Золото Рейна

Предвечерие тетралогии «Кольцо Нибелунга»
ЛИБРЕТТО Р. ВАГНЕРА

Поддержите проект

Для дальнейшей работы сайта требуются средства на оплату хостинга и домена. Если вам нравится проект, поддержите материально.


Действующие лица:

Боги:
Вотан, верховной бог бас-баритон
Фрикка, его жена, богиня брачных уз меццо-сопрано
Доннер, бог грома бас или баритон
Фро, бог солнца, дождя и плодов тенор
Фрейя, богиня юности и красоты сопрано
Логе, полубог огня тенор
Эрда, богиня земли контральто

Нибелунги (карлики):
Альберих баритон
Миме, его брат тенор

Великаны:
Фазольт бас
Фафнер, его брат бас

Дочери Рейна (русалки):
Воглинда сопрано
Вельгунда сопрано
Флосхильда меццо-сопрано

Действие происходит в глубинах Рейна, на горных высях и в подземном царстве нибелунгов в сказочные времена.


На дне Рейна. Зеленоватые сумерки, более светлые к верху и более тёмные к низу. Верхняя часть сцены заполнена волнующейся водной массой, которая безостановочно течёт справа налево. Ниже вода словно разрежается в сырой туман, всё более и более теряющий свою плотность, так что пространство от самого дна на человеческий рост кажется совсем свободным от воды, которая стелется и движется, подобно облакам, над этой тёмной глубью. Повсюду высятся крутые утёсы рифов, обрамляя сцену. Дикие, зубчатые глыбы скал сплошь покрывают всё дно, так что оно нигде не представляет ровной плоскости; в полнейшем мраке можно предположить ещё более глубокие расселины. Посреди сцены возвышается скала, стройная вершина которой доходит до более плотных и, сравнительно, более светлых водных слоёв; вокруг этой скалы, грациозно плавая, кружится одна из дочерей Рейна.

Воглинда

Weia! Waga!
Вольные волны,
вечная влага!
Wagala weia!
Wallala, weiala weia!

Голос Вельгунды

(сверху)
Воглинда одна у скалы?

Воглинда

С Вельгундой я буду вдвоем!

Вельгунда

(Опускается с верхних вод к скале.)

На страже ли ты?

(Она старается поймать Воглинду.)

Воглинда

(Быстро уплывает от нее.)

Ближе взгляни!

(Играя, они дразнят и ловят одна другую.)

Голос Флосхильды

(сверху)
Heiala weia!
Буйные сестры?

Вельгунда

Флосхильда, плыви!
Воглинду лови!
Вместе беглянку поймаем!

Флосхильда

(Опускается ниже и проплывает между играющими.)

Нельзя шалить, —
золото спит!
Ложе его вам надо хранить,
иль плачем кончите смех!

С веселыми криками обе сестры уплывают в разные стороны. Флосхильда старается поймать то одну, то другую; они ускользают от нее и, в конце концов, соединяются, чтобы сообща гоняться за Флосхильдой. Так носятся они, подобно рыбкам, от скалы к скале, шаля и смеясь.

Тем временем из омута вылезает Альберих; он появляется в мрачной расселине и карабкается на один из рифов. Еще окруженный тьмою, он останавливается и с возрастающим удовольствием глядит на игру водяных дев.

Альберих

Хе, хе! Русалки!
Как вы красивы, — зависть берет!
Подземную ночь
бросить я рад
ради стройных сестриц!

(Услышав голос Альбериха, русалки прерывают игру.)

Воглинда

Ах, кто там!

Вельгунда

Чей голос во тьме?

Флосхильда

Кто нас сторожит?..

(Они ныряют глубже и узнают Нибелунга.)

Воглинда и Вельгунда

Тьфу! Чудовище!

Флосхильда

(быстро всплывая наверх)
Сестры, к скале!
Враг он наш, —
сказал так отец!

(Обе сестры следуют за нею, и все три поспешно соединяются возле средней скалы.)

Альберих

Эй, красотки!

Дочери Рейна

Что хочешь ты, гадкий?

Альберих

Разве нельзя
на вашу игру поглядеть?
Ниже нырните, ко мне:
с вами и я
порезвится не прочь!

Воглинда

Играть хочет с нами?

Вельгунда

Дразнит он нас!

Альберих

Как вы блестите
в мерцаньи волн!
Если бы нежно одна скользнула на дно, —
я рад бы рыбку обнять!

Флосхильда

Смешон мне мой страх:
наш недруг влюблен!

(Они смеются.)

Вельгунда

Блудливый урод!

Воглинда

Он нас узнает!

(Она опускается на вершину скалы, к подошве которой подошел Альберих.)

Альберих

Спустилась одна...

Воглинда

Ко мне подымись!

Альберих

(С проворством гнома лезет на вершину скалы, но принужден несколько раз останавливаться.)

Гадкий гладень,
голая глыба!
Напрасный труд!
Рукой и ногой
не могу я никак
за уступ ухватиться!

(Он чихает.)

В ноздри мне
сырость проникла!
Проклятый кашель!

(Он приблизился к Воглинде.)

Воглинда

(смеясь)
С шумным плеском
жених пришел!

Альберих

Прижмись ко мне,
ребенок-жена!

(Он старается обнять ее.)

Воглинда

(увертываясь от него)
Хочешь меня, —
так скроемся здесь!

(Она уплывает к другой скале. Сестры смеются.)

Альберих

(Почесывает себе затылок.)

Ушла? Ну, вернись!
Вплавь приблизься!
Трудно мне,
что тебе так легко!

Воглинда

(Всплывает на третью скалу, более низкую.)

Ниже спустись,
на дне будет легче!

Альберих

(поспешно слезая)
Чем ниже, тем лучше!

Воглинда

(Быстро уплывает в сторону, на высокий утес.)

Не худо и выше!

(Сестры смеются.)

Альберих

Как прыгнуть мне к ней,
упрямой, вновь?
Ну, погоди же!

(Он торопливо начинает карабкаться к ней.)

Вельгунда

(Опустилась на более низкую скалу, в другом конце сцены.)

Слушай, прелестник!
Нежный жених!

Альберих

(оборачиваясь)
Зовешь ты меня?

Вельгунда

Совет мой прими:
ко мне сватайся,
к светлой Вельгунде!

Альберих

(Поспешно пробирается по каменистому дну к Вельгунде.)

Светлее ты
сестрицы трусливой:
она, как рыба
скользит из рук!
Нырни пониже,
будь мне женою!

Вельгунда

(немного опускаясь к нему)
Довольно ли так?

Альберих

Нет, нет! Еще!
Меня рукою
гибкой обвей,
дай мне к груди твоей
жадно прижаться
и с ласкою сладостной
слиться с тобою в объятьи!

Вельгунда

Если любви
и страсти ты жаждешь, —
позволь, красавец,
взглянуть на тебя...
Тьфу! Лохматый,
немытый горбун!
Черный, чадный,
мозолистый гном!
Ты по себе подругу ищи!

Альберих

(Пытается силою удержать ее.)

Не мил я тебе, —
но ты уж моя!

Вельгунда

(быстро всплывая к средней скале)
Твоя, но только в мечтах!

(Сестры смеются.)

Альберих

(пуская ей в след злобную брань)
Лгунья ты!
Злая, холодная тварь!
Груб я и грязен?
Гладкого глянца
нет на мне?
Ну, милуйся с ужами,
если я не гожусь!

Флосхильда

Зачем ворчишь?
Не унывай!
Ты сватался к двум, —
к третьей попробуй:
может быть,
здесь ты любовь найдешь...

Альберих

Чудный зов
песней звучит!
Я рад, что вас
трое сестер:
из трех хоть одной я понравлюсь,
с одной один я остался б!
Чтоб я поверил,
ты сверху спустись!

Флосхильда

(Опускается к Альбериху.)

Вы, сестры, глупы,
вы ослепли, —
разве он некрасив?

Альберих

(торопливо приближаясь к ней)
Твои сестрицы
сами уроды,
если с тобой их сравнить!

Флосхильда

(ласкаясь)
О, пой, красавец,
пой еще,
чаруя сладко мой слух!

Альберих

(доверчиво прикасаясь к ней)
В груди дрожь,
я весь трепещу,
слыша такую хвалу!

Флосхильда

(мягко отстраняя его)
Твой лик блаженный
пленил мой взор!
Ты улыбкой ясной
увлек мой дух!

(Она нежно привлекает его к себе.)

Дивный супруг!

Альберих

Дева-краса!

Флосхильда

Верен мне будь!

Альберих

Вся мне отдайся!

Флосхильда

(совершенно держа его в своих руках, пылко)
Этот колющий взгляд,
этот ком бороды
ласкают и нежат меня!
Этой гривой колючей
грязных волос
меня обвей ты навеки!
Ты на жабу похож,
ты так хрипло кричишь —
о, если б только тебя
видеть и слышать могла я!

