Аскольдова могила

Опера в четырёх действиях
ЛИБРЕТТО М. Н. ЗАГОСКИНА

Поддержите проект

Для дальнейшей работы сайта требуются средства на оплату хостинга и домена. Если вам нравится проект, поддержите материально.


Действующие лица:

Неизвестный бас
Тороп Голован, гудошник тенор
Всеслав, княжеский отрок бас
Алексей, старый рыбак бас
Надежда, его дочь сопрано
Фрелаф, варяжский мечник тенор
Стемид, варяжский стремянный тенор
Вышата, княжеский ключник бас
Фенкал, варяжский мечник тенор
Буслаевна, нянюшка меццо-сопрано
Любаша, молодая киевлянка сопрано
Вахрамеевна, киевская ведьма меццо-сопрано
Часовой баритон
Старуха сопрано
Остромир, княжеский охотник
Простен, княжеский гридня
Якун, воин варяжской дружины
Икмор, воин варяжской дружины
Руальд, воин варяжской дружины
Садко, служитель села Предиславино
Юрка, служитель села Предиславино

Первый рыбак, второй рыбак, киевляне и киевлянки, славянская и варяжская дружина князя Святослава, слуги и служительницы в селе Предиславине, рыбаки, хор адских духов.

Действие происходит в древней Руси в X веке во времена киевского князя Святослава Игоревича.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

(Рассвет. Дикое местоположение на берегу Днепра, который занимает большую часть глубины сцены; вдали, по всей нагорной стороне реки, живописные холмы, усеянные зданиями, из средины которых поднимается дворец великокняжеский с высокими теремами. С правой стороны от зрителей рыбачьи хижины с навесом, кругом невода.)

Надежда

(Выходит из хижины.)

Как чисты небеса!
Ах, как приятен свет!
Вот скоро солнышко проглянет,
а друг мой всё нейдёт.
Ужли он обманет?
Всеслав! Ах, нет!
Где ты, жених мой ненаглядный,
Всеслав, мой верный, милый друг?
Всеслав, души моей любимец,
спеши обрадовать меня!
Мы вместе каждый день с тобой
встречаем солнечный восход,
вместе над Днепром широким
внимаем томным песням соловья.
Но ты нейдёшь, я жду напрасно —
изныло сердце всё во мне!
Приди, приди, мой ненаглядный!
Спеши, спеши обрадовать меня!
В тебе одном моё всё счастье,
в тебе все радости мои!
Приди, приди ко мне скорее,
Всеслав, мой нежный, милый друг!
Но вот, кажется он?
О, как забилось моё сердце!..
Так точно!.. Это он!.. Это Всеслав!

(Входит Всеслав. Надежда идёт ему навстречу.)

Как ты опоздал сегодня, мой суженый!
Уж я ждала, ждала!..

Всеслав

Прости меня.
Я давно бы уж был здесь, но со мной на берегу Днепра
повстречался какой-то неизвестный...
Ах, если б ты знала, что говорил со мною
этот таинственный незнакомец!..
И теперь ещё вся кровь волнуется в моих жилах.
Он сказал мне, но я поклялся молчать об этом...

Надежда

О, мой друг! Слова твои приводят меня в ужас!

Всеслав

Не бойся, Надежда, — тайна, которую я знаю, сегодня,
быть может, сделает меня, безродного сироту,
счастливейшим человеком в мире...
Но что говорить об этом!..
Я вместе с тобою, я твой суженый...
Твой Бог будет скоро моим Богом...
Чего же мне ещё более?

Надежда

Да, Всеслав, скоро все христиане станут звать тебя
своим братом, а я моим супругом и повелителем.
Но ты теперь уж не язычник: ты молишься
вместе с нами и не любишь богов своих.
Не правда ли, Всеслав, ты будешь жить с нами в этой хижине?
Здесь так хорошо, так весело...
Да что ж ты молчишь и смотришь всё на меня?..

Всеслав

А на что же мне и смотреть,
как не на тебя, мой бесценный, милый друг!

Надежда

Как на что? Видишь ли ты там, на зелёном лугу,
словно снежок, белеются душистые ландыши?

Всеслав

Ты во сто раз белее их, моя ненаглядная!

Надежда

А вот, посмотри, там, на поляне, какие яркие малиновые цветы!

Всеслав

Твои алые уста милее их!

Надежда

А эти светлые, лазурные небеса!..

Всеслав

Они темнее твоих голубых очей, моя суженая!

Надежда

Да полно меня хвалить, Всеслав!..
Мне, право, стыдно!

Всеслав

Ты краснеешь!..
Красней, моя радость.
О, как ты хороша.

Надежда

Заговоришь ли ты, — словно горлинка застонет!
Улыбнешься, — словно солнышко проглянет!
Да посмотри на меня, радость дней моих!

Всеслав

Скажи, любишь ли ты меня?

Надежда

Люблю ли я тебя?..
О, Всеслав, Всеслав!
И ты можешь меня об этом спрашивать?

Алексей

(выходя из хижины)
Здравствуйте, дети!

Всеслав

Здоров ли ты, добрый Алексей?

Алексей

Слава Богу, молодец!
Брожу ещё, пока Господь грехам терпит.
Я думал, Надежда, что ты уж давно ушла
навестить твою больную крёстную мать.

Надежда

Я дожидалась его, батюшка; он меня проводит.

Всеслав

Да, Алексей, я провожу её: ведь это неблизко отсюда.

Алексей

Да не так, чтоб очень, — близ самой Кучинской горы.
Ты пробудешь у своей крёстной матери целый день, Надежда;
да смотри, не выходи на улицу: ведь сегодня весь Киев сойдёт с ума.

Всеслав

В самом деле! Кажется, сегодня Усладов праздник?

Алексей

Вот то-то и есть!
Ступайте же скорее, пока толпы народа
и ратные люди не высыпали за город,
чтоб предаваться своим буйным забавам и утехам.

Всеслав

Прощай, Алексей!
Пойдём, Надежда!

(Всеслав и Надежда уходят.)

Алексей

Бедные киевляне!
Доколе вы будете в слепоте вашей
величать богами бездушных истуканов?
Сегодня вы станете весь день гневить Господа,
а мы, христиане, будем всю ночь молить его,
да просветит он души ваши светом истинной веры!..
О, доживём ли мы когда-нибудь до того времени,
когда наша родина, наш великий Киев
огласится святыми песнями в честь истинного Бога?

(Задумывается. За кулисами начинается хор рыбаков.)

А, вот, кажется, и мои ребята!

(Большая лодка с рыбаками показывается на самом дальнем плане реки, проезжает через всю сцену, исчезает за кулисами, потом снова появляется на ближнем плане реки и, доехав до рыбачьей избушки, причаливает к берегу.)

Рыбаки

Гой ты, Днепр ли мой широкий,
лейся быстрою волной.
Днепр широкий и глубокий,
ты кормилец мой родной!
Я забыл свою кручину
на волнах твоих седых;
горемыку-сиротину
ты укачивал на них!
Бесприютный, одинокий,
я живу одним тобой!
Гой ты, Днепр ли мой широкий,
ты кормилец мой родной!

(Рыбаки выходят на берег. Одни из них начинают снимать невода, а другие подходят к Алексею.)

Алексей

Здравствуйте, детушки!
Что так поздно выехали сегодня на работу?

Первый рыбак

Да что, дедушка, из чего биться-то?
Бывало, не успеешь вытащить невода,
мигом всю рыбу заберут для княжеского стола,
а теперь продавай по мелочи горожанам!

(Неизвестный появляется на челноке, причаливает к берегу и, облокотясь на весло, вслушивается в разговор рыбаков.)

Второй рыбак

Да что это, в самом деле, ребята!
Вот уж близко десяти дней, как нашего
великого князя видом не видать, слыхом не слыхать.
Уж здоров ли он, наш батюшка?
Бывало, не пройдёт двух дней без пированья и всяких потех:
то пир горой, то игрушки богатырские...

Алексей

Не всё пировать, дитятко!
И княжеские яства приедаются, и сладкий мёд припивается.

Первый рыбак

Мне бы, дедушка, не пропиться.

Алексей

Да и то сказать, нельзя же каждый день быть под хмельком.
Дело его княжеское: надо рядить, судить, давать всем расправу.
Туг варяг ограбил руссина; там, глядишь, наш брат киевлянин...

Неизвестный

(прерывая)
Что?.. Чай, обидел варяга?

(Все рыбаки оглядываются и смотрят с удивлением на Неизвестного, который, оставив весло в челноке, входит на берег.)

Второй рыбак

(про себя)
Ах, леший его побери!
Как он подкрался!

Алексей

(к Неизвестному)
Что надо, молодец?
Не хочешь ли рыбки купить?

Неизвестный

Спасибо, старинушка!

Первый рыбак

Иль не прикажешь ли на твоё счастье тоню закинуть?

Неизвестный

Нет, любезный!
Я так пристал к берегу, чтоб отдохнуть немного.
Да о чём вы здесь, ребята, растабарывали?

Первый рыбак

Так, кой-о чём.

Неизвестный

Кажись, речь шла о Святославе?

Алексей

О каком Святославе?
Если ты говоришь о нашем государе, молодец,
так его не зовут просто Святославом,
а величают великим князем Киевским.

Неизвестный

(насмешливо)
Киевским! Киевским!..
Отец его был когда-то и князем древлянским, да ведь недолго покняжил.
Слыхал ли ты, старик, пословицу, что чужое добро впрок нейдёт?

Алексей

Чужое добро?
Что ты, что ты, молодец!
Разве Киев не отчизна великого князя?
Разве мы все не его?

Неизвестный

А ваши-то отцы и деды служили кому?
То-то и есть!
Недаром говорят, что у народа память коротка;
а кажись, есть чем старину вспомянуть.
То ли дело, подумаешь: теперь нам от одних варягов
житья нет, — эти поморяне так и народят,
чтоб последнюю одежонку с нас стащить:
мы, дескать, великокняжеская дружина, — так что его, то наше.
Нет, братцы, не то было при старых князьях ваших.
Довольство-то какое во всём было!
Житьё-то какое привольное!
Ну что вы, ребята, на меня так уставились?
Коли вы сами не видали этих времён,
то, видно, слыхали о них от отцов и матерей?

Первый рыбак

Слыхать-то и мы слыхали; в песнях поётся,
что в старину и реки текли сытою, а берега были кисельные, —
да ведь это давно уж было.

Неизвестный

Не так чтобы давно.
Знаете ли вы, братцы, кто был Аскольд?..
Что?.. Видно, нет...
Да неужели-то вам и отцы никогда не говаривали
о вашем прежнем законном государе?

Алексей

Что ты, господин честной!..
Не слушайте его, ребята!
Наш законный государь князь Святослав Игоревич...
Эх, молодец, молодец!
Чести твоей мы не порочим: Бог весть, кто ты таков,
а не пригоже ни тебе говорить такие речи, ни нам их слушать!

Неизвестный

Ой ли, старинушка?..
Ну, коли нельзя говорить, так чай петь можно?
Хотите ли, братцы, я вам спою песенку?..
Да не бойся, дедушка, в ней о вашем князе и речи не будет.
Слушайте-ка, братцы!
В старину живали деды
веселей своих внучат:
как простую пили воду,
мёд и крепкое вино!
Веселились, потешались,
пировали круглый год.
Вот как жили при Аскольде
наши деды и отцы!

