Аттила

Опера в трёх действиях с прологом
ЛИБРЕТТО Т. СОЛЕРА

Поддержите проект

Для дальнейшей работы сайта требуются средства на оплату хостинга и домена. Если вам нравится проект, поддержите материально.


Действующие лица:

Аттила, предводитель гуннов бас
Эцио, римский военачальник баритон
Одабелла, дочь правителя Аквилеи сопрано
Форесто, воин из Аквилеи тенор
Улдино, молодой бретонец, раб Аттилы тенор
Леоне, старый римлянин бас

Военачальники, цари и солдаты гуннов и остготов, друиды, жрицы, народ Аквилеи, римские военачальники и солдаты, римские девушки и дети, отшельники, рабы.

Действие пролога происходит в Римском городе Аквилее и на лагуне Адриатики, первое, второе и третье действия — близ Рима в 452 году.


ПРОЛОГ

Картина первая

(Лагерь Аттилы, освещённый большим количеством факелов. Ночь кончается. Всё вокруг в развалинах. Сцена заполнена гуннами и остготами.)

Воины

Крики, грабёж, стоны, кровь, разрушения, резня и пожары —
вот шутки Аттилы.
О, великолепное угощение, которое даёт нам эта земля!
Вотан не мешает, вот Валгалла! Открыта героям!
Благословенна страна для нас!
Слава Аттиле, он её открыл!
Вот он, Вотан окружает его своею властью!

(Рабы вносят паланкин, на котором восседает Аттила. Его встречают военачальники и короли. Аттила спускается с паланкина.)

Аттила

Герои, встаньте!
Останьтесь в прахе те, кто пришёл умереть здесь!
Окружите меня; гимн победителя, раздайся.
Сына Аттилы идут и побеждают сразу;
не так быстр блеск молнии, полёт орла!

(Садится на трон из щитов и копий.)

Воины

Да здравствует царь тысяч пустынь, приближённый Вотана и пророк!
Его копьё — кровавая комета, его голос — гром небес, в шуме ста бурь
идёт он, бросая из глаз молнии, и об него, как о скалу, ломаются копья!

(Входят Улдино, Одабелла и аквилейские девушки. Аттила спускается с трона.)

Аттила

Какую массу дев-чужестранок я вижу!
Вопреки моему запрету кто посмел их спасти?

Улдино

Достойной царя данью они мне казались.
Великолепные воительницы защищали братьев.

Аттила

Что слышу?
Слабым женщинам кто внушил храбрость?

Одабелла

(с яростью)
Святая, беспредельная любовь к родине!
В то время, как сильные бегут, как львы, в огонь,
твои женщины, о варвар, стоят у колесницы, плача.
Но нас, итальянских женщин, опоясавших грудь
железом, ты всегда увидишь сражающимися
на дымящейся земле.

Аттила

Красива эта злоба, о дева с блестящим взглядом.
Аттила уважает храбрых и презирает трусов.
О храбрая, проси у меня милости, какой хочешь.

Одабелла

Вели отдать мне оружие.

(Аттила даёт Одабелле свой меч.)

Аттила

Моё тебя защищает.

Одабелла

(про себя)
О оружие!

(к Аттиле)
Тобою оно мне пожаловано, о высшая, божественная справедливость!
Ненавистью наполни оружие угнетённых против поработителя;
знаешь ли ты, куда направлено твоё острие?
Близок час возмездия, указанный Господом!

Аттила

(про себя)
Какое новое чувство неожиданно наполняет душу?
Эта храбрость, этот благородный лик овладевают моим сердцем.

Воины

Да здравствует царь, который земле даёт такое сияние.
Вотан его охраняет; если хлещет, то потоком,
который наполняет росой и награждает храбрецов!

(Одабелла и девушки уходят.)

Аттила

(к Улдино)
Улдино, приведи ко мне посланника из Рима.

(Улдино уходит.)

Мои верные, воздержитесь, выслушать его должно,
но ответ он получит от нас потом в Капитолии.

(Входят Эцио и римские офицеры.)

Эцио

Аттила!