(Воглинда и Вельгунда опустились к ним и теперь разражаются звонким смехом.)

Альберих

(испуганно выпадая из объятий Флосхильды)
Злая шутка опять?

Флосхильда

(внезапно вырываясь)
Так кончилась песня моя!

(Вместе с сестрами она быстро всплывает наверх и присоединяется к их смеху.)

Альберих

(пронзительным голосом)
Горе! Увы мне!
Тоска! Тоска!
И третья сестра
дразнила меня!
О, злое племя!
Лжи вы полны и разврата!
Нет в вас стыда,
коварные дочери вод!

Три Дочери Рейна

WaJlala! Lalaleial Lalei!
Heia! Heia! Haha!
Скоро ль ты, скучный,
брань свою бросишь?
Слушай слово услады:
старайся, робкий,
крепко схватить
русалки стройный стан!
Ловкий любовник ей люб, —
верна ему она!
Прыгай смелей,
упрямых лови —
нелегко им будет уплыть!

(Они плавают порознь в разных направлениях — то глубже, то выше, чтобы вызвать Альбериха на преследование.)

Альберих

Жадных желаний
жгучий огонь
в крови горит!
Страсть и ярость
страшной бурей
рвутся из сердца!
Гнусен вам жалкий гном,
но жаждой гневной томим,
одну из вас он обнимет!

Он принимается за охоту с отчаянным напряжением сил; с ужасающим проворством карабкается он со скалы на скалу, прыгает с одного утеса на другой, пытается схватить то одну из девушек, то другую; но они с насмешливым хохотом постоянно увертываются от него. Он спотыкается, падает в глубокие ямы, потом снова лезет поспешно наверх, — пока, наконец, не теряет терпения: пылая бешенством, задыхаясь, он останавливается и кулаком грозит русалкам.

Альберих

(едва владея собою)
О, только бы достать!..

Он пребывает в безмолвной ярости, устремив глаза кверху, где взгляд его внезапно привлекается и приковывается нижеследующим зрелищем.

Сквозь водную массу сверху проникает сияние, которое становится все ярче и ярче, разгораясь наконец на вершине средней скалы ослепительным, лучезарно-золотистым блеском: с этого момента волшебный золотой свет разливается по воде.

Воглинда

О радость,
заря улыбнулась волнам!

Вельгунда

Сквозь пучину вод
ласкает она колыбель...

Флосхильда

Вот сонное око
будит лобзаньем...
Вот трепещет
лучистый взор...

Воглинда

Озаряя мглу,
льется свет золотой!

Все три вместе

(грациозно плавая вокруг скалы)
Heia jaheia!
Heiaiacheia!
Wallala lalala leia jahei!
Радость Рейна!
Ласковый луч!
Прекрасен твой кроткий свет!
Благостный блеск
Heia jaheia!
Heiaiacheia!
Здравствуй, друг!
Бодрым будь!
Дивной игрою
греешь ты нас!
Пламенный блеск
к пляске влечет, —
и рады мы плавать
с пеньем любовным
вокруг колыбели своей!
Радость Рейна!
Heia jaheia!
Heiaiacheia!
Wallala lalala leia jahei!

Русалки с возрастающим наслаждением плавают вокруг скалы. Вся река сверкает теперь ярким блеском золота.

Альберих

(глаза которого, властно привлеченные блеском, неподвижно устремлены на золото)
Эй вы, девчонки!
Что там у Вас блестит?

Три Дочери Рейна

Золота Рейна не знать
может только грубый дикарь!

Вельгунда

Не знает гном
золотого глаза,
что днем от сна встает?

Воглинда

О звезде подводной
он не слыхал,
что ярко в волнах горит?

Все три вместе

В блеске зыбком
скользим мы привольно!
Хочешь, робкий,
быть светлой рыбкой, —
так с нами вместе ныряй!

(Они смеются.)

Альберих

Лишь игрушкой
служит сокровище вам?
Забава пустая!

Воглинда

Не стал бы гном
клад наш хулить,
знай он заветную тайну...

Вельгунда

Весь мир властно
наследует смелый,
Золото Рейна в перстень сковав:
в том перстне — безмерная мощь!

Флосхильда

(к сестрам)
Поведав тайну,
отец велел нам
стражей зоркой
блюсти наш клад, чтоб из глуби он не был похищен:
так бойтесь много болтать!

Вельгунда

Бранишь напрасно,
разумница, нас!
Вспомни сама, —
кто лишь один
сковать сумеет кольцо?

Воглинда

Тот, кто отвергнет
власть любви,
кто сладких ласк
лишит себя, —
лишь тот волшебною силой
из золота перстень скует!

Вельгунда

И злой заботы
не знаем мы:
кто же любовь отринет?
Жаждет ее все живое!

Воглинда

А больше всех он,
блудливый горбун:
огонь любви губит его!

Флосхильда

Я близ него
забыла боязнь:
он меня чуть не сжег
жаром своим!

Вельгунда

Пылает он,
пламенеет весь:
в веселых волнах
сера шипит!

Все три вместе

(к Альбериху)
Wailaia! Wallaleia lala!
Влюбчивый Альбе,
будь веселей!
В этих ярких бликах
красой ты блестишь!
Плыви, милый
красавец, наверх!

(Смеясь, они плавают в блеске волн по разным направлениям.)

Альберих

(Неподвижно устремив взгляд на золото, хорошо слышал болтовню сестер.)

Весь мир властно
в наследье добыть чрез тебя?
Проститься с любовью,
но хитростью плоть утолить?

(страшно громко)
Смейтесь еще:
вот Нибелунг вас насмешит!

В бешенстве прыгает он к средней скале и с неистовой поспешностью карабкается на ее вершину. Девушки с криками разлетаются врозь и быстро всплывают в разных концах сцены.

Три Дочери Рейна

Heia! Heia! Heiajahei!
Гневен он!
Спасайтесь скорей!
От его прыжков
искры летят!
Взбесился он от любви!

(Они смеются в безумной самонадеянности.)

Альберих

(Последним прыжком достигает вершины скалы и простирает руку к золоту.)

Я вам смешон?
Так смейтесь в мраке,
дочери вод!
Ваш свет погаснет навек:
я золото рву из недр,
мстительный перстень скую, —
и дрогнет весь мир:
я любви шлю проклятье!

С ужасной силой он вырывает золото из скалы и поспешно устремляется с ним в глубину, быстро исчезая в ней. Вся сцена внезапно заполняется непроницаемым мраком. Девушки вне себя ныряют в глубину за похитителем.

Дочери Рейна

(отчаянно вскрикивая)
Вора держите!
Дерзкий злодей!
Горе! Горе!
Тьма! Ах!

Воды спускаются вместе с ними в глубину. Совсем внизу, из-под земли, раздается резкий насмешливый хохот Альбериха. Скалы исчезают в глубочайшем мраке. Вся сцена, сверху и снизу, заполнена черной массой волнующихся вод, которые некоторое время все еще словно опускаются вниз.

Мало-помалу волны превращаются в облака, которые постепенно проясняются, разрежаясь в прозрачный туман, по мере того как свет, брезжащий позади них, становится ярче.

Когда туман, в виде нежных облачков, совершенно исчезает в вышине, открывается привольная местность на горных вершинах, сначала еще подернутая сумерками рассвета. Утренняя заря возрастающим сиянием освещает замок с блестящими зубцами, которым увенчан высокий утес на заднем плане. Между этим утесом и авансценой предполагается глубокая долина, где течет Рейн. В стороне, на цветочной лужайке, лежат Вотан и, рядом с ним, Фрика; оба спят.

Замок уже виден совершенно ясно. Фрика просыпается; ее взор падает на замок. Она охвачена изумлением и страхом.

Фрика

Вотан, проснись!
Супруг мой!

Вотан

(тихо; во сне)
Ограды дивной врата
героев ведут в чертог:
слава мужа,
властная мощь —
светлый и вечный завет...

Фрика

(Расшевеливает его.)

Прочь сновидений
сладкий обман!
Опомнись, встань и взгляни же!

Вотан

(Проснувшись, приподымается; очертания замка тотчас же приковывают к себе его взор.)

Бессмертных мечтаний венец!
На горном гребне —
оплот богов:
гордо блещет
пышный дворец!
Как в видениях сна,
как в желаньях моих, —
вот он встал
радуя взор, —
замок властных надежд!

Фрика

Меня пугает
счастье твое!
Ты замку рад, —
мне страшно за Фрейю!
Вспомни скорей, беззаботный,
чем должен ты заплатить!
Готов твой замок —
пропал твой залог:
ты помнишь ли свой договор?

Вотан

О да, строителям замка
расплату я обещал;
договором я
спесивых смирил
и побудил
чертог мне воздвигнуть:
он вырос, — слава сильным! —
а цены ты не страшись.

