын мой, моя надежда, мое единственное утешение; он мог еще умилостивить ко мне Бога и возвратить меня к добродетели. Всякая надежда с ним погасла; сердце мое умерло с его сердцем; небо обрушило на мою голову свою грозную кару.

Хор

Страшная тайна! ужасный случай! На помощь к ней! она умирает.

КОНЕЦ

* * *