Аттила

О благородный посол, Эцио, ты здесь!
Пусть каждый увидит в нём отважного воина,
достойного врага Аттилы, защитника Рима!
Ему хвала!

Эцио

Аттила, с тобой одним сейчас я желаю говорить.

Аттила

(к Улдино, воинам и римским офицерам)
Удалитесь!

(Все, кроме Аттилы и Эцио, уходят.)

Правую руку подай мне...
Не о мире, надеюсь, твои речи.

Эцио

Всю планету Эцио в твои руки желал бы отдать.
Стар годами и слаб правитель Востока; на троне Запада восседает
слабый юноша; всё будет разрушено, когда я присоединюсь к тебе.
Ты будешь владеть всем миром, оставь Италию мне.

Аттила

(строго)
Там, где самый сильный герой является трусом, вероломным изменником,
там народ погиб, сам воздух там нечист, и там не властен Господь, там трус
царь, там при помощи моего меча Вотан мстит за веру.

Эцио

Но если ты не желаешь братского тесного союза со мной,
то Эцио вновь становится посланником Рима.
Теперь объявляю тебе волю царствующего кесаря.

Аттила

Напрасно.
Кто обуздает ныне ярость бурного истребителя?
Напрасно, напрасно.
Тщеславные!
Вы, презренные, которые всё-таки имеете власть в мире,
на вас полетит мой отважный конь, и я рассею
пепел от вашего великолепного города.

Эцио

Пока в руках Эцио будет оставаться оружие, будет жить великое имя Рима.
Ты испытал это в Шалоне, когда бегство открывало тебе дорогу.
Твои войска встретят отважные воины!

(Уходит в одну сторону, Аттила в другую.)

Картина вторая

(Хижина у лагуны на Адриатике. Вокруг ещё несколько хижин на сваях, сообщающихся длинными досками, лежащими на лодках. На переднем плане возвышается каменный алтарь, посвящённый Святому Джиакомо. Дальше сооружение, пристроенное к деревянному навесу, — будущая колокольня. Темнота рассеивается между грозовыми облаками, розовый отблеск восходящего солнца становится ярче. Медленные удары колокола возвещают о наступлении утра. Некоторые отшельники выходят из хижин и приближаются к алтарю.)

Отшельники

Какая ночь!
Ещё колышутся воды от яростного водоворота,
который Бог вызвал одним дуновением.
Хвала Господу!
Высший, он возмущает и успокаивает.
Будь природа в смятении или покое —
он наполняет наши сердца вечным покоем.
Ветерок уже приносит дыхание утра.
Будем молиться.
Хвала Господу!

Жители Аквилеи

(из лодок)
Хвала Господу!

(Из маленьких лодок выходят Форесто и мужчины, женщины и дети Аквилеи.)

Отшельники

Что за голоса?
О, всё море покрыто лодками.
Они из Аквилеи!
Без сомнения, бегут от ярости гуннов...
Хвала создателю!

Форесто

Здесь мы, здесь!
Этот крест, этот алтарь не есть ли благоприятное предзнаменование!

(к жителям Аквилеи)
Каждый воздвигни хижину среди этого волшебного неба и моря!

Жители Аквилеи

Хвала, хвала Форесто!
Ты наш вождь, ты один был нашим спасением!

Форесто

Да, но Одабелла!
Она стала жертвой изверга, предоставлена слезам, горю!
Она во власти варвара, она осталась среди его рабынь!
Увы, менее жестоким было бы сознавать тебя умершей!
Я бы увидел тебя среди ангелов, тогда, по крайне мере,
во мне я призывал бы мой бессмертный день.

Жители Аквилеи

Надейся!
Отважная дева, может быть, убежала.

Отшельники

Когда наконец окончится водоворот, потом засияет солнце.

Форесто

Да, но взгляд изгнанника всегда обращён к родине.
Дорогая родина, мать и царица великих сынов, опустошённая,
где царит молчание и смерть; но, как их этих бурных вод вылетает
новый Феникс, так и ты восстанешь ещё более великолепной,
к восхищению земли и моря.