Фрика

Твоя беспечность преступна!
Весел ты бессердечно!
О, если б знать я могла
обманный ваш договор!
Но жен вы всегда
удаляете смело,
чтоб глухо, втайне от нас,
вступать с великанами в сделки:
так, без стыда
вы продали дерзко
Фрейю, сестру дорогую,
торгом низким гордясь!
Что вам священно,
жестоким сердцам?
Манит вас только власть!

Вотан

(спокойно)
Ей чужда ли
Фрика была,
о замке мечтая со мной?..

Фрика

Ах, дрожа за верность твою,
печально я мечтала, —
как заставить супруга
странствий желанье забыть:
в мирном жилище,
в счастье семейном
мог бы найти ты
отрадный покой...
Но об одном ты мечтал —
усилить мощь свою,
грозным щитом
власть увеличить:
во имя воинственной бури
возник этот гордый дворец!

Вотан

(улыбаясь)
Мужа в твердыне
пленить ты хотела, —
но должен бог быть свободен,
даже в стенах плененный,
мир безгранично
себе покорять:
жаждет движенья
все, что живет, —
и жизни я не оставлю!

Фрика

О, холодный,
жалкий супруг!
За господства тень,
за власти тщету
готов ты позорно отдать
честь и любовь жены?

Вотан

(серьезно)
Не я ли с глазом простился,
когда в супруги
сватал Фрикку мою?
Упреки странны твои!
Женщин, ты знаешь,
я чту высоко,
и Фрейю, голубку,
я не отдам;
смешно и думать о том!

Фрика

(с боязливой тревогой заглядывая в сторону)
Спасай же ее:
бежит к нам она
в страшной, бессильной тоске!

Фрейя

(поспешно вбегая, словно спасаясь от преследования)
Вотан, Фрика!
Скройте вы Фрейю!
Вон там, с утеса,
мне грозил Фазольт:
за мною тотчас придет он!

Вотан

Пусть придет!
Но где же Логе?

Фрика

Больше всех хитрецу
ты поверить готов!
Он много зла нам принес —
и ловит вновь тебя в сети...

Вотан

Где путь борьбы прям,
там все я сам решаю;
но лишь хитрый ум
из козней вражьих
может пользу извлечь, —
и Логе знаком этот путь.
Придумал он договор,
но клялся Фрейю не выдать;
я Логе верю вполне.

Фрика

А он бросил тебя!
Смотри, спешат
великаны сюда:
что ж медлит хитрый твой друг?

Фрейя

Ко мне бегите, братья!
Мой Фро, помоги мне,
если Вотан покинул меня!
На помощь, Доннер!
Братья! Братья!
Ах, спасите сестру!

Фрика

Вместе все тебя продавали, —
и вот все скрылись теперь...

Входят великаны Фазольт и Фафнер, вооруженные могучими кольями.

Фазольт

(к Вотану)
Сон твой
сладок был;
а мы всю ночь
таскали груды скал.
Сон забыв и покой,
мы вздымали
толщу стен;
мощь ворот
дом хранит,
и увенчан башней
стройный зал.

(указывая на замок)
Вот твой
крепкий замок;
светом дня он озарен.
Властвуй в нем,
нам — плату дай!

Вотан

Я рад заплатить;
чего же вы хотите?

Фазольт

Хотим того,
что выгодно нам.
Ужели ты забыл?
Фрейю, богиню,
светоч желанный,
берем себе,
как был договор!

Вотан

(быстро)
С ума вы сошли
с договором своим?
Платы нет такой,
Фрейю я не отдам!

Фазольт

(Совершенно ошеломленный, некоторое время стоит, не произнося ни слова.)

Что слышу? Ха!
Значит, обман?
Измена словам?
Не копьем ли
сам ты хранишь
договоров крепких руны?

Фафнер

(насмешливо)
Мой умный братец,
понял плутню теперь?

Фазольт

Светлый бог,
легкий в слове!
Слушай мой совет:
договорам верен будь!
Что ты есть,
тем ты стал лишь условно,
и власть твою
только разум хранит!
Мудрее ты,
острее, чем мы,
мирным господством
связал ты нас;
но я кляну твой разум,
я бегу жизни мирной,
если открыто
ты перестал
свои договоры блюсти!
Я, глупый, подал
мысль тебе:
ты, мудрый, вникни в нее!

Вотан

Хитро всерьез ты принял то,
что мы в шутку решили!
Прекрасен богини
светлый лик,
зачем, вам, грубым, она?

Фазольт

Грубы мы?
Нет, неправда!
Вам красота дана,
в ней лишь вся ваша мощь,
но страшно жить вам
без башен и стен, —
замок вам нужней
нежной прелести жен!
Мы, дурни, мучились
грубым, тяжелым трудом,
о деве мечтая,
о кротком луче
во тьме бедной жизни...
И наш торг вышутил ты?

Фафнер

(к Фазольту)
Брось болтать пустое;
не в том Фрейи цена, —
пользы в ней
нам мало,
но отнять ее
у них нам полезно.

(тихо)
В роще Фрейи
яблоки зреют златые;
холить их
только Фрейя умеет;
родня ее,
ими питаясь,
вкушает сок
юности вечной.
Но богам
грозит злая старость,
слабы вдруг
станут они,
если Фрейю утратят.

(грубо)
Вот и надо ее увести!

Вотан

(в сторону)
Логе все нейдет!

Фазольт

(к Вотану)
Живо дело решай!

Вотан

Требуй мзды иной!

Фазольт

Не надо:
Фрейю хотим!

Фафнер

(к Фрейе)
Эй, ты! К нам иди!

(Они надвигаются на Фрейю.)

Фрейя

(отбегая)
Ах! Нет мне спасенья!

(Поспешно входят Доннер и Фро.)

Фро

(принимая Фрейю в свои объятия)
Ко мне, Фрейя!

(к Фафнеру)
Прочь ступай, дерзкий!
Фро ей защитник!

Доннер

(становясь перед великанами)
Фазольт и Фафнер,
вы испытали,
как тяжек молот мой?

Фафнер

Смеешь грозить?

Фазольт

Что лезешь ты?
Драк мы не хотим,
нам только плата нужна.

Доннер

(потрясая молотом)
Не раз Доннер
дань вам платил;
теперь он рад опять
плату отвесить глупцам!

Вотан

(протягивая копье между противниками)
Стой, безумец!
Насилье оставь!
Хранит договоры
копье мое:
тяжкий свой молот спрячь!

Фрейя

Горе! Вотан
Фрейю покинул!

Фрика

Так в сердце твоем
жалости нет?

Вотан

(Отворачивается и видит появляющегося Логе.)

Вот и Логе!

(к Логе)
Ты не спешишь
темное дело,
что сам затеял,
распутать!

Логе

(Поднялся из долины на заднем плане.)

Как? Я затеял
темное дело?
Не то ли, что с ними
ты в совете решил?
Лишь глуби и выси
манят меня;
мирный дом
не нужен мне.
Доннер и Фро
желают семейных благ, —
вот женихам
готов теплый приют.
А гордый зал,
твердыню стен —
строить сам Вотан велел...
Дом и двор, —
все уж есть:
желанный чертог
теперь воздвигнут вам.
Постройку их
осмотрел я сам, —
хотел узнать,
крепко ли все:
Фазольт и Фафнер
себя превзошли, —
прочней нет ничего!
Я не был праздным,
подобно другим:
тот лжет, кто Логе бранит!

Вотан

Ты снова
вздумал вилять?
Речью лукавой
бойся меня обмануть!
Из всех богов
один я, твой друг,
принял тебя
в этот круг, враждебный тебе.
Итак, подай совет!
Когда построить дворец
ценой Фрейи решили,
я дал согласье
лишь потому,
что ты тогда мне поклялся
бесценный залог спасти...

Логе

С горячим рвеньем
все обдумать,
что тут поможет,
в том клятву я дал.
Но непременно
найти ту вещь,
которой нет, —
возможно ль в этом поклясться?

Фрика

(Вотану)
Вот, смотри,
как он предан тебе!

Фро

Ты не Логе, —
зовут тебя Ложью!

Доннер

Огонь проклятый,
погасни, сгинь!

Логе

Свой позор скрывая,
бранят меня дурни!

(Доннер и Фро хотят напасть на него.)

Вотан

(удерживая их)
Не смейте друга дразнить!
Недаром он молчит:
верно, ценный
совет он даст,
если медлит и ждет.

Фафнер

Будет медлить!
Надо платить!

Фазольт

Ждать мы не хотим!

Вотан

(строго и настойчиво обращаясь к Логе)
Теперь брось шутить
и скажи:
где долго так ты блуждал?

Логе

Вечно все
неблагодарны мне!
О пользе твоей
полон забот,
обшарил я бурно
всю землю, весь мир, —
искал достойное Фрейи,
чтоб великанам вручить...
Искал тщетно,
и вижу теперь:
в красоте миров
нет ничего,
что могло бы мужам заменить
отраду женских чар!..