Рыбаки

Ну вот, слышите ль, ребята,
как живали в старину?

Неизвестный

Люди ратные не смели
брать всё даром на торгу
и лишь греков обижали
и заезжих поморян!
В пояс кланялись народу
и честили горожан.
Вот как жили при Аскольде
наши деды и отцы!

Рыбаки

Ну вот, видите ль, ребята,
как живали в старину?

Неизвестный

Без варягов управлялись
с печенежской мы страной.
И Византию громили,
и с косогов брали дань,
и всех били киевляне,
как их бьют теперь самих.
Вот как жили при Аскольде
наши деды и отцы!

Рыбаки

Ну вот, слышите ль, ребята,
как живали в старину?

Неизвестный

Ну что, товарищи, люба ли вам моя песенка?

Алексей

Песня хороша, молодец, да слова-то не ладны;
пел бы ты её про себя!

(к рыбакам)
Ну, что вы, дурачьё, рты-то разинули?
Мало ли что было в старину — всего не переслушаешь!..

Первый рыбак

Да о каком это, ребята, он всё толкует Аскольде?

Второй рыбак

Неужели не знаешь?
Ну, вот, что похоронен там, близ места Угорского, над самой рекою.

Первый рыбак

А кто он был таков?

Второй рыбак

Прах его знает! Так, какой-нибудь ледащий князюшка!
Чай, при нём ленивый не обижал Киева...
То ли дело теперь: и подумать-то никто не смеет!
Вот, недавно, завозились, было, Ятвяги и Радомичи — много взяли!
Лишь только наш удалой князь усом повёл, так они места не нашли!..
Что тут говорить!
Да бывал ли когда на Руси такой могучий государь?
Да летал ли когда по поднебесью такой ясный сокол,
как наш батюшка, князь Святослав Игоревич?

Первый рыбак

А как выедет наш кормилец на борзом коне своём,
впереди своих удалых витязей — что за молодец такой!
Так, глядя на него, сердце и запрыгает от радости!

Алексей

Да как сердцу и не радоваться?
Ведь он наш, родной: ему честь и нам честь!

Второй рыбак

Вестимо! Чего ж нам ещё?
Живи только да здравствуй наш батюшка,
великий князь, наше красное солнышко!

Неизвестный

Хорошо солнышко! Летом печёт, а зимой не греет.

Первый рыбак

(к Алексею)
Дедушка, а дедушка, что это он, пострел, говорит?
Уж не Ятвяги ли подослали его мутить народ?

Второй рыбак

Да не диво, брат, — станется!

Алексей

Вот то-то и есть, детушки, чтоб и нам с ним в беду не попасть.
Эй, ребята, будет растабарывать, пора на работу!

(Рыбаки начинают убирать невода и усаживаются на лодку.)

Рыбаки

Ну-те, братцы, поскорее
забирайте невода!
Мы, при помощи Перуна,
лодку рыбой нагрузим
и наловим для продажи
золотистых осетров...
Ну-те, братцы, поскорее
забирайте невода!

(Алексей и все рыбаки, поместясь в лодке, уезжают налево.)

Неизвестный

Глупое стадо!
Вот посмотрим, что-то вы заговорите тогда,
как с одной стороны печенеги, а с другой греки
приступят к Киеву, и бранный крик сей бесчисленной рати
сольётся в одно общее восклицание:
«Да погибнет Святослав и да княжит
в Великом Киеве потомок знаменитого Аскольда!»

(Задумывается. С правой стороны слышна хороводная песня и голос Торопа.)

Но мне кажется... Так точно!
Это голос моего слуги Торопки!

Тороп и крестьяне

(выходя на сцену и продолжая петь)
Светел месяц во полуночи,
ясно солнышко в весенний день,
а яснее и светлее чиста месяца,
а светлее солнышка наш великий князь!..
Люли, люли!

Неизвестный

(идя к ним навстречу)
Тороп, пристало ли тебе петь такую песню и величать нашего злодея!

Тороп

А, это ты, боярин? Не прогневайся!
Я вечор перенял эту песенку у Соловья Будимировича,
любимого певца великокняжеского.
Ах, боярин, что за песня!.. Послушай-ка...

Неизвестный

Молчи!..
Разве ты для того живёшь в Киеве, чтобы перенимать глупые песни?

Тороп

А что ж, боярин?
Тороп Голован и песенки попевает, а дела не забывает:
ведь я всё проведал, что тебе было надобно.
Ну что, говорил ли ты сегодня со Всеславом?

Неизвестный

Да, говорил, но не открыл ему тайны его рождения;
он узнает её сегодня, когда, по обещанию своему,
придёт в полночь на могилу Аскольда.

Тороп

Но точно ли ты, боярин, знаешь, что княжеский отрок Всеслав, —
тот самый безродный сирота, которого ты отыскивал?

Неизвестный

Да, это точно он. Золотая гривна, которую Всеслав
носит на груди своей; его собственный рассказ,
как он найден был воинами Игоря в дремучем лесу,
в избушке, в которой я скрывался от преследований
врагов моих, — всё подтверждает эту истину.
О, если б боги помогли мне совершить
заповеданное мне отцом и дедом!
Если б я мог отомстить за смерть их государя
и возвратить правнуку Аскольда его законное наследие!..
Но я опасаюсь, Тороп, привязанность этого юноши
к Святославу, его любовь к какой-то христианке...

Тороп

А, знаю, знаю, боярин!..
Это дочь старого рыбака Алексея; её зовут Надеждою,
она живёт вот здесь, в этой избушке.

Неизвестный

Здесь.

Тороп

Да, боярин. Я шёл к ней, когда мы повстречались.
Всеслав раза два приводил меня с собою,
чтобы позабавить её моими песенками.
Я, опомнясь, обещал ей принести расписное веретено
моего рукоделия — вот оно.
Да только, кажется, ни её, ни Алексея дома нет...
Ну, так и есть, — двери заперты.

Неизвестный

А хороша ли собою эта девушка?

Тороп

Да так-то хороша, боярин, что я надивиться не могу, как она.

Неизвестный

А разве ты бывал в селе Переславине?

Тороп

Как же!.. Боярин Вышата не раз приглашал меня туда,
чтобы потешать моими песнями тамошних затворниц.
Ведь он от великого князя поставлен над ними набольшим.

Неизвестный

Скажи мне, Всеслав очень любит Надежду?

Тороп

Как же, ведь он хочет на ней жениться.

Неизвестный

Жениться?

Тороп

Сюда идёт целая ватага молодых киевлянок;
я обогнал их не так чтобы далеко отсюда.
Ведь сегодня Усладов праздник:
так с утра до самой ночи народ будет веселиться за городом...

Неизвестный

Я устал, и мне далеко ещё надо ехать;
так я присяду за этой избой и отдохну;
быть может, после полуден я опять ворочусь сюда,
и если застану дома эту Надежду...
Тороп, отдай мне своё веретено, — я скажу, что принёс от тебя.

Тороп

(отдав веретено)
На, боярин, вот оно.

(Множество горожан и горожанок, Стемид и Фрелаф появляются на авансцене.)

Фрелаф

Да, что мы, Стемид, ходим за ними разиня рот?..
Кто нам заказал подойти поближе к этим красавицам?..

Стемид

В самом деле, подойдём!..

Пожилой киевлянин

Нет, молодец, не трогайте наших девушек: вы их распугаете.

Фрелаф

Распугаем?.. Ах ты, старый дурень!..
Да что мы, печенеги, что ль?..

Пожилой киевлянин

(кланяясь)
Кто говорит, господин милостивый!
Вы господа честные, витязи великокняжеские;
да непригоже нашим сёстрам и дочерям водиться с людьми ратными.

Фрелаф

А с кем же? Чай, с вашей братьею, торгашами киевскими?

Пожилой киевлянин

Да не во гнев будь сказано твоей милости,
с торгашами-то киевскими водиться прибыльнее,
чем с вами, господа храбрые витязи.

Стемид

Ба, ба, ба! Тороп Голован! Зачем сюда пожаловал?
Уж не хочешь ли отбивать у меня красных девушек?

Тороп

И, ваша милость, где нам?
Правда, если и у тебя в кармане-то не побрякивает,
так немного же и ты возьмёшь, боярин!

Фрелаф

Да что ж ваши красавицы такие неподатливые?
Ну, сторонка!
Нет, на моей родине не только девушки,
да и жёны молодые не походят на ваших киевлянок.
У нас по всему Поморью только и житьё, что ратным людям.
Клянусь Одином!
Бывало, ни одна красавица не повстречается
с молодцем Фрелафом без того,
чтоб не взглянуть на него умильно, иль не промолвить слова ласкового.

Стемид

Ну что ж ты, Фрелаф, расхвастался!
Послушай-ка, брат, случалось ли тебе когда-нибудь
в тихую погоду припадать лицом к реке, чтоб напиться водицы?

Фрелаф

Как не случаться!..

Стемид

Так вспомни-ка хорошенько: чай, всякий раз казалось,
что сам дедушка водяной выглядывал на тебя из омута.
Ну, с твоим ли красным носом и рыжими усами
приглянуться молодой девушке?

Фрелаф

Так что ж!
Разве надобно витязю походить на девчонку,
как товарищу твоему Всеславу.

Стемид

Всеславу?..
Да, Фрелаф, он покрасивее тебя и помоложе;
а попытайся-ка с ним схватиться!..
Всеслав и не таких молодцов, как ты, за пояс затыкал.

Фрелаф

Как?.. Чтоб этому мальчишке неудалому досталось
помериться с таким молодцом, как я!..
Да знаешь ли, что я, Фрелаф, сын Руслана,
внук Руальда и правнук Ингедота, поборника себе не знаю? Что я...

Стемид

Постой, постой, храбрый витязь!
Вон, кажется, девушки собрались в кружок:
верно, какая-нибудь красавица хочет спеть тебе песенку.
Послушаем.

Фрелаф

А я клянусь Гелою, что если эта певунья
будет стоить Фрелафова поцелуя, так я её поцелую.

Стемид

А если она чья-нибудь невеста?

Фрелаф

Так что ж, и пусть жених смотрит да облизывается.

Стемид

А если у неё он — малый плечистый,
и не любит, чтоб невесту его целовали?

Фрелаф

Да мне-то какое до этого дело?

Стемид

Поздно хвастать, Фрелаф.
Ты только боек на словах, а как дойдёт дело до кулаков,
так первый за куст спрячешься.

Фрелаф

Кто?.. Я?..
Я, природный варяг, побоюсь ваших русских кулаков?..
Так я же тебе покажу, как у нас за морем целуют красных девушек!

Любаша и девушки

При долинушке берёза
белая стояла,
при берёзушке девица
плакала, рыдала.
Ай, калина! Ай, малина!

Любаша

Для кого ж я сад садила,
берегла, холила?
Не для кого иного —
для дружка милого.
Ай, калина! Ай, малина!
Для чего ж в моем садочке
пташки распевают?
Все об нём, дружочке,
мне воспоминают!
Ай, калина! Ай, малина! Люли!

Девушки

А яснее и светлее чиста месяца,
а светлее солнышка наш великий князь.

Любаша

Залетал мой сокол ясный,
молодец мой прекрасный,
запропал в кручине
без вести в чужбине!
Ай, калина! Ай, малина!