Жители Аквилеи

Но, как их этих бурных вод вылетает новый Феникс,
так и ты восстань ещё более великолепной,
к восхищению земли и моря.

* * *

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Картина первая

(Лес вблизи лагеря Аттилы. Ночь. Лунный свет отражается в протекающем ручье. Одабелла одна.)

Одабелла

Свободно плачь, необузданное сердце.
В спокойный час, когда отдыхают тигры, я одна брожу
с места на место и всегда ожидаю этого часа.
О, в бегущем облаке не облик ли моего отца?..
Небо! Ты изменилось!
Мой Форесто в нём!..
Приостанови, о река, свой шёпот,
воздух, не колышься,
чтобы я могла
услышать любимый голос!
Но что это за звук?
Шаги...

(Входит Форесто, одетый варваром.)

Форесто

Синьора!

Одабелла

Великий Боже!

Форесто

Я нахожу тебя наконец!

Одабелла

Да, это его голос!
Ты, ты, Форесто!
Ты, мой любимый!
Форесто, мне дурно, я задыхаюсь!
Ты отталкиваешь меня?
Ты так жесток?

Форесто

Не меня ты прежде пугалась!

Одабелла

Что ты сказал?

Форесто

Напрасно представляешься: всё знают, всё выведали!
Из любви к тебе, яростный, безумный,
я пренебрёг опасностями, приехал сюда.
Какой я тебя нахожу, жестокая!

Одабелла

Ты, Форесто, так говоришь?

Форесто

Да, это я, смотри на меня, которому ты изменила, неверная,
которая среди бассейнов и гимнов улыбаешься убийце,
а твоя родина в пепле не приходит тебе на ум, как и грусть
и бледность смертельная твоего умирающего отца!

Одабелла

Убей меня твоим мечом, но не твоими словами, Форесто!
Не кляни несчастную, это жестокая ошибка!
Отче, ты хорошо можешь читать в моём сердце, —
о, скажи ему, что месть наполняет моё сердце!

Форесто

Пойди, расскажи гнусному нечестивцу, что я один
остаюсь для того, чтобы померкла его слава.

Одабелла

О, ради Бога, ради наших родителей,
о, выслушай меня или убей меня, жестокий!

Форесто

Что хочешь ты сказать мне?

Одабелла

Форесто, помнишь ли ты Юдифь, которая спасла Израиль?
С того дня, когда я тебя оплакивала как павшего со своим отцом
на поле славы, поклялась я Господу возобновить историю Юдифи.

Форесто

Боже! Что слышу?!

Одабелла

(показывая меч Аттилы)
Оружие изверга видишь, вот оно!
Господь этого хотел.

Форесто

Одабелла, повергаюсь к твоим ногам!

Одабелла

Мужество усыпляется на моей груди.

Форесто и Одабелла

О, ты опьяняешь этим объятием, огромная, беспредельная радость!
В эту минуту рассеивается жестокое страдание, о, жизнь двоих
несчастных сливается в одну, нас оживляет, нас утешает одна
надежда, один обет!

Картина вторая

(Палатка Аттилы. Улдино спит, растянувшись на земле, покрытый тигровой шкурой. На заднем плане, слева, через полуоткрытый полог, образующий как бы отдельное помещение, виден спящий Аттила, мучимый кошмарами. Он лежит на низкой восточной тахте, также укрытый тигровыми шкурами.)

Аттила

(просыпаясь)
Улдино! Улдино!

Улдино

Мой царь!

Аттила

Ты не видел?

Улдино

Что?

Аттила

Ты не слышал?

Улдино

Я? Ничего!

Аттила

Однако свирепый тут блуждал.
Он со мной говорил.
Его голос казался поющим из пещеры.

Улдино

О царь, вокруг полная тишина,
лишь караульный отбивает ход домой...

Аттила

Верный мой, слушай!
В то время, как душа, казалось, наполнилась гордостью перед Римом,
появился предо мною жестокий человек, который схватил меня за
волосы, ум мой помутился, рука застыла на мече, он же улыбнулся
мне и дал такой приказ: «Сечь плетьми смертных — остановись, или
будет заперт проход в эту землю богов!» Во мне эти слова звучат
ещё глубоко, и душа Аттилы леденеет от ужаса.