(Все изумлены и различным образом поражены.)

Где жизнь веет и реет, —
в воде, в лесу, в горах, —
там слушал,
там вопрошал я
цветение сил
и трепет дыханий:
что же мужей
влечет сильней,
чем ласки нежные жен?
Но где жизнь веет и реет, —
осмеян был
мой лукавый вопрос:
в воде, в лесу, в горах
радости нет
сильней любви!

(Разнообразное движенье.)

Один нашелся,
сказавший любви прости:
золотой огон
иную в нем страсть зажег...
Мне Рейна светлые дети
поведали горе свое:
Ночь-Нибелунг,
Мрак-Альберих
ласки любовной
не добился от них;
в отмщенье он
Золото Рейна украл.
Оно ему
дороже всего, слаще любовных ласк.
Об игрушке своей,
о звездочке вод
тоскуют русалки горько;
к тебе, Вотан,
плач их летит:
накажи отважного вора,
верни бедняжкам
золото снова, —
пусть вечно они им владеют!

(Общее сочувственное движение.)

Я поклялся,
что ты все узнаешь, —
и слово Логе сдержал...

Вотан

Глуп ли ты,
иль слишком затейлив?
Ты видишь, сам я в беде, —
как мне другим помогать?

Фазольт

(который внимательно прислушивался, обращается к Фафнеру)
Не рад я, что клад у Альбе;
нам вред большой причиняя,
всегда умеет он
из наших рук ускользнуть.

Фафнер

Он замыслит
новые козни,
если стал сильней.
Эй ты, Логе!
Правду скажи:
какой в том золоте прок,
если гном доволен им?

Логе

В тьме волн
оно только светит,
радуя милых детей;
но если сковать
кольцо из игрушки, —
можно всевластным стать
и мир себе покорить.

Вотан

(в раздумьи)
Я слыхал
о золоте рейнском:
тайну рун хранит этот красный блеск, —
власть без меры
можно добыть кольцом...

Фрика

(тихо Логе)
Может ли
живой игрою
золота блеск
и женской служить красоте?

Логе

Супруга верность
упрочит жена,
если наденет
светлый убор,
что в искрах гномы сковали,
бодрые перстня рабы.

Фрика

(ласкаясь к Вотану)
Быть может, достанет
Вотан кольцо?..

Вотан

(Кажется все более и более прельщенным.)

Владеть этим перстнем
я считаю полезным.
Но как, Логе,
тайну узнать?
И кто мне перстень скует?

Логе

Никто не знает
этих тайных чар;
в них проникнет
лишь тот, кто сам дерзнет
отречься от любви...

(Вотан с негодованием отворачивается.)

Тебе нельзя,
да и слишком поздно:
Альберих медлить не стал!
Он смело добыл
волшебный дар, —
кольцо сумел он сковать!

Доннер

(Вотану)
Зло он может
нам принести,
владея перстнем могучим.

Вотан

Моим быть он должен!

Фро

Без труда
овладеть им можно теперь...

Логе

(резко)
Да, детским путем, —
ну, совсем шутя!

Вотан

И этот путь?

Логе

Грабеж!
То, что вор взял, —
у вора возьми:
что может быть проще, скажи?
Но не дремлет враг,
зоркий Альберих;
тут нужна
тонкая хитрость,
чтобы вора наказать
и русалкам Рейна
на дно реки
вернуть золото снова:
об этом молят они...

Вотан

Русалки Рейна?
Вот странный совет!

Фрика

Этих водных сестер
я знать не желаю:
на горе мне,
чары их
мужей увлекают на дно.

Вотан стоит молча, в борьбе с самим собою. Остальные боги напряженно глядят на него в безмолвном ожидании. Тем временем Фафнер на стороне совещался с Фазольтом.

Фафнер

(Фазольту)
Верь мне, выгодней Фрейи
рейнский клад золотой:
верна и юность тому,
кто кольцом ее покорит.

Жесты и мимика Фазольта показывают, что он чувствует себя убежденным против воли. Фафнер и Фазольт снова приближаются к Вотану.

Фафнер

Ну, вот что
решили мы с ним:
Фрейя пусть будет вашей, —
я нашел
плату полегче:
довольно было бы с нас
и золота рейнских вод.

Вотан

Шутите вы?
Чем я не владею,
то подарю вам, бесстыдным?

Фафнер

Труд тяжкий
мы понесли;
нам хитрая сила чужда, —
ты же ею
можешь легко
поймать Нибелунга в сеть.

Вотан

Для вас, дурней,
с Альбе возиться?
Для вас вора ловить?
Дерзки вы
и алчны безмерно,
зная милость мою!

Фазольт

(Внезапно схватывает Фрейю и вместе с Фафнером отводит ее в сторону.)

Сюда, к нам!
Иди, иди!
У нас будешь ты жить,
если выкупа нет!

(Фрейя громко вскрикивает; все боги охвачены крайним смущением.)

Фрейя

Горе! Горе! Ах!

Фафнер

Прочь отсель!
Живо домой!
В залоге — знайте все —
Фрейя будет у нас;
к закату солнца
мы вновь придем,
и если выкуп,
нам потребный,
лежать не будет здесь...

Фазольт

(перебивая)
Тогда, без отсрочки,
с Фрейей проститесь, —
навек уйдет к нам она!

Фрейя

(вскрикивая)
Фрика! Братья!
Спасите! Ах!

Великаны, поспешно удаляясь, уносят Фрейю; смущенные боги слышат ее жалобный крик, замирающий в отдалении.

Фро

Вслед побежим!

Доннер

Пусть же все гибнет!

(Они вопросительно смотрят на Вотана.)

Логе

(глядя вслед великанам)
Через камни вниз к реке
оба идут...
Вот теперь широкий Рейн
в брод переходят...
Грустно так
наша Фрейя
висит у них за плечами!
Хейя, хей!
Все дальше болваны спешат!
Уж в долину входят они!
До границы своей
так будут идти!

(Он поворачивается к богам.)

Забылся Вотан в мечтах?
Что скажут боги теперь?

Белесоватый туман заполняет сцену, становясь все гуще и гуще; в этом тумане боги постепенно приобретают блеклый и старообразный вид, все стоят неподвижно, охваченные робостью и устремляя на Вотана взгляды, полные ожидания. Погруженный в свои мысли, Вотан смотрит в землю.

Логе

Грезы ли дразнят?
Свет- ли померк?
В одно мгновенье
цвет ваш увял!
Где румянец ваших щек?
Где блеск ваших светлых очей?
Ну, мой Фро!
Полно грустить!
У тебя, Доннер,
уж валится молот!
Что стало с Фрикой?
Ей, верно, скучно,
что Вотан вдруг поседел
и стал совсем стариком?

Фрика

Горе! Горе!
Как тяжело!

Доннер

Дрожит рука...

Фро

Нет сил дышать...

Логе

Ах, вот что! Вот в чем дело!
Живых плодов
сегодня никто не вкусил!
Ведь яблоки Фрейи,
плоды золотые,
вам силу и юность дают, —
каждый день надо их есть!
Но вот садовницу
вы заложили, —
и на ветках плод
засох, завял,
готов сгнить и опасть.
Мне горя меньше;
со мной скупилась
Фрейя всегда,
ценных жалея плодов:
ведь мне не та цена,
как, блаженные, вам!
Но вы, — вы живете
от цветущих плодов;
великаны, узнав о том,
на вашу жизнь
хотят посягнуть;
беда вам, если так!..
Юность поблекнет, —
старость придет
жалкая дряхлость, —
и, на всемирный позор,
зачахнет род богов...

Фрика

(робко)
Вотан, супруг!
Горе тебе!
Видишь, как слепо
ты, смеясь,
всех нас в стыд
и страх поверг!

Вотан

(выпрямляясь с внезапной решимостью)
Эй, Логе!
Идем со мной!
Мы в Нибельхейм спустимся мрачный:
я выкуп должен достать!

Логе

Русалки Рейна
молят тебя:
так можно подать им надежду?

Вотан

(вспыльчиво)
Ах, умолкни!
Фрейю, голубку, —
Фрейю выкупить надо!

Логе

Лишь прикажи, —
я твой слуга;
прямо вниз
спустимся мы через Рейн?

Вотан

Нет, не хочу!

Логе

Так в серном ущельи
найдем мы путь:
в него скользни вслед за мной!

(Он идет вперед и исчезает в боковой расселине, откуда тотчас же вырываются клубы сернистых паров.)

Вотан

Вы ждите нас
до ночи здесь:
я выкуп достану
и золотом юность спасу!

Он спускается вслед за Логе в расселину; вырывающиеся из нее сернистые пары распространяются по всей сцене и быстро заполняют ее плотными облаками. Оставшихся на сцене богов уже не видно.

Доннер

Добрый путь, Вотан!