Девушки

Я пособлю, молоденька,
цветиков маленько;
стану с зоренькой вставати,
цветы поливати.
Ай, калина! Ай, малина! Люли!

(Фрелаф подходит к Любаше и хочет поцеловать её.)

Любаша

Ах, что ты, отвяжися!
Да полно! Не балуй

Фрелаф

Куда? Не торопися!
Хоть разик поцелуй!

Девушки

Эй, витязь, непригоже!
Пусти её, отстань!

Любаша

Я закричу!

Фрелаф

Так что же?

Девушки

На что это похоже!
Эй, витязь, перестань!

(Любаша вырывается и бежит к избе, Фрелаф догоняет её и схватывает опять за руку.)

Фрелаф

Постой, тебя возьму я с бою!

Неизвестный

А вот посмотрим, как возьмёшь!
Оставь её, иль я с тобою
управлюся, буян!

Фрелаф

Ты врёшь!
Кто ты?
И как ты, дерзкий, смеешь так грубо говорить?

Неизвестный

(освобождая девушку)
Ступай!

(к Фрелафу)
Коль ты желание имеешь
узнать, кто я, так знай:
широкий Днепр моя постеля,
и вся святая Русь мой дом.
Я всех варягов ненавижу,
над ними вслух всегда смеюсь;
угроз их не боюсь
и не люблю точить им балов;
а целый век стою на том,
чтоб заморских всех нахалов
знакомить с русским кулаком.

Хор

Чтоб заморских всех нахалов
знакомить с русским кулаком.

Стемид

(к Фрелафу)
Ну что, брат, твой любовный пламень?
Погас?

Тороп

Нашла коса на камень!

Фрелаф

Чтоб я остался ни при чём!

(Вынимает меч).

Неизвестный

(вырывая у него меч)
Тебе ль владеть мечом!
Пошёл, сиди за прялкой!

(Уходит.)

Девушки

О, витязь жалкий,
ступай, сиди за прялкой!

Фрелаф

Он ушёл с моим мечом!..
Ловите! Держите!

Хор и Тороп

Он ушёл с его мечом!

Фрелаф

Ловите! Держите! Подайте его!
Разбойник! Буян! Узнаешь Фрелафа,
узнаешь, кто я! Воришка проклятый!
Ищите, ловите! Подайте его!

Неизвестный

(Появляется на своём челноке.)

Я здесь!

Хор

Он здесь!

Фрелаф

Буян проклятый, отдай мой меч!

Неизвестный

Твой меч? Изволь! Я меч отдам, тебя достойный...
Вот он, возьми его! Прощай!

(Бросает на берег веретено и уезжает.)

Фрелаф

(подбегая)
Мой меч!.. Что вижу!.. Веретено!

Хор

Так точно, веретено!

Тороп

(поднимая веретено)
Да как раскрашено оно!

Хор

О, витязь жалкий,
ступай, сиди за прялкой!

Фрелаф

Вот я вас палкой!
Чему смеётесь, дурачьё?

Тороп

(подавая веретено Фрелафу)
Свершил ты подвиг ратный —
убил злодея своего...
Возьми свой меч булатный!

Фрелаф

Молчи!

Стемид

И, полно! Ничего!
Не ты, так я возьму его!

(Берёт веретено.)

Скажи, что ты дрался с русалкой
и с боя взял его.
Пойдём!

(Фрелаф и Стемид уходят.)

Хор

Прощай, наш витязь жалкий,
ступай, сиди, сиди за прялкой.
Прощай, наш витязь жалкий,
ступай, сиди, за прялкой,
ступай, сиди, за прялкой.

* * *

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Картина первая

(Театр представляет внутренность обширного терема; большой накрытый стол, за которым сидят и пируют витязи Простен, Всеслав, Фенкал, Остромир, Якун, Фрелаф, Икмор и множество других варяжских и русских воинов.)

Хор

Мёд искромётный,
в кубках шипи!
В чаши рекою
лейся, вино!

Фенкал

Мы пьём в честь Услада,
в честь русской земли,
за здравье красавиц,
на радость друзьям,
на гибель крамольным,
врагам на беду!

Фенкал и хор

На гибель крамольным,
врагам на беду.
За здравье красавиц,
на радость друзьям,
на гибель крамольным,
врагам на беду!

Фенкал

Кто пьёт, не пьянеет,
кто любит добро,
кто счастлив с красоткой,
тот истинный витязь,
тот друг нам и брат!

Хор

Тот истинный витязь,
тот друг нам и брат!

Простен

Вот так, друзья! За мной кубки кверху.
В честь Услада, в честь русской земли!

Фрелаф

(выпивая свой кубок)
И во славу варяжских витязей!

Остромир

Ага! Заговорил и ты, Фрелаф!
А я уж думал, что у тебя язык отнялся.

Якун

В самом деле, он что-то сегодня не больно поговаривает...
Да и у тебя, Всеслав, лицо-то непраздничное.

Всеслав

Мне что-то нездоровится.

Простен

И, полно!
Повеселись-ка с нами до утра, так всё пройдёт.

Всеслав

Нет, товарищи, вы обещали
отпустить меня прежде полуночи.

Простен

Да, если Стемид придёт тебе на смену.

Фрелаф

Да что вам дался этот Стемид?
Иль без него нам и пировать не можно?
И что в нём хорошего?
Мальчишка! Взглянуть не на что!
Ни росту, ни дородства,
в щеках девичий румянец, а в голове бабий разум!

Простен

Да в руках то, брат, у него не веретено.

Фрелаф

Веретено!.. Что за веретено?.. Какое веретено?..

Простен

Какое? Вестимо, какое!
Стемид с лица только походит на красную девушку,
а в ратном деле такой молодец, что и сказать нельзя!

Остромир

Я сам видел, как он один на медведя ходит.

Фрелаф

Эко дело!.. Удалось когда-то этому мальчишке
пропороть рогатиной сонного медведя,
так вы надивоваться не можете!
Я не говорю про себя, а мой прадед Ингелот
схватился однажды с медведем-то бороться!

Якун

И одолел?

Фрелаф

Вот диковинка!.. Одолеть ничего — я знаю по себе.

Простен

Так что он сделал?

Фрелаф

Что сделал?.. С живого шкуру снял!

Простен

И медведь не пикнул?

Фрелаф

Ну вот, уж и не пикнул!
Вестимо, ревел, да не отревелся!

Якун

Полно, брат, потешаться над нами!

(Входит Стемид, становится, никем не примечаемый, за Фрелафом.)

Фрелаф

Что ж, ты думаешь, я лгу?
Да у меня и теперь ещё шкура-то цела;
она вместе с мечом досталась мне от прадеда по наследству.
А знаете ли вы, товарищи, что это за меч такой?..
И теперь ещё в моей родине поговорка:
не бойся ни моря бурного, ни грома небесного, а меча Ингелотова.
Бывало, хоть два закалённые шелома надень,
как хвачу по маковке, так до самого пояса;
а на мече, поверите ли братцы, ни зубринки!

Стемид

Как не поверить! Ведь ты в мечах толк знаешь.

Фрелаф

А, это ты, Стемид!

Простен

Милости просим... Садись товарищ!

Стемид

Постойте, братцы!
У вас шла речь о каком-то мече;
хотите вы, я вам покажу такой диковинный меч,
какого сродясь вы и не видывали?

Витязи

Покажи, покажи!

Стемид

А ты что, Фрелаф, молчишь?
Иль не хочешь полюбоваться моим мечом-самосеком?

Фрелаф

Полно, Стемид, что за шутки такие!

Стемид

Я не шучу... Ну что, показывать что ль?

Фрелаф

(вставая)
Э, брат! Постой-ка!
Мне надо ещё с тобой словца два перемолвить.

(отводя в сторону Стемида)
Пожалуйста, не рассказывай никому об этом проклятом веретене.

Остромир

О чём вы там перешёптываетесь?

Стемид

Так, ничего!
Вот видите, товарищи, прежде, чем я покажу вам
этот диковинный меч, мне должно рассказать,
как он попался в мои руки.

Фрелаф

(тихо)
Да полно, братец!

Стемид

(не слушая Фрелафа)
Сегодня поутру пошли мы вместе с Фрелафом
смотреть на хоровод красных девушек...

Фрелаф

Эй, Стемид!
Я терпелив, но если ты осмелишься...

Стемид

Уж не хочешь ли ты запугать меня?
Полно, братец! Ведь Ингелотов-то меч у меня за пазухой.

Фрелаф

Да что ж ты, в самом деле!..
Смотри, краснобай, у меня как раз язычок прикусишь!..

Стемид

Ой ли?..

(ко всем)
Так слушайте же, товарищи...

Фрелаф

(хватаясь за рукоятку своего меча)
Вынимай свой меч, зубоскал проклятый!

Стемид

(выхватывая из-за пазухи веретено)
Изволь!

(Все витязи смеются.)

Простен

Ах, он балагур!..
Смотрите-ка, братцы, веретено!

Остромир

Дайте поле молодцам!
Да чур, драться не на живот, а на смерть.

Стемид

(к Фрелафу)
Ну что ж, могучий богатырь, выходи!

Все

Выходи, Фрелаф!

Фрелаф

(садясь опять на скамью)
Ты не стоишь, молокосос,
чтоб я марал об тебя мой булатный меч!
Говори, говори, мальчишка!
Болтай, забавляй честную беседу, хвастунишка проклятый!
Гусляр! Скоморох!

Стемид

А что, в самом деле, не мешало бы нам
залучить сюда какого-нибудь гусляра;
здесь и позабавить-то нас некому.
У Фенкала, чай, язык уж плохо пошевеливается,
да и Фрелаф-то скоро на ногах стоять не будет...
Э!.. Постойте-ка!

Тороп

(Поёт за кулисами.)

Ах ты, море, море синее!..

Стемид

Так точно, это он!
Погодите, товарищи; будет и нам потеха!

(Убегает.)

Фрелаф

В кого он ещё там воззрился! Мальчишка!
На кифарах бы ему играть, а не с мечом ходить, поганому гудошнику!

Всеслав

И, Фрелаф, не стыдно ли тебе за шутку сердиться?
Ну, чем он тебя обидел?

Фрелаф

Ещё бы обидел!.. И, нет, брат, не досталось
обижать орла приморского ни ясному соколу,
ни белому кречету; так этой ли вороне
разнокрылой обидеть меня, молодца?
Дай-ка, брат, Простен, эту флягу с вином.

(Пьёт.)

Не хочется только себя срамить;
а посажу на одну ладонь, а другой прихлопну — так и поминай, как звали!

Простен

Ну что, братец, нынче день Усладов — ссориться не должно.

Фрелаф

Да что мне за дело до вашего Услада?
Я и знать-то его не хочу.
А уж коли на то пошло, так проучу же этого буянишку!

(Пьёт.)

Хотите ли, ребята, я сей же миг при вас сверну ему шею?

(Пьёт.)

Исковеркаю!.. В бараний рог согну!.. Узлом завяжу!..

(Вскакивает.)

Хотите ли?..

(Стемид входит. Фрелаф садится опять.)

Ну, счастлив ты! Благодари богов, что мне вставать-то не хочется!

Стемид

(оборотясь к дверям)
Ну, что ж ты?.. Войди!