Улдино

Ужас!
Что думаешь делать?

Аттила

Теперь мой ум просветлел, мне стыдно своего испуга.
Позови-ка мне друидов, князей, царей! Скорее ветра!
Криводушный Рим, лечу к тебе!

(Улдино уходит.)

Другие границы ждут тебя, о призрак!
Кто сможет что-либо запретить Аттиле?
Вы не увидите, что я испуганно уведу войска,
или мир наконец узнает меня как мстителя!

(Возвращается Улдино, за ним идут друиды, военачальники и короли.)

Друиды, военачальники и короли

Говори, приказывай!

Аттила

Все мои мужественные войска, поднимайтесь при звуке боевых труб!
Вотан зовёт нас к славе, скоро мы двинемся.

Друиды, военачальники и короли

Слава Вотану!
Голос крови нашей говорит — его верные всегда будут готовы!

(Всюду звучат трубы.)

Женщины и дети

(за сценой)
Приходят души посетить духа создающего...

Аттила

Что это?

Женщины и дети

(за сценой)
Из твоего источника изливается жизненное сокровище!

Аттила

Что это?
Это не эхо моих труб!
Откройте там!
Кто идёт?

(С горы на заднем плане спускается толпа несущих ветки вербы женщин и детей в белом. Впереди них идут Леоне и шесть старейшин. Сцена заполняется вооружёнными солдатами Аттилы. Среди толпы появляются Одабелла и Форесто с опущенным забралом.)

Кто идёт?

Женщины и дети

Просветли наши души, вдохни в нас любовь!
Усмири вражье воинство и дай безмятежность мирного правления.

Аттила

(к Улдино; показывая на Леоне)
Улдино, вот этот ужасный призрак!
Он хочет отнять у меня отвагу, он меня удерживает.

Леоне

Сечь плетьми смертных — остановись!
Или будет заперт проход: это земля богов!

Аттила

Великий Боже!
Те звуки, что были в ужасном видении!

(про себя)
Нет, это не сон!
Это двое гигантов, которые нападают на небо,
их глаза — огонь, оружие — огонь,
тонкие острия доходят до меня...
Духи, остановитесь, здесь человек и царь
преклоняется перед богами.

Улдино, друиды, военачальники, короли и солдаты

(каждый про себя)
В глухом к стонам братьев, в жадном лишь до крови и битв,
голос малолетних вызывает во мне новое чувство!

Форесто, Леоне, Одабелла, женщины и дети

И вечного узри силу, Голиаф побеждён пастушком,
смиренным ребёнком спасён человек,
неизвестными людьми рассеяна вера.
Перед набожной толпой остановится царь!

* * *

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Картина первая

(Лагерь Эцио. Вдали виден великий Город Семи Холмов. Эцио один. Он держит в руках свиток и очень обеспокоен.)

Эцио

(Читает.)

«Перемирие заключено с гуннами.
В Рим возвращайся немедленно, Эцио...
Тебе повелевает Валентин!»
Повелевает!..
И таким образом, коронованное дитя, ты меня отзываешь?
Действительно ли испуганы мои войска?
Смелый седой воин никогда не преклонится перед слабым,
никогда не станет служить наложнице!
Посмотрим!
Высшая сила должна возвысить родину и вывести её из стольких несчастий!
Из бессмертных вершин, окружённые славой, встают тени предков.
Оттуда победоносный орёл направляет свой полёт в сферу...
Ах, Рим — мерзкий труп; кто оживить сможет его теперь?
Кто идёт?

(Появляются римские солдаты, за ними идут несколько рабов Аттилы, среди них — переодетый Форесто.)

Рабы

Привет Эцио посылает через нас Аттила.
Желает, чтобы Эцио и его приближённые были ему дружественны!

Эцио

Идите!
Мы скоро свидимся в поле!

(Солдаты и рабы уходят, Форесто отстаёт от них и остаётся наедине с Эцио.)