Фро

Прощай, прощай!

Фрика

Скорей к супруге
робкой вернись!

Сернистые пары помрачаются и превращаются в совсем черные тучи, которые подымаются снизу вверх; затем эти тучи, в свою очередь, превращаются в плотные, темные массы скал, которые все время движутся вверх, так что сцена как будто все глубже и глубже опускается в землю.

Наконец издали, с разных сторон, начинает брезжить темно-красный свет; повсюду слышится возрастающий шум кузнечной работы. Затем гул наковален пропадает. Вырисовывается глубокое подземное ущелье, уходящее в бесконечную даль и со всех сторон, по-видимому, впадающее в узкие шахты.

Из боковой галереи Альберих тащит за ухо визжащего Миме, выходя с ним на середину сцены.

Альберих

Эге! Эге!
Сюда! Сюда!
Хитрый шельмец!
Уши тебе я оборву,
если тотчас же,
как я велел,
не кончишь вещи моей!

Миме

(Воет.)

О-ой! О-ой!
А-у! А-у!
Ухо оставь!
Твой заказ
выполнил я, —
с большим трудом
скована ткань:
спрячь только ногти свои!

Альберих

(оставляя его)
Что ж медлишь отдать
работу мне?

Миме

Боюсь я, бедный,
что есть нехватка...

Альберих

Какая нехватка?

Миме

(в замешательстве)
Здесь... и там...

Альберих

Что здесь и там?
Лжешь, негодяй!

Он хочет снова схватить его за ухо; от страха Миме роняет металлическую ткань, которую он судорожно сжимал в руках. Альберих быстро поднимает ее и тщательно рассматривает.

Так и знал!
Сковано чисто и верно, точь-в-точь,
как я велел!
Ты, видно, надуть
брата задумал,
себе оставить
чудесную ткань,
что смастерить
я тебя научил?
Так ли, мой глупый вор?

(Он надевает ткань себе на голову, как «шлем-невидимку».)

Совсем впору мне шлем;
не испытать ли его?..

(очень тихо)
«Тьма тумана,
ночь, ничто!»

(Вся фигура его исчезает; вместо нее виден лишь столб тумана.)

Видишь ли, где я?

Миме

(Удивленный, озирается кругом.)

Да где ж ты? Не вижу тебя!

Голос Альбериха

Так чувствуй меня,
ленивый плут!
В другой раз ловчей воруй!

Миме кричит и корчится под ударами плети, которые явственно звучат, хотя самой плети не видно.

Голос Альбериха

(с хохотом)
Спасибо, дурень!
Ты мастер, хоть куда!
Хо-хо! Хо-хо!
Племя рабов, —
ниц пред властителем!
Альберих всюду вас сам наблюдает,
мирно спать
вам не придется!
Он невидимкой
работать велит,
где его нет сейчас,
там будет он вскоре!
Альберих царь ваш навеки!
Хо-хо! Хо-хо!
Вот он идет, —
дрожите пред ним!

Столб тумана пропадает в глубине сцепы: слышна шумная, неистовая брань Альбериха, уходящая все дальше и дальше; вопли и крики отвечают ей из нижних ущелий; постепенно удаляясь, эти звуки, наконец, замирают. Миме от боли свалился наземь; его жалобные стоны долетают до слуха Вотана и Логе, которые спускаются на сцену из расселины сверху.

Логе

Вот Нибельхейм:
в тумане бледном
сверкают кровавые искры...

Вотан

Кто стонет там,
на груде камней?

Логе

(Наклоняется над Миме.)

Чудак, что воешь ты тут?

Миме

О-ой! О-ой!
А-у! А-у!

Логе

Э, Миме! Резвый гном!
Что так терзает тебя?

Миме

Оставь и не трогай!

Логе

Трогать не буду,
и даже... знай:
я помогу тебе, Миме!

(Он с трудом ставит его на ноги.)

Миме

Помочь нельзя!
Служить я должен
родному брату, —
мой брат меня покорил!

Логе

Но, Миме, как мог он
тебя покорить?

Миме

Коварством злым
добыл Альберих
подводный клад
и сковал кольцо;
и теперь пред ним
трепещем мы в страхе:
мой брат силою перстня
всех нас обратил в рабов.
Прежде беспечно
мы своим женам
в блестках ковали
тонкий убор, —
много нарядных вещиц, —
и рады были труду.
А ныне в ущельях,
по воле злодея,
мы служим все
ему одному.
Ненасытный брат
кольцом узнает,
где скрыт подземный
огонь золотой:
и вот мы копаем,
ищем и роем,
добычу плавим
и сплавы куем;
свой покой забыв,
владыке копим мы клад.

Логе

И вот ты за леность
кару понес?

Миме

Я, бедный, ах,
всех больше страдаю!
Он сетку-шлем
сделать велел мне,
и сам наставил,
как изготовить.
Но понял я,
что эта ткань
могучую силу
в себе таит, —
и я задумал
шлем приберечь,
спастись от ига
силой волшебной его, —
спастись, и быть может,
даже осилить злодея,
себе покорить беспощадно,
отняв перстень чудесный,
и отомстить брату тем же.

(пронзительно)
Пусть он моим будет рабом!

Логе

Но, видно, умник,
ты оплошал?

Миме

Ах! Я сковал вещицу,
но чары, что скрыты в ней,
те чары я понял... не так!
Кто учил ковать
и отнял мой труд,
тот мне показал
(но поздно, увы!),
чем силен хитростный шлем:
от меня он скрылся,
но мозоли слепцу
набил незримой рукой!

(воя и всхлипывая)
Вот, что заработал
я, глупец!

(Он потирает себе спину. Вотан и Логе смеются.)

Логе

(Вотану)
Ого! Не легок
будет лов!

Вотан

Но твой ловкий ум
сломит врага.

Миме

(Пораженный смехом богов, разглядывает их внимательнее.)

А что вам здесь надо,
и кто вы такие?

Логе

Друзья твои:
племя рабов
от ига спасти мы хотим.

Миме слышит, что брань и удары Альбериха снова приближаются, и ежится от страха.

Миме

Скройтесь скорей!
Близится брат!

(В ужасе он мечется из стороны в сторону.)

Вотан

(спокойно садясь на камень)
Его встретим мы здесь.

Логе прислоняется к скале возле него. Альберих, сняв с головы шлем-невидимку и привесив его к поясу, взмахами плети гонит пред собою толпу Нибелунгов, которые подымаются вверх из нижнего, глубже расположенного ущелья; они нагружены золотыми и серебряными изделиями и складывают их, все время понуждаемые Альберихом, в одну кучу, накопляя таким образом клад.

Альберих

Бойко! Быстро!
Хе-хе! Хо-хо!
Жалкий скот!
В кучу там
складывай клад!
Эй ты, ползи!
Живо влезай!
Гнусный народ!
В кучу кладите!
Или помочь вам?
Все, все сюда!

(Он внезапно замечает Вотана и Логе.)

Ха! Кто здесь?
Кто к нам залез?
Миме, ко мне!
Плачущий плут!
С парой бродячей
ты спеться успел?
Прочь, упрямец!
Тотчас за дело со всеми!

(Ударами плети он вгоняет Миме в толпу Нибелунгов.)

Эй, за работу!
Все убирайтесь!
Вниз, по местам!
Добывайте, ройте
золото вновь!
Поможет плеть
тому, кто ленив!
За всех вас, лентяи,
Миме ответит:
ему не укрыться
от свиста плети!
Что я всюду все вижу,
невидимый вам,
мой братец вряд ли забыл!
Вы еще здесь?
Вам невдомек?

(Он снимает с пальца свое кольцо, целует его и показывает угрожающим жестом.)

Народ покоренный,
дрожи, бледней!
В страхе чувствуй
власть кольца!

С воем и визгом Нибелунги (в их числе и Миме) рассеиваются в разные стороны, ускользая вниз, в боковые шахты. Альберих долго с подозрительностью всматривается в Вотана и Логе.

Альберих

(сурово)
Зачем вы здесь?

Вотан

О мрачной стране ночной
дошел до нас странный слух:
властью чудной
славен стал Альберих;
и вот любопытство
нас сюда привело.

Альберих

Вас в Нибельхейм
зависть ведет:
гостей бесстрашных,
ха, я узнал!

Логе

Вправду узнал,
маленький гном?
За что же ты
облаял меня?
Когда ты мерз
в холодной дыре,
где бы ты взял
я свет, и тепло,
если б я тебе не блеснул?
Без пламени Логе
разве ты мог бы ковать?
Ты ведь сродни мне,
и я твой друг:
нельзя друзей забывать!

Альберих

С богами дружить стал Логе,
лукавый плут!
Если служишь ты им,
как мне прежде служил,
ха-ха, я рад!
Тогда я их не боюсь!

Логе

Так, значит, веришь ты мне?

Альберих

Твоему коварству,
но не тебе!