(Входит Тороп.)

Остромир

Что это за Полкан-богатырь?
Эка рожа! Ну, брат, красив ты!

Тороп

(кланяясь)
И красные девушки то же говорят, добрый молодец.

Стемид

Прошу любить да жаловать!
Этот парень задушевный мой приятель,
и хоть не в такой чести, как наш вещий
Баян Соловей Будимирович,
а пропоёт и проиграет на кифарях не хуже его.

Фрелаф

Эка образина.
А голова-то, голова-то, словно добрый чан!

Тороп

Какова ни есть, молодец, а покрепче
твоей буйной головушки держится на плечах.

Фрелаф

Что это?..
Ах, тмутараканский болван! Да разве я пьян?

Простен

Полно, Фрелаф, пей и молчи.
А ты, Тороп, чего хочешь: вина или мёду?

Тороп

И вина хлебнём, господин честной,
и от мёду не откажемся...
Прикажите принести,
так мы станем пить, а хозяину слава!

(Ему подносят кубок.)

Весёлого пира, молодцы! Лёгкого похмелья!

(Пьёт.)

Вам веселиться, а нам крошки подбирать.

Стемид

Ну-ка, Торопушка, повесели нас!

Тороп

Что позволишь, батюшка?
Рад потешить вашу милость.
Да не в угоду ли вам будет,
я расскажу вам сказочку с припевом о том,
что поделалось однажды с добрым молодцем
в лесу, за горой Щековицею?
Это было в Русалкин день, давным-давно,
ещё при князьях Аскольде и Дире.

Простен

Так это не сказка?

Тороп

Как бы вам сказать, господа честные,
да только не промолвиться:
сказка — не сказка, быль — не быль,
а старухи говорят, что правда.

Все

Рассказывай, рассказывай!

Тороп

(Откланивается и начинает.)

Не забывать бы добру молодцу час полуночный,
не ходить бы ему по лесу дремучему в Русалкин день!
Жил-был храбрый витязь Звенислав, по прозванию Бесстрашный;
любил он красную девицу — её звали Милосветою.
Вот однажды весною, в Русалкин день промолвился он
своей суженой, что идёт в дремучий лес потешиться охотою.
Милосвета ахнула, да и было от чего —
кого в Русалкин день заставала полночь в лесу,
тот уж назад не приходил.
«Если ты не придёшь прежде полуночи, — сказала девица, —
то ищи меня на песчаном дне озера Долобскаго».
«Приду», — шепнул Звенислав и отправился в путь-дороженьку.
Уж солнца позднего лучами
позолотился край небес,
а Звенислав всё шёл полями.
И вот — пред ним дремучий лес...
И что же он в лесу находит?
Под дубом девица сидит,
под дубом девица сидит,
она встаёт, к нему подходит
и за собой его манит.
И Звенислав, в мечтах влюблённый,
русалки в ней не узнаёт,
не видит он волос зелёных
и вслед за девицей идёт.
Помни, витязь час урочный.
Помни, витязь час полночный.
И вот над самою рекою
чертоги пышные стоят;
из них красавицы толпою
навстречу витязю спешат.
И все они его ласкают
и в светлый терем свой ведут,
вином и мёдом угощают
и песни сладкие поют.
Давным-давно уж солнце село,
а витязь усом не ведёт...
Вдруг ветер свистнул, загремело,
раздался хохот, полночь бьёт!..
Помни, витязь час урочный.
Помни, витязь час полночный.
Проходит день, прошла неделя,
уж начал блекнуть в поле цвет;
прошёл день Лады и Полеля,
а Звенислава нет как нет!
И вот уж осень на исходе,
давно с деревьев лист опал...
Давно уж слух идёт в народе,
что витязь без вести пропал.
И вот однажды поселяне
идут и видят: под кустом
лежит бесстрашный на поляне,
и спит он непробудным сном.
Помни, витязь, час урочный!
Помни, помни час полночный!..

Простен

А с невестой-то его что сделалось?

Тороп

А вот что, господин честной.
Старики рассказывают, что она кинулась в Долобское озеро.
Говорят, с той поры по ночам это озеро ревёт, как дикий зверь, —
и в самую полночь из омута выходит дева в белом покрывале,
садится на берег и вопит так, что земля дрожит...
Говорят также, что будто бы она приговаривает:
веселился бы ты, добрый молодец, да не забывал бы час полуночный!

(Всеслав встаёт.)

Остромир

Что ты, Всеслав? Куда?

Всеслав

Мне что-то нездоровится.

Стемид

И подлинно!
У тебя и глаза-то вовсе не людские!
Не троньте его, братцы, пусть себе идёт отдохнуть.
Да выпей что-нибудь на сон грядущий.

Всеслав

Нет, Стемид, не хочу.
Прощайте, товарищи!

(Уходит.)

Простен

Видно, он в самом деле прихворнул!
Сидел всё молча, как убитый, а в вине-то и усов не обмочил.

Фрелаф

(поглаживая свои усы)
Усов? А где бы он их взял?
Не дорос ещё — молоденек.

(Входит Вышата.)

Простен

А, гость нежданный!
Господин ключник Вышата, милости просим.

Вышата

Хлеб да соль, добрые молодцы!
Ну, что поделываете?
Всем ли довольны?
Не подкатить ли вам ещё бочонок-другой медку?

Фрелаф

Давай сюда, боярин!
Много ли только у тебя в погребу-то?
А за нами дело не станет!

Вышата

Полно, так ли?
Не знаю, как другие, а в тебя, Фрелафушка,
я вижу, и воронкой уж не много нальёшь.

Остромир

Где, боярин, погулял сегодня?

Вышата

Мало ли где!
Был в Подоле, смотрел, как наши
горожане и горожанки справляли Усладов день.
Эх, детушки, не старые времена:
подбирались все киевские красавицы!
Поверите ль, ни одного личика не видал!
Обещал мне один молодец показать
какую-то красавицу, да плохо верится...
Э, Тороп Голован! И ты, брат, здесь?
Послушай-ка, любезный! Ты везде шатаешься, —
не видал ли хоть ты какой-нибудь красоточки?
Потешь, скажи! А то, право, горе берёт!
Неужели-то они вовсе перевелись?

Тороп

(кланяясь)
Где нам, сударь, знать об этом!
Мы люди тёмные.
Вот твоя милость дело другое: ты на том стоишь.

Вышата

А ты на чём стоишь, дурацкая чучела?
Чтоб чужого винца хлебнуть да песенку спеть?

Тороп

Вестимо, батюшка!

Вышата

Э!.. Знаете ли что, детушки.
Мне сейчас сказывали, что христиане собрались
также справлять по-своему праздник в старой
своей божнице, вот что близ места Угорского,
подлее самой Аскольдовой могилы.
Да, видно, они посмышлёнее вас, ребятушки:
пируют все вместе, и мужья, и холостые, и жёны, и красные девушки.
Ну что, молодцы, не отправиться ли нам к ним в гости?.. Ась?..

Фрелаф

В самом деле, пойдёмте, братцы.

Остромир

А что ты думаешь? И впрямь! Идёмте, ребята!

Фрелаф, Остромир, Вышата, Тороп, Простен, Якун, Фенкал и витязи

Идём!

Стемид

Что вы, что вы, товарищи!
Иль забыли, что нам заказано
от великого князя обижать простой народ?

Фрелаф

Да то народ, а ведь это христиане!

Остромир

Вестимо! Они злодеи нашего государя.

Простен

Рабы хитрых греков.

Якун

Не чтят на вашего Перуна, ни нашего Одина.

Тороп

Не любят ни петь, ни веселиться.

Вышата

И держат взаперти своих дочерей.

Фрелаф

А вот мы их порассмотрим!

Вышата

Слушайте, детушки!
Зайдёмте-ка прежде ко мне; я вас попотчую таким винцом,
какого вы сродясь не пивали; а там всей гурьбой на Аскольдову могилу.
Ну что, любо, что ль?.. Так?

Фрелаф, Остромир, Вышата, Тороп, Простен, Якун, Фенкал и витязи

Любо! Любо!

Вышата

Да, пойдёмте с песнями, ребята.
Эй, Тороп Голован, затягивай Усладову песню,
а мы тебе подтянем! Ну, что ты переминаешься?
Начинай!

Тороп

Сейчас, боярин, дай горло промочить.

(Берёт кубок с вином и пьёт и, держа его в руке, начинает.)

Богам во славу, князю в честь,
в честь богу радости — Усладу,
мы целый день гулять и есть,
и пить все станем до упаду.
Кто пить вино не будет рад?
Друзья, вино не злое зелье!
Да здравствует веселье!
Да здравствует Услад!

Хор

Да здравствует веселье!
Да здравствует Услад!

Тороп

Все наши деды и отцы
обряд сей свято сохраняли, —
так пейте ж больше, молодцы,
чем ваши прадеды пивали!
Сегодня мы свершим обряд,
а завтра будем пить с похмелья.
Да здравствует веселье!
Да здравствует Услад!

Хор

Да здравствует веселье!
Да здравствует Услад!
Друзья, вино не злое зелье!
Да здравствует Услад!

(Все уходят. Вышата останавливает Простена.)

Вышата

Постой-ка, Простенушка,
надо мне с тобою словечко перемолвить!

Простен

О чём, боярин?

Вышата

А вот что, дитятко: я не даром вас веду на Аскольдову могилу.
Почему знать; может статься, какая-нибудь из этих
полуночниц кинется мне в глаза.
Худо, Простенушка, худо!
Нашему великому князю всё не по нраву стало!
Кабы приглянулась ему теперь какая ни есть
новая красоточка, так дело-то было бы ладнее.
Возьми-ка с собой на всякий случай человек пять-шесть
воинов из дворцовой стражи; не равно придётся отправить
кого-нибудь в село Предиславино, так было бы с кем.

Простен

Слушаю, боярин!

Вышата

Ну, так ступай же, Простенушка.
Я позадержу гостей у себя, а ты сделай своё дело,
да приходи скорей распить с нами красоулю медку.

(Оба уходят.)

Картина вторая

(Театр представляет берег Днепра. В глубине, с правой стороны от зрителей, сквозь редкие деревья, на самом берегу реки, виднеются развалины христианского храма; большая часть его почти совсем разрушена. На ближайшем плане, с левой стороны, высокий холм; кругом дичь; за рекой левая сторона Днепра. Полный месяц отражается в воде. При поднятии занавеса Неизвестный стоит у подошвы кургана и смотрит вдаль. В глубине, по берегу реки робко пробираются мужчины в простых одеждах, а женщины в покрывалах; они исчезают в развалинах церкви.)

Неизвестный

(облокотясь на секиру)
Скоро, скоро, месяц ясный,
твой потухнет чистый свет.
Скоро полночь — час ужасный!
А Всеслава нет как нет!

Хор

(едва слышно; в развалинах)
Боже! Боже милосердый!
Ты храни своих детей!

Неизвестный

Вот уж скоро разольётся,
ярким заревом рассвет.
Скоро Киев весь проснётся,
а Всеслава нет как нет!

Хор

(в развалинах)
Будь, Всевышний, нам покровом
и прибежищем от бед!