Что хочешь ты?

Форесто

Эцио, твоей добродетели не хватает для общего блага.

Эцио

(удивлённо)
Что ты хочешь этим сказать?
Кто ты?

Форесто

Сейчас знать это тебе не нужно.
Сегодня ты узнаешь, что нечестивый варвар умрёт.

Эцио

Что ты говоришь?

Форесто

Тогда ты должен докончит моё дело.

Эцио

Как?

Форесто

Римские войска готовы к сигналу.
Когда они увидят на горе огонь,
храбрецы бросятся на расстроенное стадо.
Теперь иди, иди!

Эцио

Я не уступлю тебе!
Я смогу досмотреть спектакль до конца!

(Форесто поспешно уходит.)

Жребий мой брошен, они готовы к любой войне.
Если я паду, моё имя останется.
Я, медленно угасающий, не увижу родную землю.
О последнем римлянине заплачет вся Италия.

Картина вторая

(Лагерь Аттилы, приготовленный к торжественному празднику. Ночь ярко освещена тысячей факелов, светящих со специально обработанного ствола дерева. Аттила сидит на своём месте с друидами, жрицами, воинами и королями. Рядом с ним сидит Одабелла, одетая как амазонка. Гунны, остготы.)

Гунны

Необъятный свод неба, земля, взятая у неприятеля, и воздух,
который сверкает, — всё владения Аттилы
Утром будет веселиться,
смотря на отрубленные члены и головы неприятеля.

(Звук трубы. Входят Улдино с Эцио и Форесто в воинских доспехах, который быстро смешивается с толпой. Аттила встаёт навстречу Эцио.)

Аттила

Эцио, добро пожаловать!
Наш пир — символ перемирия!

Эцио

Аттила, великий в войне, ты ещё более великодушен
с вражескими гостями.

(Несколько друидов подходят к Аттиле.)

Друиды

О царь, нехорошо сидеть с чужестранцем!

Аттила

Почему?

Друиды

На небе собираются тучи, окрашенные кровью,
голоса птиц сливаются в роковой крик,
с гор доносится рычание.

Аттила

Вон, злые предсказатели!

Друиды

Да хранит тебя Вотан!

(Отходят.)

Аттила

(к жрицам)
Священные дщери гуннов, ударьте в цитры,
и да раздастся весёлая песня на моём празднике!

(Все, кроме жриц, садятся.)

Первая группа жриц

Кто даёт свет сердцу?

Вторая группа жриц

Ни одна дрожащая звезда с отдалённого небосклона.

Первая группа жриц

Кто даёт свет сердцу?

Вторая группа жриц

Не испускает луна лучи на поражённую фантазию.

Жрицы

Ветер свистит, гремит гром,
лишь струны издают могильные звуки!

(Внезапный сильный порыв ветра гасит большинство факелов. Небо затягивается тучами. Все вскакивают в инстинктивном ужасе. Форесто подбегает к Одабелле, Эцио подходит к Аттиле.)

Аттила, Улдино, Эцио, Форесто, Одабелла, гунны, друиды и жрицы

Ах!

Гунны, друиды и воины

(каждый про себя)
Дух гор дует нам в лицо!
Дымящиеся дубы рука его закрыла.
Ужас, таинственный ужас ложится на душу,
множество странных теней возникло в темноте.

Эцио

(к Аттиле)
Вспомни мои условия, воюй вместе с Эцио,
рукой старого воина не пренебрегай!
Решайся, в скором времени будет поздно,
высокомерного варвара звезда уже гаснет.

Форесто

(к Одабелле)
О супруга, твоя радость пришла к концу,
жестокую месть отнимешь от отцов.

(показывая на Аттилу)
Рассматривает там чашу — орудие гнева.
Её предложат устами нечестивого Улдино.

Одабелла

(про себя)
Мы своею рукою отомстим.
Чтобы им изменить, ещё не надо пасть.
В благословенный день я Богу поклялась
этим мечом нанести ему удар.

Аттила

(к Эцио)
Меня не проведёшь, раздражаешь меня, римлянин.
Думаешь, что ветер меня испугает?
В тучах и бурях радость моих празднеств!