(принимая вызывающую позу)
Ныне всех вас я презираю!

Логе

Смел и горд
от власти ты стал,
страшен рост
силы твоей!

Альберих

Видишь ли клад,
что народ мой
мне собрал?

Логе

Я в первый раз вижу такой!

Альберих

За один день, —
ничтожная кучка!
Грозной грудой
будет клад накопляться!

Вотан

Скажи, зачем он тебе?
Печален Нибельхейм, —
бесцельно золото здесь.

Альберих

Горы сокровищ,
во мраке добытых,
ночь Нибельхейма хранит.
Но дайте срок, —
и накопленный клад
вспыхнет неслыханной мощью:
я с ним весь мир
наследую властно навеки!

Вотан

Какое же дело ты поведешь?

Альберих

В облаках живете вы,
не зная забот, —
смеясь, любя...
Но мой кулак,
кулак золотой, вас поймает!
Как от любви
отрекся я,
так и вы все
с нею проститесь!
Вот золота блеск, —
его вы будете жаждать!
На светлых горах
блаженно сияет
ваш покой;
презреньем вы
дарите нас, праздные боги!
Но мрак не спит!
Когда я вас,
мужей, покорю, —
красотой ваших жен,
осмеявших меня,
я вдосталь плоть утолю;
пусть плачет любовь!

(дико смеясь)
Ха-ха-ха-ха!
Ясно ли вам?
Бойтесь! Дрожите
перед силами тьмы,
когда весь клад Нибелунга
из бездны выйдет на свет!

Вотан

(вскакивая с места)
Молчи, дерзостный червь!

Альберих

Что сказал он?

Логе

(становясь между ними)
Опомнись, Вотан!

(Альбериху)
Кто не придет в изумленье,
узнав затею твою?
Ведь если удастся она,
если ты золото скопишь,
из сильных ты станешь сильнейшим!
Тогда и луна,
и лучистое солнце
тоже будут, конечно,
волю слушать твою.
Но... очень важно, поверь мне,
чтоб народ Нибелунгов,
скопляющий клад,
предан был тебе.
Ты кольцо им показал,
и робких трепет объял.
Но, если вор,
подкравшись к тебе
во сне, схватит кольцо,
как станешь ты мир покорять?

Альберих

Умен и хитер ты, Логе, —
все другие только глупцы:
за ценную плату
мне дать совет,
меня спасти, —
вот, плут, что хотел бы ты!
Придумал я сам
спасительный шлем;
искусный кузнец,
Миме, вещь эту сделал.
В шлеме волшебном
в миг превращаться
в любое созданье
я могу.
Здесь и там я, —
всюду всегда;
меня же не видно
нигде никому.
Все безопасны
мне теперь, — даже и ты,
дружок заботливый мой!

Логе

Много я знаю,
видел немало,
но таких вещей
не встречал пока!
Подобному чуду
как я поверю?
Если оно возможно, —
ты могуч властью бессмертной!

Альберих

Думаешь, лгу я
хвастливо, как Логе?

Логе

Лишь убедясь,
поверю я словам.

Альберих

Готов ты лопнуть,
умом надуваясь!
Завидуй, глупец!
Назначь, чей образ приняв,
мне предстать пред тобой?

Логе

Чей хочешь ты сам, —
лишь был бы я поражен!

Альберих

(надев шлем)
«Змей-великан,
в кольца свивайся!»

Он тотчас же исчезает, вместо него по земле вьется исполинский змей: он становится дыбом и разинутой пастью грозит Вотану и Логе.

Логе

(притворяясь испуганным)
Ой-ой! Ой-ой!
Змей, умоляю,
меня не глотай!
Логе просит пощады!

Вотан

(Смеется.)

Ловко, Альберих!
Ловко, шельма!
Из гнома быстро
змеем огромным ты стал!

Змей исчезает, и вместо него тотчас же снова появляется Альберих в своем настоящем виде.

Альберих

Хе-хе! Ну, умник,
веришь теперь?

Логе

(дрожащим голосом)
Немая дрожь — вот ответ мой...
В большого змея
вырос ты вмиг;
сам увидав,
верю чуду невольно...
А можно ли также
сделаться малым,
едва заметным?
Ведь так всего удобней
скрыться вдруг от беды...
Но это трудно весьма!..

Альберих

Тебе — да,
ибо ты глуп!
Ну, кем же мне стать?

Логе

Тем, кто может в щелке укрыться,
где прячет жаба свой страх...

Альберих

Ба! Пустое!
Вот посмотри!

(Он снова надевает шлем.)

«Жмись, согнись,
ползай жаба!»

Он исчезает; боги замечают на камнях жабу, которая ползет к ним.

Логе

(Вотану)
Вот, вот жаба!
Живо хватай!

Вотан наступает ногой на жабу. Логе хватает ее за голову и берет в руки.

Альберих

(Внезапно принявший свой настоящий вид, извивается под ногой Вотана.)

Проклятье, ой!
Я ими пойман!

Логе

Подержи, — надо связать!

Он достает мочальную веревку и связывает ею руки и ноги Альбериха, который бешено пытается оказать сопротивление. Связанного пленника боги хватают и влекут с собой в расселину, из которой они спустились.

Логе

Теперь — наверх,
там будет он нашим!

(Они исчезают, поднимаясь наверх.)

Сцена превращается так же, как и в предыдущий раз, только в обратном порядке. Слышен стук наковален — путь снова проходит мимо кузниц. Наконец опять появляется, как во второй сцене, привольная местность на горных вершинах, но все еще подернутая бледной пеленой тумана, как в конце второй сцены, после увода Фрейи.

Вотан и Логе, ведя с собой связанного Альбериха, поднимаются из расселины.

Логе

Здесь, братец,
сядь, посиди!
Вот, взгляни-ка,
там мир лежит,
что мечтал ты себе покорить;
местечко в нем
ты дашь ли мне для житья?

(Он приплясывает, щелкая пальцами перед носом пленника.)

Альберих

Подлый обманщик!
Наглец, негодяй!
Эй, развяжи петли узла,
не то ты заплатишь за дерзость!

Вотан

Ты крепко связан,
пойманный мною;
все, что живет,
весь светлый мир
в мечтах угнетал ты властно;
но видишь, — жалким рабом
ты сам лежишь предо мною!
Свободу тебе
вернет только выкуп.

Альберих

О, я глупец!
Безумец слепой!
Лжецам хитрым
поверить я мог!
Бойтесь, злодеи,
мести моей!

Логе

Чтоб думать о мести,
свободу раньше добудь;
если мститель связан,
он свободным не страшен.
Итак, позаботься
без промедленья
выкупить мщенье свое!

(Щелкая пальцами, он показывает ему, какого рода должен быть выкуп).

Альберих

(сурово)
Ну что, что надо вам?

Вотан

Твой клад, золотой твой клад!

Альберих

Алчное племя плутов!

(про себя)
Лишь бы перстень остался моим,
тогда мне и клада не жаль:
ведь опять накопиться
и вырасти вновь
не замедлит он силой кольца...
Получил я урок
и буду умней;
не дорого стоит мне он,
только пустяк
пришлось отдать...

Вотан

Согласен ли ты?

Альберих

Чтоб приказать,
рука мне нужна!

(Логе развязывает ему петлю на правой руке.)

Альберих

(прикасается губами к кольцу и бормочет приказание)
Ну вот, спешат
Нибелунги сюда...
Властелину покорны,
клад мой они
из ущелья выносят на свет.
Теперь развяжите меня!

Вотан

Сначала все заплати.

Нибелунги, нагруженные золотыми вещами клада, поднимаются из расселины на сцену и, во время последующего, складывают клад в кучу.

Альберих

О, стыд и позор!
Мой народ увидит,
что сам я связан, как раб!

(Нибелунгам)
С той стороны,
как я велел!
В кучу все
кладите скорей!
Вам не помочь ли?
Сюда не глядеть!
Живо! Ну!
И прочь убирайтесь!
Снова за труд!
В темные шахты!
Горе тем, кто ленив!
Вслед за вами сам я иду!

Он целует кольцо и повелительным жестом показывает его. Как пораженные громовым ударом, Нибелунги робко и боязливо теснятся к расселине; спускаясь в нее, они быстро ускользают.

Альберих

Я дал выкуп, —
пустите меня!
И мой шлем, что Логе
держит в руках,
прошу вас вернуть мне назад!

Логе

(бросая шлем-невидимку на кучу клада)
Добычу мы к кладу приложим!

Альберих

Проклятый вор!

(про себя)
Но... потерплю!
Тот, кто сделал мне шлем,
сделает новый:
да, Миме еще
во власти моей...
Плохо то,
что хитрый враг
орудьем таким овладел!

(к богам)
Итак, Альберих
все вам отдал;
теперь пустите его!

Логе

(Вотану)
Если позволишь,
я развяжу?