Неизвестный

Умолкни, сердца вещий голос!
Зачем грозишь ты мне бедой?
Зачем вливаешь ты сомненье
в мою истерзанную грудь?
Нет, нет! Скорее Днепр широкий
струиться будет ручейком,
скорей средь дня померкнет солнце
и звёзды на землю падут,
скорей средь дня померкнет солнце
и звёзды на землю падут,
чем правнук храброго Аскольда
захочет вечно быть рабом!
Чу!.. Кто-то идёт!.. Так точно, это Всеслав!

(Входит Всеслав.)

Насилу я дождался тебя!
Ну, молодец, не очень же ты торопишься знать,
кто были твои родители!

Всеслав

Я не мог прийти раньше;
но если бы ты знал, с каким нетерпением...

Неизвестный

(прерывая)
Ты желаешь знать род, от которого происходишь?
О, Всеслав, Всеслав!
Было время, и твой древний род, как гордый дуб,
красовался пред всей землёй Русскою!
Злодеи подсекли его у самого корня:
он пал, и ветры буйные разметали по свету его изломанные ветки!

Всеслав

Но кто ж я?

Неизвестный

Покамест слуга и раб Святослава...
Слуга и раб!.. Но погоди, Всеслав.
Скорее светлый Днепр покатит вспять серебреные струи свои,
и станут мощного орла называть синицею, чем величать тебя слугою Святослава!..
Ты знаешь, над кем насыпан сей высокий курган?

Всеслав

Это могила Аскольда.

Неизвестный

А знаешь ли ты, что он был князем великого Киева?
Что, убитый изменою, он пал под ударами гнусных предателей,
и что неоплаканная и неотмщённая тень его требует крови?
Всеслав, сей несчастный князь — твой прадед;
а его убийцы — отец и дед твоего государя и повелителя!

Всеслав

Возможно ли?

Неизвестный

Да! Ты единственная отрасль знаменитого рода!
И я, внук верного слуги твоего прадеда,
первый приветствую тебя, Всеслав,
законный государь и князь великого Киева!

Всеслав

Несчастный! Что ты говоришь!
Мне быть князем великого Киева!
Мне восстать против своего государя и благодетеля!..

Неизвестный

Твоего благодетеля!

Всеслав

Да! Моего благодетеля!
Не Святослав ли призрел меня в младенчестве?
Не он ли вспоил и вскормил безродного сироту?

Неизвестный

Бессмысленный! Называя благодетелем того,
кто, похитив законное твоё наследие, бросает тебе,
как голодному псу, кусок хлеба, омоченный в крови твоих предков!
О, Всеслав, Всеслав!
О, дитя несчастия, взлелеянное на руках моих,
и неужели разгневанные боги обрекли
в тебе одном на вечное рабство весь род Аскольдов?..
Нет, нет!
Я вижу, в этих благородных взорах вспыхнул огонь мщения!..
Так, Всеслав, час мести наступил; твой меч занесён...
Гибель за гибель, кровь за кровь!

Всеслав

Нет, никогда!

Неизвестный

Никогда?..
О, да будет проклят час, в которой ты стал слугою Святослава!
Да будут прокляты воспитавшие тебя подлым рабом!..
Да будут прокляты сами бои, ожесточившие твое сердце!..
Да! Я проклинаю их!

Хор

(на развалинах)
Благословен, о Вседержитель!
Защита наша и покров!
Благословен, когда караешь!
Благословен, спасая нас!

Неизвестный

Что это?..

Всеслав

Разве не слышишь?
Ты проклинаешь своих богов,
а они благословляют своего Господа: это христиане!

Надежда

(за кулисами)
Благословен Господь, когда карает!
Благословен, когда спасает нас!

Всеслав

Так точно! Это голос Надежды!

(Бежит к развалинам.)

Неизвестный

Безумный, куда ты?

Всеслав

Оставь меня, демон-соблазнитель!
Здесь, пред храмом истинного Бога,
я отказываюсь навсегда от прав моих
и клянусь служить верой и правдой
моему государю и благодетелю
и быть супругом Надежды...
Вот всё, чего жаждет душа моя...
Прощай!

(Уходит в развалины.)

Неизвестный

Он ушёл!.. Недостойный сын злополучной Судиславы!
Итак, нет другого средства. Хорошо!
Мы посмотрим, назовёшь ли ты благодетелем
и захочешь ли остаться верным слугою того,
кто похитит твою невесту.

(Подходит к развалинам и смотрит в окно.)

Вот она!.. Подле него, в голубом покрывале...
О, как она прекрасна!

(Входит Вышата.)

Вышата

(обращаясь назад)
Сюда, ребятушки, сюда.

(про себя)
Эк они отстали! А народ, кажется, молодой!..
Ба-ба-ба! Это кто?.. Постой-ка!
Да это, никак, тот самый детина, что сегодня
у Велесовой божницы обещал мне... Так точно!

(к Неизвестному)
Это ты, молодец?

Неизвестный

Я, боярин.

Вышата

Ну что, голубчик?
Когда же ты сдержишь своё слово и покажешь мне
это диво дивное, перед которым все наши
предиславинские красавицы как звёзды потухнут перед красным солнышком?

Неизвестный

Когда?.. Да если хочешь, так сейчас.

Вышата

Как не хотеть!.. Чем скорей, тем лучше. Да где ж она?

Неизвестный

(показывая на развалины)
Вот здесь.

Вышата

А, а! Так она христианка!

Неизвестный

(подводя Вышату к развалинам)
Видишь ли эту деву в голубом покрывале?

Вышата

Вижу, вижу! Ну, брат, в самом деле, нещечко! Ай да красавица!
Да что ж не идут мои молодцы?

Тороп и витязи

(за кулисами)
Да здравствует веселье!
Да здравствует Услад!

Хор

(в развалинах)
Хвала, хвала тебе, Всевышний!
Защита наша и покров!
Хвала тебе, о Вседержитель.
Творец и неба, и земли!

Воины

(за кулисами)
Да здравствует Услад!

Вышата

(идя к ним навстречу)
Ступайте поскорее.

(Входят Тороп, Простен, Фенкал, Остромир, Якун, Фрелаф, витязи и воины.)

Тороп

Сегодня мы свершим обряд,
а завтра будем пить с похмелья.

Воины

Да здравствует веселье!
Да здравствует Услад!

Хор

(в развалинах)
Хвала, хвала тебе, Всевышний!
Защита наша и покров!

Фрелаф

Я всех вас удалее —
за мною все; вперёд!
А тот, кто отстаёт,
тому да будет стыдно!

Воины

А тот, кто отстаёт,
тому да будет стыдно!
А чтобы не было завидно,
мы разом все пойдём...

Фрелаф

За мной, друзья, ступайте смело!

Вышата

Куда?.. Испортите всё дело:
мы этих пташечек спугнём.

Фрелаф

За мной, друзья, ступайте смело,
от нас красотки не уйдут!

Воины

За ним, друзья, пойдёмте смело,
от нас красотки не уйдут!

(Из развалин показываются мужчины и женщины.)

Вышата

Да тише, не шумите;
ну вот уж, посмотрите:
услышали, бегут.

Фрелаф и воины

Ребята, смотрите, смотрите, бегут!..
Скорее в погоню, ловите, ловите!

(Фрелаф и половина воинов убегают на берег Днепра за уходящими из храма.)

Вышата

(про себя)
А мы сторонкой обойдём;
авось, что ищем, то найдём.

(к воинам)
Тише, тише! Не шумите!
Потихоньку обходите!

Воины

Тише, тише! Не шумите!
Потихоньку обходите!

Вышата

(тихо; к Простену)
Тебе при всех отдам приказ,
и ты хватай её сейчас!

Воины

Тише, тише! Не шумите!
Потихоньку обходите!

(Уходят налево и скрываются в развалинах.)

Неизвестный

(выходя из-за кургана за которым он скрывался)
Они ушли!..
Теперь посмотрим, молодец, какое имя дашь ты князю Святославу!

Простен

(в развалинах)
По воле князя...

Всеслав

(в развалинах)
Прочь!

Неизвестный

(про себя)
Я слышу звук мечей... Вот так!..
Дерись, Всеслав, дерись!

Всеслав

(в развалинах)
Умри, злодей!

Воины

(в развалинах)
Хватайте убийцу! Держите Всеслава.

Женщины

(в развалинах)
Спешите! Бегите! Спасенья нам нет!

Всеслав

(Выбегает из развалин с мечом в руке.)

Убийца я. Мою невесту увлекли. Погибло всё!..

Неизвестный

(схватив Всеслава за руку)
Не всё...
Ты жив, — и мы Надежду спасём.

Всеслав

Возможно ли?

Неизвестный

Да, да!

(в сторону)
Теперь ты мой.

Тороп

(вбегая поспешно)
Спасайтесь, спасайтесь! Бегите скорей!

(Всеслав и Неизвестный уходят. Появляются Вышата, Фенкал, Остромир, Якун, Фрелаф, витязи и воины.)

Вышата

Ступайте направо!
Бегите налево!
Ловите злодея,
ищите его!

Воины

Убийцу Простена
отыщем. друзья,
и к князю немедля
представим его!

Фрелаф

Разбойник, мальчишка! Буян, сорванец!

Вышата

Отмстим мы за Простена,
убийцу мы найдём...
Чтоб завтра же на плахе
он умер чуть свет

Воины

Отмстим мы за Простена,
убийцу мы найдём...
Чтоб завтра же на плахе
он умер чуть свет!
Чтоб завтра же, завтра на плахе
он умер чуть свет!

* * *

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

(Театр представляет внутренний двор села Предиславино. В глубине сцены огромное здание с теремами, крытыми переходами и вышками. С левой стороны дом на первом плане; одна сторона его выходит в рощу, отделённую от двора каменною стеною, по которой ходит часовой. При открытие занавеса в одном из средних зданий, на помосте, сидят и стоят множество девушек.)

Девушки

Ах, подруженьки, как грустно
круглый год жить взаперти!
Из-за стен лишь любоваться
на широкие поля!
Нам и песни не веселье:
от тоски мы их поём!
К одним горестям привычные,
мы скучаем с юных лет!
И зачем мы, горемычные,
родились на белый свет!
Нам и песни не веселье:
от тоски мы их поём.

(Славянская пляска. Из переднего дома выходят Буслаевна и Надежда.)

Буслаевна

Ступай же, моя лебедь белая, ступай, проветрей немножко!..
Да полно кручиниться то, моя касаточка!..
Говорят, что государь великий князь
скоро сюда пожалует потешиться соколиною охотою,
и как он тебя увидит, так уж наверно ты его,
моя красавица, совсем заполонишь.

Надежда

Как, вы покажете меня князю Святославу?

Буслаевна

А ты думала, что мы станем тебя от него прятать?
Ах ты, простота, простота!
Да разве тебя за тем привезли сюда,
в село Предиславино, чтоб никому не показывать?
Нет, моя радость!
Клады в землю закапывают, да только не такие.

Надежда

Милосердный Боже!

Буслаевна

Что ты, что ты, дитятко?.. В уме ли ты?..
Плакать о том, что тебя хотят показать великому князю...
Полно, моя лапушка! Почём ты знаешь?
Ну как в самом деле ты придёшь по сердцу нашему государю,
и он удостоить наименовать тебя своей супругою...
Если прикажут называть тебя нашей великой княгинею...

Надежда

О, я не хочу ничего!
Матушка, матушка, возьми меня к себе!