(про себя)
О смятение, я не чувствую в себе более сердца Аттилы!

Улдино

(про себя)
Роковой час приближается...
Улдино боится? Или ты не бретонец?
Или твоё сердце больше не страдает
за твою рыдающую в рабстве родину?

(Небо очищается.)

Аттила, Улдино, Эцио, Форесто, Одабелла, гунны, друиды и жрицы

Ужасная буря стихла, молния исчезла, да, исчезла!
Покоем оделось небо.

Аттила

Зажгите снова факелы на дубовых ветвях.

(Рабы зажигают факелы.)

Возобновите танцы и игры,
пусть этот день для всех будет праздником.

(к Улдино)
Подай, Улдино, гостеприимную чашу!

Форесто

(к Одабелле; тихо)
Почему ты дрожишь?
Лицо твоё бледнеет...

(Улдино подаёт Аттиле чашу.)

Аттила

Великий Вотан, пью в твою честь, тебя призываю!

Одабелла

Царь, воздержись!
Это яд!

Гунны

Что слышим?

Аттила

(гневно)
Кто налил?

Одабелла

(про себя)
О роковая минута!

Форесто

(выступая вперёд)
Я!

Аттила

Форесто!

Форесто

Да, тот, кто дважды сорвал корону с твоей головы!

(Аттила достаёт меч.)

Аттила

А! Наконец ты попал в мои руки!
Хорошо, я вырву душу из твоей груди!

Форесто

(с усмешкой)
Теперь тебе это легко!

Аттила

(опуская меч)
О бешенство и ярость!

Одабелла

Добычу никто не может у меня отнять!
Я тебя спасла, виновник обнаружен...
Мной одной будет наказан негодяй!

Аттила

Отдаю тебе его!
Награда более достойная ждёт тебя!
Завтра ты увидишь себя, приветствуемой супругой царя!

(к гуннам)
О мои смельчаки!
Один день даю вам завтра для радости и песен,
затем раздастся снова удар свистящего бича!
Между прочим, Эцио возвестит завтра, что я переменил намерение!

Одабелла

(к Форесто)
Удержи злобу, что вводит тебя в заблуждение.
Беги, спасайся, о брат!
Скажи, что я подла, низка, но беги!
Но беги, беги, на следующий день я буду тобой прощена!

Форесто

Я уеду, хорошо, лишь чтобы дожить до дня мести.
Но какое страдание могла ты принести!
Угрызения совести, которые тебя ожидают, да будут вечно!

Эцио

(про себя)
Кто мог открыть секрет?
Кто мог доверить его влюблённому сердцу?
Иди, доверчивый, вкушай чувственные удовольствия.
Но завтра вооружённый Эцио посмеётся над тобой.

Улдино

(про себя)
У меня похолодело в крови...
Кто предал нас?
Ты спас меня, храбрый воин, от грозы, от змей...
Щедрая душа!
Ты всегда увидишь меня верным твоей воле.

Гунны

(к Аттиле)
О царь всесильный, сердце твоё успокой,
вернись к наказанию, к крови, к огню.
Накажи этого изменника!
Больше не надо игр!

* * *

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

(Лес, разделяющий лагеря Аттилы и Эцио. Утро. Форесто один.)

Форесто

Вот условленное место, здесь я узнаю от Улдино о часе ужасной свадьбы.
У меня в груди жестокое презрение.
Настанет час, и я разражусь наподобие грома.

(Входит Улдино.)

Улдино

Форесто!

Форесто

Что?

Улдино

В настоящую минуту двинется весёлый поезд,
который сопровождает супругу Аттилы в его шатёр.

Форесто

О ярость!
Иди, Улдино...
Ты хорошо знаешь, что там в лесу стоят вооружённые римские воины.
Эцио тебя ждёт один, потому что все нападут на нечестивца.

(Улдино уходит.)