Вотан

(к Альбериху)
У тебя кольцо
блещет на пальце, —
слышишь, гном?
Ты должен отдать и кольцо.

Альберих

(в ужасе)
Кольцо?!

Вотан

Чтоб быть свободным,
с ним ты расстанься.

Альберих

(трепеща)
Хоть с жизнью, —
но не с кольцом!

Вотан

(энергичнее)
Кольцо, — сказал я!
Мне не надо жизни твоей!

Альберих

Только прощаясь с жизнью,
с кольцом могу я проститься:
кровь моя,
плоть моя
мне не больше близки,
чем это мое кольцо!

Вотан

Своим ты назвал его?
Шутишь ли, Альбе презренный?
Ну, скажи:
где ты золото взял,
чтоб выковать это кольцо?
Ты свое ли
из подводных глубин
похитил, злодей?
У русалок Рейна
можешь спросить,
не подарок ли золото это,
что для кольца ты украл?

Альберих

Низкие козни!
Наглый обман!
Ты меня
обвиняешь в том,
о чем ты сам так мечтал?
Ты сам рад был бы
клад из Рейна украсть,
если б решиться мог
этот перстень сковать!
Теперь ты счастлив,
злой лицемер,
что ничтожный гном,
гонимый бедой,
истомленный гневом,
в ужасные чары проник,
а плод их созрел для тебя?
В тоске горестной,
в страшных муках,
злом вспоено
дело мое, —
и хочешь ты им
насладиться привольно,
беспечный к проклятьям моим?!
Бойся же,
царственный бог!
Если я пал,
то пал, не сгубив других;
но на все, что прошло,
есть и будет,
вечный бог посягнет,
если вырвет кольцо у меня!

Вотан

Дай сюда!
Тебе болтовня
прав не даст на него!

(Он хватает Альбериха за руку и с большой силой срывает перстень с его пальца.)

Альберих

(ужасно вскрикивая)
Ха! Раздавлен! Разбит!
Из жалостных жалостный раб!

Вотан

(любуясь кольцом)
Я добыл власти залог:
меж сильными сильным я стал!

(Он надевает кольцо себе на палец.)

Логе

(Вотану)
Свободен ли он?

Вотан

Пусть идет!

(Логе развязывает Альбериха совсем.)

Логе

(Альбериху)
Ну, ускользай!
Развязал я узы,
ты свободен теперь!

Альберих

(поднимаясь на ноги)
Свободным я стал?

(с бешеным хохотом)
Неужель?
Так вот вам моей свободы
первый привет!
Ты проклятьем был рожден, —
будь проклят, перстень мой!
Ты давал
мне власть без границ,
неси отныне
смерть взявшим тебя!
Лихой бедой
радость сменяй;
не на счастье сверкай
золотым огнем!
Тот, чьим ты стал,
пусть чахнет в тревоге,
других же вечно
пусть зависть грызет!
Всех щедротой
своей мани,
но всем приноси
только тяжкий вред!
Без наживы владельца оставь,
но убийц введи в дом его!
На смерть обреченный,
будет несчастный дрожать
и день за днем
в страхе томиться всю жизнь,
властитель твой
и твой жалкий раб:
до тех пор, пока
ты опять ко мне не вернешься!
Так в страшной моей беде
кольцо мое я кляну!
Владей же им!

(смеясь)
Прячь и храни!

(яростно)
Мой завет сгубит тебя!

(Он быстро исчезает в расселине.)

Логе

Вник ли ты
в этот крик любви?

Вотан

(погруженный в созерцание кольца на своей руке)
Пусть услаждает свой гнев!

Густой туман на переднем плане понемногу проясняется. Становится светлее.

Логе

(смотря направо)
Фазольт и Фафнер
видны вдали;
Фрейя с ними идет.

В тумане, все более и более разрежающемся, появляются Доннер, Фро и Фрика; они спешат на авансцену.

Фро

Ну, вот и они!

Доннер

Привет мой брату!

Фрика

(озабоченно Вотану)
Удалось ли дело?

Логе

(указывая на клад)
Насилье и ложь
сразили тьму:
вот он, желанный клад!

Доннер

Великаны вновь
Фрейю приводят.

Фро

Как нежен опять
воздух высот, —
кроткой отрадой
чувства полны!
Тяжко было бы всем нам
навек проститься с той,
кто нам веселье и счастье
юности вечной дарит!

На авансцене стало снова совсем светло; благодаря этому облики богов получают прежнюю свежесть. Но туманная пелена продолжает еще застилать задний план сцены, так что замок, находящийся в отдалении,

Входят Фазольт и Фафнер, по обеим сторонам Фрейи.

Фрика

(Радостно спешит к сестре, чтобы обнять ее.)

Фрейя, голубка,
радость-сестра!
Стала ты снова моею!

Фазольт

(отстраняя Фрику)
Стой! Девы не тронь!
Наша она еще!
У мрачных скал
границы родной
ждали мы с ним;
как жизнь свою,
дорогой залог
хранили мы.
С тоской в груди
верну его вам, —
если выкуп ценный
готов у вас.

Вотан

У нас все готово:
мы этот клад
полюбовно разделим.

Фазольт

Разлука с девой, — знайте, —
мне сердце грызет...
Если мечта улетела, —
мне отмерьте клад
грудой такой,
чтоб от меня
прекрасную скрыла она!

Вотан

Пусть будет мерой
Фрейя сама.

Фазольт и Фафнер ставят Фрейю посреди сцены. Затем они втыкают свои колы перед Фрейей в землю, отмежевывая таким образом пространство, в ширину и высоту равное фигуре богини.

Фафнер

Посажены колья,
отмерен залог;
закройте кладом межи!

Вотан

Только скорей:
это противно!

Логе

Фро, таскай!

Фро

Фрейи позор
рад я покончить!

Логе и Фро торопливо заполняют золотыми вещами пространство между кольями.

Фафнер

Нет, не так!
Кладите плотней!
Густо в ряд,
прочной горой!

(Он грубо сдвигает вещи вплотную; затем наклоняется, выискивая щели.)

Здесь видно насквозь:
заткните все щели!

Логе

Не трогай, грубый!
Руки назад!

Фафнер

Сюда! Вот здесь
закройте дыру!

Вотан

(Отворачивается, удрученный.)

Жгучим стыдом
сердце горит...

Фрика

(устремив взгляд на Фрейю)
Стыд поборов,
молча сестра стоит:
о спасеньи молит
страдальческий взор...
Злобный муж!
За что ты бедняжку томишь?

Фафнер

Еще! Еще сюда!

Доннер

Нет сил моих!
Бешеный гнев
будит во мне эта тварь!
Сюда, медведь!
Хочешь мерить,
так сам померься со мной!

Фафнер

Тише, Доннер!
Громы оставь:
ведь здесь не нужен твой шум.

Доннер

(замахиваясь)
Он нахала уничтожит!

Вотан

Полно вам! Уже закрыта она...

Логе

Весь клад ушел.

Фафнер тщательно измеряет глазами клад и продолжает выискивать щели.

Фафнер

Блестит еще прядь волос;
вот эту ткань
к кладу прибавь!

Логе

Как? Этот шлем?

Фафнер

Живо! Дай сюда!

Вотан

Пусть забирают!

Логе

(бросает шлем к отмеренному кладу)
Теперь вы довольны?
Мы рассчитались!

Фазольт

Фрейи, богини,
не видно уж мне...
Ужели конец?
Нет и надежды?

(Он подходит ближе и смотрит сквозь стенку клада.)

Ах! Еще
звезда мне горит!
Лучистый взор
светит еще:
сквозь эту щель
я вижу его!

(вне себя)
Пока этот глаз мне сияет, —
не отдам ее никому!

Фафнер

Эй, немедля
заткнуть надо щелку!

Логе

Вы ненасытны!
Что надо вам?
Весь клад истощен!

Фафнер

Неправда, друг!
На Вотана пальце
перстень блестит золотой:
его вы нам и отдайте!

Вотан

Как? И кольцо?

Логе

Да поймите:
ведь клад это
речных сестер;
им вернет Вотан колечко.

Вотан

Что мелешь ты там?
Его с трудом я добыл —
и оставлю смело себе!

Логе

Значит, плохо
с обещаньем,
что я русалочкам дал!

Вотан

Я не связан клятвой твоей:
кольцо — добыча моя!

Фафнер

На выкуп нам
его ты положишь!

Вотан

Я согласен вам дать
все, что хотите;
но этот перстень
остаться должен моим!

Фазольт

(Яростно хватает Фрейю и выводит ее из-за стенки клада.)

Кончен торг
на прежней цене:
к себе мы Фрейю уводим!

Фрейя

Горе! Горе!

Фрика

Будь добрей!
Брось им кольцо!

Фро

Сжалься над нами!

Доннер

Перстень отдай им!

Вотан

Оставьте меня:
кольца я не дам!