Буслаевна

Послушай, моя красавица!
Если ты хочешь, так мы и матушку твою сюда привезём...
Скажи только, где она?

Надежда

Она? О, она там, где нет ни горести, ни плача,
ни страдания, где никто не помешает мне любить Всеслава!..

Буслаевна

Всеслава!.. Смотри, пожалуй! Всеслава!..
Ах ты, нравная девчонка!
Да долго ли мне тебе говорить,
чтоб ты не смела и думать об этом сорванце,
который осмелился поднять руку на десятника
дворцовой дружины и дерзнуть противиться — да ещё кому —
первому сановнику великого князя, нашему боярину Вышате!..
Слушай ты, блажная!
Коли ты не уймёшься реветь,
да будешь вперёд говорить такие непригожие речи,
так мы упрячем тебя, моя голубушка, знаешь куда?
На поварню или прачечную...
Не хочешь сама быть боярыней, так мы сделаем тебя холопкой.

Надежда

О, будь милостива! Исполни своё обещание,
сошли меня куда захочешь, заставь служить кому угодно,
я знаю разные рукоделья, умею вышивать шелками и золотом;
я буду делать всё, что мне прикажут, стану работать
с утра до вечера, прясть по ночам, сделаюсь рабой рабынь ваших,
только не показывайте меня Святославу...
О, будь великодушна, не откажи мне в этом,
и я вечно стану молить за тебя Бога!..

Буслаевна

Сердечная... Ну, видно, она с испуга-то вовсе рехнулась!..
Полно, полно, моя заунывна пташечка!
Вот погоди, как привыкнешь к нашему житью-бытью,
так самой слюбится. Эх, но чем мне тебя,
мою кукушечку горемычную, пораспотешить?
Постой-ка, постой!..

(Слышен голос поющего Торопа.)

Никак, это наш балясник? Ну, так и есть!..
Подожди-ка здесь, моя красавица!
Вот я приведу к тебе такого певуна, что ты заслушаешься!

(Уходит.)

Надежда

Итак, все мои надежды исчезли, как сон!
Я давно уже свыклась с горем...
Но расстаться навсегда с тобой, мой суженый!..
О, Всеслав, зачем я тебя узнала!..
Светит, светит солнце ясное,
пригревает всех людей...
Только я одна, несчастная,
не видала ясных дней!
Весь век мой пройдёт
в тоске безотрадной:
мой друг ненаглядный
ко мне не придёт!
И радостной встречи
уж мне не знавать,
и ласковой речи
уж мне не слыхать!
Напрасно я льстилась
счастливой судьбою!
Простилась, простилась
я, друг мой, с тобою!
При одном воспоминаньи,
как я счастлива была,
я забыла всё страданье
и душою ожила!
Хоть судьба нас разлучила,
но, мой друг, я все твоя:
ни одна так не любила,
как тебя любила я!..
Что ж теперь судьба моя?
Весь век мой пройдёт
в тоске безотрадной:
мой друг ненаглядный
ко мне не придёт!
Мой друг ненаглядный,
о милый Всеслав,
зачахну в печали в разлуке с тобой.
Что в жизни без друга;
я смерти хочу:
пусть в ранней могиле
истлеет мой прах.
Напрасно я льстилась
счастливой судьбою!
Простилась, простилась
я, друг мой, с тобою!

(Возвращается Буслаевна, за ней Тороп.)

Буслаевна

(к Торопу)
Ступай, ступай сюда, мой сизый голубчик!

Надежда

(увидя Торопа)
Ах!

(Тороп делает ей знак, чтобы она молчала.)

Буслаевна

(к Надежде)
Что ты, моя красавица?

Надежда

Так, ничего, бабушка...
Вы вдруг подошли — так я испугалась.

Буслаевна

Ну вот, Торопушка, наша новая гостья!
Спой что-нибудь да развесели её, только смотри,
голосистый соловьюшка, не ударь лицом в грязь!

Тороп

Изволь, матушка Буслаевна, споём;
и если ты, красная девица, — имени и отечества твоего не ведаю —
до удалых песенок охотница, так авось моё мурлыканье
придёт тебе по сердцу...
Что бы вам спеть-то?.. Да!..

(Поёт.)

Ты не плачь, не плачь, моя голубушка!
Не слези своё лицо белое:
не загиб, не пропал твой сердечный друг...

Буслаевна

И, полно, что это за песня!..
Да от неё тоска возьмёт...
Не правда ли, моя красавица?

Надежда

Нет, бабушка, песня хороша.

Тороп

Да изволь, Буслаевна, споём тебе и другую.
Только смотри, уж не мешай, а не то я вовсе петь не стану.
Ну, слушайте!
Уж как веет, веет ветерок.
Пробираясь по лесу,
по кусточкам он шумит,
по листочкам шелестит,
по лужочкам перепархивает.
То запашет он прохладою,
то засвищет соловьём!
Он несёт к девице весточку
от сердечного дружка,
он ей шепчет на ухо:
«Тяжко-тяжело было молодцу,
да товарищ выручил!
Ты не бойся, моя радость,
не грусти, моя краса!..
Не найдут меня злодеи,
не отыщут мой приют...»
Уж как веет, веет ветерок.
Пробираясь по лесу,
по кусточкам он шумит,
по листочкам шелестит,
по лужочкам перепархивает...

Буслаевна

Полно, Торопушка, перестань!
И эта песня мне не по сердцу...
Ну что в ней хорошего?

Надежда

(в сторону)
Он жив!.. О, благодарю тебя, Всевышний!

Тороп

Что в ней хорошего? Ой ли!..
Так пой же сама, коли лучше знаешь!

Буслаевна

Ну, вот и рассердился!

Тороп

Рассердился, не рассердился, а уж петь более не стану.

Буслаевна

И, что ты, моё красное солнышко!..
Ну, добро, добро доигрывай хоть эту.

Тороп

Нет, бабушка, пой сама.

Буслаевна

Полно, светик, не сердися!
Пой, что хочешь, я молчу.

Тороп

Нет, и слушать не хочу!

Буслаевна

Эй, голубчик!..

Тороп

Отвяжися!

Надежда

(в сторону)
Я робею, трепещу!

Буслаевна

Я люблю тебя сердечно!..

Тороп

Благодарен буду вечно;
только петь я не хочу!

Надежда

(в сторону)
Ты спасён, мой ненаглядный!
Слава всевечному Царю!

Буслаевна

Я кафтан тебе нарядный,
золотистый подарю;
ты оденешься, как барин,
в византийскую парчу!

Тороп

Очень много благодарен,
только петь я не хочу!

Буслаевна

Накормлю тебя я кашей,
браги крепкой насычу...

Тороп

Очень много ласки вашей!
Только петь я не хочу!

Буслаевна

Полно, светик, не сердися!
Спой, голубчик.

Тороп

Отвяжися!

Буслаевна

Я тебя ведь не учу.
Пой, что хочешь...

Тороп

Не хочу.

Буслаевна

Виновата! Вздор сказала!
Твоя песня хороша.

Тороп

Так зачем же ты мешала,
коли песня хороша?

Буслаевна

Да полно, спой что-нибудь

Тороп

Нет, нет! Ни за что!

Буслаевна

Экой дурак упрямый!

Тороп

Не прогневайся, родом так.
А песня-то какая знатная.
Я ведь пропел вам только начало, а там поётся,
как красная девица сидит у окна косящатого
и поджидает своего суженого; как он явится
под вечерок к ней на выручку;
как выхватит её из высокого терема
и умчится с ней за тридевять земель...
А конец-то какой, конец!..
Ну, да что тут говорить!
Сама не захотела слушать.

Буслаевна

Да кто ж знал, что ты такой урод неотёсанный?..
И то сказать — большая невидаль твои песни!
Туда ж, ломается, как будто бы Соловей Будимирович какой!
А что твои песни-то... Дрянь!..

(к Надежде)
Пойдём, голубка!
Вот и солнышко совсем закатилось — пора по домам...

(к Торопу)
Вишь, боярин какой! Слушать не хочет!
Ну, что зубы-то скалишь?
Много вас этаких, гудошников, здесь шатается!..

(к Надежде)
Что стала? Ступай, матушка!
Да у меня смотри, не вздумай опять реветь,
а не то ведь я тебя как раз донцем попотчую!

(Уходит с Надеждою.)

Тороп

Чай, Всеслав давно уж в этой роще...
Ну, заварили мы с ним брагу — как-то расхлебаем!..
Кажется, Надежда поняла меня...
Да вот этот проклятый сторож, словно бельмо на глазу!..
Эй, товарищ!

Часовой

(на стене)
Что тебе надобно?

Тороп

Так, любезный!
Хотел спросить: неужели тебе не надоело
сновать взад и вперёд по этой стене?

Часовой

Так приказано.

Тороп

И ночью также?

Часовой

А ночью-то нас ходят двое.

Тороп

Вот что!.. Ой, худо!

(вынимая из кармана флягу)
Кабы ты, товарищ, сошёл на часок, так мы с тобою винца хлебнули.

Часовой

Спасибо! Я не пью.

Тороп

(про себя)
Не пьёт... Ой, худо!

(Появляются Вышата, Садко, Юрка — безобразный и горбатый старик, — служители, работники и работниы, в том числе несколько старух.)

Вышата

(к служителям)
Слушайте, братцы, и вы все — мамки, няньки и работницы!
Завтра чем свет пожалует к нам в село Предиславино,
повеселиться соколиною охотою, наш государь
великий князь Святослав Игоревич. Смотрите, чтоб всё
было в порядке, чисто, прибрано;
чтобы пылинки ни на чём не было...
Эй, Тороп Голован! Ты здесь? Зачем изволил пожаловать?

Тороп

Да соскучился, батюшка!
Давно не видал вашей милости.

Вышата

Спасибо, брат!.. Поди-ка сюда.

(Выходит вместе с Торопом вперёд.)

Послушай, Торопушка!
Ты, чай, слышал, каких дел наделал княжеский отрок Всеслав?

Тороп

Слышал, боярин, и подивился!..
Экой сорвиголова, подумаешь!..

Вышата

Вот уж его целые сутки ищут, да найти не могут.
Ты везде шатаешься, Торопушка, —
не слышал ли ты от кого-нибудь, куда он спрятался?

Тороп

Нет, боярин, я никого об нём не спрашивал,
да и что мне за дело до этого!

Вышата

Ой ли? Кой-прах! Да ведь ты, кажется, любил его?

Тороп

А вот, как бы сказать твоей милости, не любить мне его было
не за что, да и добром-то не чем вспомянуть; песен моих он не жаловал —
и я сродясь от него ласкового слова не слышал. И то сказать,
мы за этим не гонимся: кто богат да тороват — наши песенки слушает
да казны своей не жалеет, тот до нас и ласков, а кто ласков, того любим.

Вышата

Эко дело, подумаешь!..
Словно сквозь землю провалился!
Да не уйдёт же он, разбойник!
По всем дорогам разосланы гонцы; а если он где-нибудь
около Киева придерживается, так мы его как раз соследим.
У меня есть приятельница старушка, по прозванию Вахарамеевна;
говорят, будто она ведьма, да и я то же думаю: всю подноготную знает...
Коли этого Всеслава не поймают сегодня, так завтра я сам к ней пойду,
ударю ей челом, и она мне укажет пальцем, где он спрятался,
хотя бы это было на дне морском...
Э, да солнышко-то совсем село. Пойти, посмотреть, всё ли прибрано
в княжеской опочивальне. Кто знает — неровно государь
великий князь переночевать сюда пожалует...
А ты, Торопушка, покамест я не позову тебя к себе, повесели нашу дворню.