Вероломная в этот желанный день ты увидишь,
каким к тебе вернётся Форесто.
Чего бы я, несчастный, не отдал бы за Одабеллу!
Вплоть до — прости мне, о небо, — до бессмертной твоей короны!
Зачем изливаешь ты свой свет на лицо неверным,
зачем соединяешь с ангелом того, у кого преступление в груди!..

(Со стороны римского лагеря подходит Эцио.)

Эцио

Чего дальше откладывать?
Мои воины ожидают знака и нападут, как громы, на негодного изверга.

Форесто

Ни один, ни один из варваров не вернётся к своим очагам.

Гунны

(за сценой)
Войди под аплодисменты, о дева, открыт шатёр для тебя!
Войди, и лучи ликующего царя да озарят тебя!
Прекрасно твоё лицо в это свадебное утро,
добрая душа подобна заходящему солнцу.

Форесто

Ты слышал?
Это свадебная песня!

Эцио

Погребальной станет, безумные!

Форесто

Ах, злодейка!

Эцио

Смирись, этого требует высший приказ.

Форесто

Одабелла в супруги варвара возведена по своей воле.

Эцио

Ещё немного сдержи свою ревнивую злобу.

Форесто

Все дьяволы ада волнуют мне ум и сердце.

(Со стороны лагеря Аттилы вбегает Одабелла. Она до сих пор в костюме амазонки и в плаще с короной.)

Одабелла

Перестань, оставь меня, гневная тень отца...
Видишь её?
Я бегу от свадебного ложа и буду, да, буду отомщена!

Форесто

Запоздалое твоё раскаяние, супруга Аттилы.

Эцио

Знак...
Поспеши дать знак, или мы обнаружим себя.

Одабелла

(к Форесто)
Ты здесь, Форесто?
Выслушай, сжалься над моими мучениями!
Огромной любовью тебя одного,
только тебя одного эта душа любила.
Верь мне, моё сердце чисто и всегда тебе верно.

Форесто

Поздно!
Ты умеешь вводить людей в заблуждение.
Твоя речь лжива!
Жестокая, ты смеешь говорить мне о любви?!

Эцио

Сейчас не время ни для слёз, ни для ревнивых слов.
Готовится великое событие, и небо возвеселится.

(Входит Аттила и подходит к Одабелле.)

Аттила

Не убегай, следуй за мной.
Зачем уходишь от того, кто тебя любит?
Но что вижу?
Изменники пришли сюда в новом виде?
Ты, госпожа царица, рабыня или моя супруга?

(к Форесто)
Ты, вероломный, чья жизнь подарена тебе мною!

(к Эцио)
Ты, римлянин!

(к Форесто, Эцио и Одабелле)
Вы все составили против меня заговор!
На вас падёт кровавая месть царя!

Одабелла

В шатре, у твоего ложа, угрожающе и весь в крови
стоит огромный призрак моего отца.
Умерщвлённый тобой, он пал!

(Отшвыривает корону.)

Будь прокляты объятия, что сделали меня невестой короля!

Форесто

(к Аттиле)
Ты хвастаешься шутовским даром,
ты похитил у меня родину и любимую женщину,
ты превратил мою жизнь в бездну страданий!
О тиран, этот день лишь смертью может окончиться для тебя!

Эцио

(к Аттиле)
Ты спас Рим!
А презрение света, которое клянёт тебя, а кровь, которая тебя ожидает?!
Бойся её, о царь!
Преступлениям твоим нет счета, гнев неба висит над тобою!

(Слышно, как римляне штурмуют лагерь Аттилы.)

Римские солдаты

(за сценой)
Смерть, смерть, месть!

Аттила

Что за шум?

Форесто и Эцио

Звук, который запечатлевает твою смерть!

Аттила

Изменники, изменники!

Форесто и Эцио

Судьба решена!

(Аттила бросается бежать, Форесто пытается его догнать, но его опережает Одабелла, которая закалывает Аттилу.)

Одабелла

Отец, о отец, эта жертва — тебе!

Аттила

И ты тоже, Одабелла!..

(Умирает. Со всех сторон входят римские солдаты.)

Форесто, Эцио, Одабелла и римские солдаты

Отомщены Бог, народы и цари!

* * *