Фафнер еще удерживает Фазольта, который стремится уйти. Все боги стоят в полном смущении; разгневанный Вотан отворачивается от них. Сцена снова помрачается. В стороне, в расселине скалы, загорается голубоватое сияние: в ней внезапно появляется Эрда, встающая из земных недр до половины роста. Волны длинных черных волос обрамляют ее величественный образ.

Эрда

(Простирает руку в сторону Вотана, предостерегая его.)

Бойся, Вотан! Бойся!
Страшный перстень брось!
В бездну тьмы,
в мрачную гибель
ввергнет он тебя!..

Вотан

Кто ты, пророчица бед?

Эрда

Все, что прошло, — я знаю;
все, что грядет,
все, что свершится, —
ясно мне:
предвечным сном
Вещая Эрда
будит твой дух.
Трем вещуньям,
первосущим,
я жизнь дала:
что я вижу,
знают полночные Норны.
Но грозный твой рок
ныне меня
вызвал к тебе.
Слушай! Слушай! Слушай!
Все бытие — тленно!
Закат богов
в сумерках брезжит...
Совет мой — перстня беги!

Она медленно погружается в землю по грудь; тем временем голубоватое сияние начинает меркнуть.

Вотан

Слова твои
тайной звучат:
больше узнать я должен!

Эрда

(исчезая)
Завет судьбы
открыт тебе:
в страхе мысли сам!

(Она исчезает совершенно.)

Вотан

Если гибель грозит мне, —
в твоих объятьях
все я узнаю!

Он устремляется к расселине, чтобы удержать Эрду. Фро и Фрика бросаются ему наперерез и останавливают его.

Фрика

Куда ты, бешеный?

Фро

Опомнись, Вотан!
Чти прорицанье,
бойся его!

Вотан, охваченный мыслями, неподвижно глядит в землю.

Доннер

(решительно обращаясь к великанам)
Эй, великаны!
Назад, постойте!
Кольцо будет дано вам!

Фрейя

Смею ли верить?
Разве Хольда
жертвы достойна такой?

Все напряженно глядят на Вотана, погруженного в глубокое раздумье. Он приходит в себя, схватывает свое копье и взмахивает им, как бы в знак того, что он принял бодрое решение.

Вотан

Ко мне, Фрейя!
Свободна ты!
Снова верни
светлую молодость нам!

(великанам)
Берите ваше кольцо!

Он бросает кольцо на груду золотых вещей. Великаны оставляют Фрейю; она радостно бежит к богам, которые долгое время, в приливе бесконечной радости, поочередно ласкают ее.

Фафнер тотчас же открывает огромный мешок и принимается укладывать в него клад.

Фазольт

(Фафнеру)
Стой, бессовестный!
Мне тоже надо!
Честно, по-братски,
все разделим!

Фафнер

Дева нужнее, чем клад,
глупой любви твоей;
тебя с трудом
склонил я к обмену;
ведь нераздельно
Фрейей владеть ты хотел.
Значит, теперь
взял я по праву
из клада большую часть!

Фазольт

Гнусная тварь!
Дразнишь меня?

(богам)
Вы нас рассудите!
Каждому дайте
равную часть!

Вотан с пренебрежением отворачивается.

Логе

(Фазольту)
Весь клад пусть берет он,
ты же возьми лишь кольцо!

Фазольт

(Бросается на Фафнера, который тем временем уже много золота уложил в мешок.)

Назад, негодный!
Дай мне кольцо!
В нем светится Фрейи взор!

(Он хочет схватить перстень.)

Фафнер

Прочь кулаки!
Кольцо мое!

Они борются. Фазольт вырывает кольцо у Фафнера.

Фазольт

Мой перстень!
Его держу я!

Фафнер

(яростно замахиваясь своим колом)
Крепче держи,
чтоб не упал!

Он одним ударом повергает Фазольта на землю, затем поспешно вырывает у умирающего кольцо.

Фафнер

Ну, щурься на милый взор!
А кольцо дай лучше мне!

Он кладет кольцо в мешок и уже не торопясь забирает весь клад. Все боги стоят, охваченные ужасом. Долгое торжественное молчание.

Вотан

(глубоко потрясенный)
Страшно вдруг
сказалась проклятья мощь!

Логе

Тебе, Вотан,
в счастье нет равных!
Много пользы
ты нажил кольцом;
но еще больше нажил,
перстень отдав:
убивают вдруг
сами себя за
него враги твои!

Вотан

Сердце робко трепещет...
Тайный страх чувства сковал...
Как с ним бороться,
скажет мне Эрда:
спустится должен я к ней!

Фрика

(прижимаясь к нему с нежной лаской)
Ты грезишь, Вотан?
Разве не манит
замок тебя?
Он властелина
так приветливо ждет...

Вотан

(мрачно)
Я злую дань
дал за него!

Доннер

(указывая за задний план, все еще подернутый туманом)
Душный туман
давит меня:
воздух тяжко
насыщен им!
Стада облаков
в тучу-грозу соберу я, —
очистит небо она!

Он всходит на высокую скалу, откос которой падает в долину, и там машет своим молотом. Во время последующего туманные испарения стягиваются вокруг него.

Доннер

Heda! Heda, hedo!
Ко мне, облака!
Туманы, ко мне!
Войско свое
Доннер зовет!
Собирает вас
молота взмах!
Душный туман,
ближе, сюда!
Войско свое
Доннер зовет!
Heda! Heda, hedo!

Он совершенно исчезает в нагромоздившейся вокруг него грозовой туче, которая становится все темнее и темнее. Тогда раздается удар его молота, тяжело падающего на скалу: яркая молния прорезает тучу, затем следует сильный раскат грома. Фро исчез вместе с Доннером в тучах.

Доннер

(невидимый)
Брат, подойди!
Радугу-мост перекинь!

Внезапно тучи расходятся. Доннер и Фро становятся видимыми. От их ног перекинут через долину ослепительно светлый мост радуги, другим концом опускающийся к замку, который теперь озарен ярким блеском вечернего солнца.

Фафнер, у трупа своего брата собравший, наконец, весь клад, взвалил громадный мешок себе на плечи и покинул сцену в то время, как Доннер заклинает грозу.

Фро

(Простертой рукой указавший мосту путь через долину, обращается к богам.)

Вот путь в светлый замок!
Прочен легкий мой мост:
идите смело
бесстрашной стезей!

Вотан и остальные боги погружены в безмолвное созерцание великолепного зрелища.

Вотан

Тонет в лучах
заката солнце;
багряным огнем
весь замок горит...
А в сияньи утра,
нежно сверкая,
ждал властелина он,
взор мой пленяя красой...
С утра до заката
в тревоге злой, —
не в счастье он завоеван!
Настанет ночь:
от козней тьмы
замок укроет нас.

(охваченный какой-то великой мыслью, очень решительно)
Вот он, мой оплот,
верный от страха щит!

(торжественно обращаясь к Фрике)
Фрика, идем!
В Валгалле царствуй со мной!

Фрика

Что значит Валгалла?
Мне ново это названье!

Вотан

Свой страх поборов,
воспрянул мой дух:
величье побед
все объяснит тебе!

Он берет Фрику за руку и медленно идет с нею к мосту; Фро, Фрейя и Доннер следуют аа ними.

Логе

(оставаясь на авансцене и глядя вслед богам)
На погибель сами спешат, —
эти гордые мнимою силой...
Мне с ними быть
едвали не стыдно...
В скользящее пламя
опять обратиться
я желаньем томлюсь!
Огнем пожрать
властелинов моих
лучше, чем с ними
гибель принять, —
хотя бы то были и боги!
Да, так будет умней...
Обдумать надо:
кто знает мой путь?

Он идет с беззаботным, небрежным видом, чтобы присоединиться к богам. Из глубины долины раздается пение невидимых Дочерей Рейна.

Три Дочери Рейна

Радость Рейна!
Ласковый луч!
Твой девственный блеск
ярко в волнах сверкал!
Теперь в глубинах
мрак унылый!
Золота нет!
Золота нет!
Верните нам, бедным, его!

Вотан

(Уже намеревавшийся ступить на мост, останавливается и оборачивается.)

Чьи стоны слышу я там?

Логе

(Смотрит вниз, в долину.)

Русалки молят
золото им вернуть.

Вотан

Они несносны!
Пусть умолкнут тотчас!

Логе

(крича в долину)
Слушайте, рыбки!
Зачем столько слез?
Вот, что Вотан сказал:
если не светит
золото вам,
то тепла себе ищите
в новом блеске богов!

Боги смеются и вступают на мост.

Дочери Рейна

(из глубины)
Радость Рейна!
Ласковый луч!
О, если б волнам
улыбнулся твой чистый свет!
Только в глубинах
правда таится:
ложь и страх
там, на вершинах, царят!

В то время, как боги шествуют по мосту к замку, занавес падает.

Конец предвечерия

* * *