Тороп

Изволь, боярин! Рады тешить добрых людей.

(Вышата уходит.)

Ну что, ребятушки? Песенок моих хотите,
что ль, послушать, или сказочку вам рассказать?..
Ба, ба, ба, друг сердечный! Господин Садко!
По добру ли по здорову? Да пожалуй сюда!

(Выводит его за руку вперёд.)

Дай на себя полюбоваться!.. И где такие красавцы родятся?

(Все смеются.)

Садко

(вырываясь)
Пошёл, скоморох!..
Шути с тем, кто сам с тобою шутит

Тороп

Да полно же, не сердись, моё красное солнышко с изъянчиком!

(Все смеются.)

Юрка

(смеясь)
Экой заноза-парень, подумаешь!
Нет-нет, да и царап. А всё ведь до тебя добирается.

Садко

До меня?.. Ах ты, проклятый гудочник!
Смотри, чтоб до твоей спины не добрались.

Тороп

До моей спины добраться нетрудно, любезный, — гуляй по ней,
как по чистому полю; вот до твоей так и сам чёрт не скоро доберётся:
вишь, у тебя и спереди, и сзади какие засеки.

Садко

Слушай, ты, балясник!..

Юрка

Полноте, полноте! Что вы, братцы?..
Не тронь его, Торопушка! Вишь он какой неповадливый.
Расскажи-ка нам лучше какую-нибудь сказочку.

Тороп

Изволь, любезный; за этим дело не станет, лишь только слушайте!
Да не теснитесь, братцы! Станьте ко мне все лицом, сюда к сторонке... Вот так.

(Становит всех к самой стенке.)

Да уговор лучше денег, слушать так слушать!

Юрка

Тише, тише! Полно-то шуметь!

Тороп

(Берёт балалайку делает на ней несколько аккордов.)

Трам, трам, трам! Эх вы, удалые молодцы с проседью!
Есть у меня про вас сказочка, все старики былью зовут;
мне рассказывал её учёный кот, а лиса подсказывала.
Слушайте мою быль, люди добрые, и молодцы, и красные девицы!

(к одной из старух)
А ты, бабушка, на молодца не заглядывайся.
Слушать-то мои сказки слушай, а исподтишка мне не подмигивай!

(Все смеются.)

Старуха

Ах ты, озорник, озорник!.. Вишь, что выдумал!

Тороп

Рассказать вам, ребятушки, как добрый молодец Всемил выручил
свою суженную, красную девицу Любашеньку, из злодейских рук Словенского
боярина Карачуна, который захватил её обманом и хотел жениться на ней силою?

(к часовому)
Эй ты, товарищ! Да послушай и ты моей сказочки! Ведь тебя не убудет,
коли ты повернёшься к нам лицом, да постоишь хоть часок на одном месте.

Часовой

(повёртываясь к Торопу и облокотясь на копьё)
Изволь, любезный! Я люблю сказки слушать.

Тороп

А коли любишь, так смотри же, молодец, слушай да по сторонам не зевай!

(Бьёт пальцами по струнам балалайки.)

Трам, трам, трам! Начинается сказка от сивки от бурки
от вещей Каурки, от молодецкого посвиста, от богатырского поезда —
а это не сказка, а присказка; а сказка будет впереди... Слушайте!

Хор

Все в кружок поскорее!
По верхам не глядеть,
и стоять посмирнее,
не мешать, не шуметь!

Тороп

Близко города Славянска,
на верху крутой горы,
знаменитый жил боярин
по прозванью Карачун.
В его тереме высоком,
словно пташка в западне,
изнывала в злой неволе
красна девица душа.

Хор

Сказка будет хороша!

Тороп

Поздно вечером, однажды,
у косящата окна
сиротиночка Любаша,
пригорюнившись, сидит;
она плачет, слёзы льются,
как поток шумят они...
А всё сердцу не отрада,
и не легче для него!

Хор

Тише! Слушайте его!

(В тереме открывается окно со стороны рощи, из него показывается Надежда.)

Тороп

Она смотрит в ту сторонку,
где живёт её Всемил.
Там, далече, за Ильменем,
он остался без неё.
Вот уж лето всё проходит,
а об нём и вести нет!
Знать, забыл свою невесту,
знать, женился на другой!

Хор

Что за голос золотой!

Тороп

Скоро полночь, — она плачет,
и на ум нейдёт ей сон;
вот, вдруг слышит, кто-то скачет,
вот уж близко... Это он.
Вот подъехал тихим шагом...
В доме смирно... Нет огня...
Только волки за оврагом
воют, глядя на коня.
Теперь слушайте, братцы! Да не пророните ни словечка!

Хор

Все в кружок поскорее,
по верхам не глядеть,
и стоять посмирнее,
не мешать, не шуметь!

Тороп

Добрый молодец озирается кругом: всё тихо;
он подходит к окну и даёт условный знак — вот так: раз, два, три!

(Бьёт в ладоши, и в эту самую минуту за стеной показывается Всеслав, приставляет к терему лестницу, Надежда спускается из окна; он её принимает, вместе с ней сходит вниз и исчезает за деревьями. Всё это проходит в то время, как Тороп допевает свою песню.)

Слушайте! Слушайте!
Вдруг откуда ни взялися
двое витязей других.
Разом лестницу к окошку
приставляют молодцы.
Что ж боярин? Почивает;
его слуги также спят,
один страж стоит на вышке
и мурлычет про себя.
Вот залаяли собаки,
и проснулся Карачун.
Вот хватился он Любаши...
Её нет... Ахти, беда!
Все на коней и в погоню...
Да уж поздно — нет следа!
Спустя лето, по малину
в лес не ходят никогда!

Хор

Что за сказка! Хоть куда!
Да, да!
Спустя лето, по малину
в лес не ходят никогда!

Юрка

И так они ушли в окошко?

Тороп

Да, да!

Садко

И страж их не видал?

Тороп

Да, он их прозевал.

Часовой

Вот это чудно мне немножко!
Так, стало быть, он был дурак?

Тороп

Уж, верно, так!

Юрка

Ну, а конец какой случился?

Тороп

Вестимо уж какой:
Всемил на ней женился,
привёз её домой,
созвал свою родню и задал пир горой!

(Приплясывает.)

Заходили чарочки по столику!
Заплясали молодцы по горенке!
Гей! Жги, говори, договаривай!

Хор

Гей! Жги, говори, договаривай!

Тороп

Старые деды вприсядку пошли,
а старухи подрумянилися!
Гей! Жги, говори, договаривай!

Хор

Гей! Жги, говори, договаривай!

(Вбегает Буслаевна.)

Буслаевна

Погибла я! Погибла!
Прощаюсь с головой!

Хор

Скажи, скажи скорее,
что сделалось с тобой?

Буслаевна

Пропала я! Совсем пропала!

Хор

Да что?

Буслаевна

Надежда убежала!

Хор

Надежда убежала!

Буслаевна

Ушла! Совсем ушла!

Хор

Ахти, беда! Ахти, ребята!
Приходит наш последний час!
И злой боярин наш Вышата
прикажет всех повесить нас!

Тороп

(в сторону)
Ахти, беда! Ох, плоховато!
Они найдут её как раз!

(ко всем)
Она с ума сошла, ребята,
и просто всех морочит нас!

(Появляется Вышата.)

Вышата

Что здесь за шум? Мне нет покоя!

Хор

Беда! Ужасная беда!

Вышата

Да что случилось?.. Что такое?

Хор

Мы все пропали навсегда!

Вышата

(к Буслаевне)
Да отвечай хоть ты, старуха,
о чём вы вздумали кричать?

Буслаевна

Нет, у меня не станет духа
тебе, боярин, отвечать!

Вышата

Скорей, сейчас всё дело мне сказать!
Не то велю вас всех перевязать!

Хор

Что, братцы, прибыли молчать?
Узнай... Узнай... Надежда убежала!

Вышата

(поражённый)
Надежда убежала!

Буслаевна

(на коленях)
Погибла я! Пропала!

Хор

Беда! Пропали мы!

Тороп

(про себя)
Ахти, беда! Ох, плоховато!
Они найдут её как раз!

Вышата

(к Буслаевне; в бешенстве)
А, теперь ты завизжала!

(к работникам)
Сейчас её найти, коль жизнь вам дорога!
Вы знаете меня: я жалости не знаю!

(к Буслаевне)
Тебя же, старая карга,
живую в землю закопаю!

Хор

Пойдёмте скорее, пойдёмте, ребята!
Пойдёмте искать её сейчас!
Не то боярин наш Вышата
прикажет всех повесить нас!

Вышата

Сыщите мне её, ребята,
и я вам денег дам сейчас...
Не то другая будет плата,
и всех прикажу повесить вас!

* * *

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Картина первая

(Театр представляет внутренность ветхой избы; в одном углу стоит большая метла; на полке сидит огромная сова; на столе мохнатый кот; посреди избы, над железной жаровнею — котёл; перед ним стоить Вахрамеевна и мешает длинным ковшом.)

Хор невидимых духов

Варись, варись, зелье,
на беду людей!
Будь чужим отравой,
своих не губи!

Вахрамеевна

Ну вот, почти готово!
Будет чем пол-Киева испортить!..
Милости просим!..
Кто хочет, приходи — рада служить нашим снадобьем!
Теперь понашептать, так и дело с концом! А кто выпьет, тому худо!
Чтоб не спалось ему и не елося;
чтоб чёрная немочь его,
как осину горькую, скоробила;
чтоб сухота, как могильный червь,
источила его заживо,
а лиходейка-тоска сердце выела;
чтоб засох он, как былиночка,
и зачах, как голодный пёс;
чтоб сестрицы мои
и поплясали и потешались
над его могилою,
повалялися, покаталися
на его белых косточках!
Чур меня! Чур!

Хор невидимых духов

Варись, варись зелье,
на беду людей!
Будь чужим отравой,
своих не губи!

(Удар в тамтам. Жаровня проваливается.)

Вахрамеевна

Чу! Сторожевой весточку подаёт...
Эй вы — сволочь! Молчать!..
Ого!.. Русским духом запахло!.. Да это никак боярин Вышата?

(Кот сгибается в дугу и машет хвостом. Сова хлопает крыльями, и у обоих глаза начинают сверкать.)

Шу! Шу! Вы!.. Смирно!.. Своих не трогать!

(Входит Вышата.)

Вышата

Здравствуй, бабушка!

Вахрамеевна

Милости просим, батюшка! Присядь, кормилец, отдохни!

Вышата

Ну, Вахрамеевна! Насилу я дотащился!

Вахрамеевна

А что, моё солнышко весеннее, зачем изволил пожаловать?
Иль есть нуждица какая?

Вышата

Есть бабушка, есть!..

Вахрамеевна

А что? Уж не приглянулась ли тебе какая красоточка?
Так что ж? Попытаемся... Её не приворожу, так авось тебя отшепчу.

Вышата

Эх, нет, Вахрамеевна!

Вахрамеевна

А что ж, кормилец? Чем себя губить, так лучше горю пособить.

Вышата

Не в том дело! У нас вчера, в селе Предиславине, сделалась пропажа.

Вахрамеевна

Вот что!

Вышата

Что не лучшая жемчужина из сокровища великокняжеского сгибла да пропала!

Вахрамеевна

Так-так...

Вышата

Да, бабушка, нынче ночью убежала наша первая красавица;
и сманил-то её опальный молодец, которого теперь везде ищут.

Вахрамеевна

Эка притча, подумаешь!.. Сманить красавицу из села Предиславина!..
Ну, видно, этот опальный детина заливная головушка!..

Вышата

Не отгадаешь ли, бабушка, где он теперь с нашею беглянкою?

Вахрамеевна

А как её зовут, боярин?

Вышата

Надеждою.

Вахрамеевна

Надеждою?.. Так она не нашей веры?

Вышата

Нет, она закона греческого.

Вахрамеевна

Ох, худо!

Вышата

А что, бабушка?

Вахрамеевна

Да так!.. Христианка!.. Эх, неладно!..
Уж это не на водицу шептать; придётся старшого потревожить!..
А ведь не ровен час: как он расходится — так ой-ой-ой!

Вышата

Какого старшого?

Вахрамеевна

Не твоё дело, батюшка.
И то сказать — двух смертей не бывать, одной не миновать...
Ну, так и быть!.. Попытаюсь!..

(Берёт со стола уголь и очерчивает на полу круг.)

Войди-ка в этот круг, боярин!.. Вот так!
Да смотри, чтоб тебе ни почудилось, а ты за черту ни ногой!

Вышата

(начиная трусить)
Ох, Вахрамеевна! Меня что-то страх берёт!

Вахрамеевна

Не бойся, боярин! Коль ты будешь стоять смирно,
не шевелиться и ни о чём не спрашивать, так с тобою ничего не будет.
Старшой не тронет, а все мелкие его слуги под моей рукой.

Вышата

Ну, то-то же, бабушка, смотри!

Вахрамеевна

Говорят тебе, не бойся

Вышата

Да уж полно, ворожить ли нам?..

Вахрамеевна

Тс!
О ты, кого зовём мы Чернобогом!
Могучий князь, владыко вечной тьмы!
Кого никто без трепета не может
в тиши ночной по имени назвать!
К мольбе моей ты должен преклониться...
Услышь меня! Яви свою нам мочь:
пусть солнца свет немедленно затмится,
и мрачная для нас наступит ночь!

(Молчание. На сцене, становится темно.)

Пусть бури глас средь туч нам скажет,
что ты для нас оставил свой чертог,
и пусть твой перст нам истину укажет...
Спеши, спеши, о грозный Чернобог!

(Удар грома.)

Хор невидимых духов

Вы исчезните, преграды!
Ты откройся взорам, даль!
Ветер буйный пусть доносит
к нам заветные слова!

(Задняя стена избы исчезает, и сквозь флёр открывается взорам дикое местоположение на берегу Днепра. Вдали Киев. У подошвы высокой скалы Всеслав и Надежда.)

Вышата

Что я вижу!

Вахрамеевна

Тс.

Всеслав

(за флёром)
Нет, неблизок час спасенья, —
избавитель наш нейдёт!

Надежда

(за флёром)
О, не бойся! Провиденье
нас от гибели спасёт!

Всеслав

(за флёром)
Ах, надежду всю теряю!
Нашим нет конца бедам!

Надежда

(за флёром)
Я на Бога уповаю —
он не даст погибнуть нам!

(Удар грома; видение исчезает. Гром продолжает греметь, и буря час от часу усиливается.)

Вахрамеевна

Ну что, боярин, они ли?

Вышата

Они, бабушка, они!

Вахрамеевна

Место-то хорошо ты заметил?

Вышата

Как же, бабушка!
Урочище знакомое: близёхонько от Аскольдовой могилы.

Вахрамеевна

Так отправляйся же скорее за ратными людьми; да не мешкай, боярин,
а не то они как раз у тебя меж пальцев проскользнут.

Вышата

Иду, иду! Ой!
Да какая гроза, бабушка! Света белого не видно!

Вахрамеевна

Ведь я говорила тебе: потревожишь старшого,
да как он расходится, так только держись!

Вышата

А до села Предиславина неблизко.

Вахрамеевна

Постой, кормилец! Пойдём со мною;
я выпровожу тебя на тропинку, по которой ты мигом дойдёшь до Предиславина.

Вышата

Пойдём, бабушка, пойдём.

Картина вторая

(Театр представляет дикое местоположение на берегу Днепра, часть которого видна была сквозь флёр. Всеслав и Надежда стоят подле скалы, на вершине которой стоит Тороп.)

Всеслав

Ну что, Тороп?

Тороп

Едет, едет. Вот пристал к берегу. Идёт!..

(Сходит со скалы.)

Всеслав

Хвала творцу! Мы спасены!

Надежда

Но мой отец...

Всеслав

О, мы увидимся с ним, Надежда!
Он найдёт наше убежище и навсегда останется жить с нами.
же и Неизвестный

Неизвестный

(выходя из-за скалы)
Скорей, Всеслав, скорей!..
За Днепром дожидается нас верная дружина,
и через несколько часов мы будем в стане Печенегов.

Всеслав

Поспешим, Надежда!

Неизвестный

Постой! Ты должен прежде поклясться, что восстанешь
на Святослава и покинешь закон, который превратил тебя,
удалого витязя, в робкого младенца.

Надежда

Милосердый Боже!

Всеслав

Как! Чтоб я поднял меч на моего государя и благодетеля,
чтоб я отрёкся от Господа!..

Неизвестный

Да, да, восстань на Святослава
и греческий покинь закон.

Всеслав

На что мне Русская держава?
Зачем? Пусть ей владеет он.

Неизвестный

О, стыд!

Надежда

(к Всеславу)
О, милый друг, он нас прельщает.
Не верь ему — он наш злодей!
Невинных бог один спасает,
им нет защиты от людей.

Всеслав

(к Неизвестному)
И можно ль мне забыться,
его все милости забыть!..

Неизвестный

Но кровь за кровь должна пролиться...
Всеслав, ты должен отомстить!

Надежда

(к Всеславу)
Невинных бог один спасает,
им нет защиты от людей.

Неизвестный

Для вас нигде не будет места,
не будет радости былой.
Погибнешь ты! Твоя невеста
с тоски умрёт в неволе злой.
Отмсти — и будешь ты на троне,
и станешь в Киеве княжить!

Надежда

Всеслав, Всеслав! Будь твёрд в законе
и помни — нам не вечно жить

Неизвестный

Тебя погибель ожидает
Всеслав, ты сам себе злодей!

Надежда

Как злобный дух, он оболыцает...
Не верь ему — он наш злодей!

Всеслав

Невинных Бог один спасает!
Нам нет защиты у людей.

Тороп

(выбегая из-за кулис)
Бегите! Бегите скорей!
Вышата с дружиной идёт!

Всеслав и Надежда

Погибли мы!

Тороп

Спасайтесь!

Всеслав и Надежда

Спеши за мной!

Неизвестный

(останавливая их)
Куда? Надеждой не ласкайтесь:
вас гибель всюду ждёт!

Тороп

(смотря вдаль)
Бегите! Он идёт!

Неизвестный

Ещё одно мгновенье, —
и нет для вас спасенья!

Всеслав и Надежда

Ещё одно мгновенье, —
и нет для нас спасенья!

Неизвестный

(к Всеславу)
В последний раз: иль смерть, иль трон?
Пойдёшь ли ты на Святослава
и свой оставишь ли закон?

Всеслав

Нет! Нет!

Надежда

О, Боже! Укрепи Всеслава!

Хор

(за кулисами)
Сюда, товарищи! Сюда!
Скорей к Аскольдовой могиле!

Неизвестный

Ты слышишь их?

Тороп

Ахти, беда!

Неизвестный

Спасти тебя один я в силе...
Скорей решительный ответ:
идёшь ли ты со мною?

Всеслав

Царю небесному послушный,
я не преступлю его завет.

Неизвестный

Так будь же проклят, малодушный!
Умри! Тебе спасенья нет!

(Уходит.)

Хор

(за кулисами)
Сюда, товарищи! Сюда!
Скорей к Аскольдовой могиле!

Надежда

Мы погибли!
Но ты устоял, Всеслав, благодарю Всевышнего!

Всеслав

Вбежим на этот утёс, и если нам не станется
никакого спасения, то бросимся в Днепр...
Нет; быть может, Господь поможет нам!
Быть может, я спасу тебя, Надежда!

Надежда

А если нет, так что ж, мой ненаглядный.
Лучше смерть, чем позор и разлука с тобою!

(Всходят на утёс. Буря усиливается. Вбегают Вышата и воины.)

Вышата

Стойте, ребята! Вот они!
Сдавайся, разбойник!

(Появляются Стемид, Алексей, рыбаки, христиане и христианки.)

Стемид

(к Вышате и воинам)
Именем великого князя — остановитесь!

Алексей

Надежда, дочь моя!

Стемид

Всеслав, ты прощён!

Всеслав

(сходя с Надеждою с утёса)
Возможно ли!

Стемид

И государь великий князь дозволяет тебе жениться на твоей невесте.

Вышата

Как?.. Что?..

Стемид

А вот как, боярин: я бросился к ногам великого князя, рассказал ему всё.
Он тронулся моими слезами, простил Всеслава и уступил ему Надежду.

Вышата

Вот тебе раз!.. Да полно, правда ли это?

Стемид

Я не в тебя, боярин: лгать не люблю.

Вышата

Ну, если так, то нам здесь и делать нечего;
да видишь, и погода-то как расходилась!
По домам, ребята!

(Вышата и воины уходят.)

Алексей

(обнимая Надежду и Всеслава)
Надежда, Всеслав! Мы опять вместе!
Опять счастливы!..

(Неизвестный показывается на челноке среди реки. Ужасная буря.)

Первый рыбак

Посмотри-ка, что это там на Днепре?

Второй рыбак

Кажись, кто-то в челноке!.. Эва, как его покачивает!.. Ну, быть беде!

Первый рыбак

Да это никак тот самый... Помнишь, что рассказывал нам всё про Аскольда?

Второй рыбак

Да, да! Он и есть!.. Ну парень! Несдобровать ему!

Тороп

Ахти, это мой боярин!

Всеслав и Надежда

Это он!

Тороп

Ахти, мой боярин,
погиб ты совсем!

Всеслав

Так точно! Несчастный,
он тонет в реке!

Алексей и Надежда

О, Боже, помилуй
и казнь удержи!

Все

Смотрите, смотрите,
как хлещет вода!
Как страшно бросает!
Напрасны усилья —
погибель близка...

(Молния падает на челнок; он исчезает в волнах.)

Глядите, он тонет!
Несчастный погиб!

Надежда

(к Всеславу)
Он погиб, а мы счастливы;
О, Всеслав, велик Господь!

Алексей

Он велик — ему и слава;
ниспошлёт он веры свет
на потомство Святослава, —
и хранить его завет
станет Русская держава.

Все

Спаси, Господи, своих людей;
храни царя, храни державу;
да не наступит наш злодей
на русский меч, на нашу славу!

* * *