Орестея

Опера в трёх частях
ЛИБРЕТТО А. А. ВЕНКСТЕРНА

Поддержите проект

Для дальнейшей работы сайта требуются средства на оплату хостинга и домена. Если вам нравится проект, поддержите материально.


Действующие лица:

Агамемнон, царь Аргоса бас
Клитемнестра, его жена меццо-сопрано
Эгист, его двоюродный брат баритон
Электра, дочь Агамемнона и Клитемнестры сопрано
Орест, сын Агамемнона и Клитемнестры тенор
Кассандра, троянская пленница сопрано
Аполлон Локсий тенор
Афина Паллада сопрано
Ареопагит бас
Корифей бас
Страж бас
Раб бас
Тень Агамемнона бас

Народ, прислужницы Клитемнестры, воины, пленные,
телохранители, эринии, ареопагиты.

Действие происходит в Аргосе в Древней Греции в XII веке до н. э.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Агамемнон

Картина первая

(Сцена представляет открытое место в Аргосе перед дворцом Атридов. Слева ограда и медная дверь, ведущая во двор дворца. Перед оградой ряд алтарей архаической формы. Дворец циклопической постройки расположен на склоне холма. Зрителям видна центральная его часть и находящаяся к ней под прямым углом справа боковая; к этой последней примыкает уходящая вдаль городская стена с Львиными воротами. За стеной, налево от зрителя, видны городские здания. Вдали море и ряд удаляющихся гор. Звёздная ночь. На кровле боковой части дворца Страж.)

Страж

О, боги,
скоро ли пошлёте вы конец
моей бессменной страже!..
Десятый год осада Трои длится.
Атрея сын, Ахеян славный вождь,
глава царей, могучий Аамемнон,
решился град Приама разорить
и отомстить Елены похищенье.
Возврата наших войск мы ждём нетерпеливо.
Нетерпеливей всех царица Клитемнестра
супруга ждёт. Она дала приказ
расположить костры сторожевые
на всех горах, лежащих по пути
от наших мест до Трои осаждённой,
чтоб возвестить победу наших войск
огнём костров, зажжённых на вершинах.
Огней желанных всё нет...

(На вершинах гор загораются огни.)

Но что я вижу?
Нет! Не может быть!
Нет! То игра воображенья!
Огни сквозь мрак ночной я вижу.
Они горят всё ярче и яснее.
Счастливый знак!

(Огни ярко блестят.)

Привет тебе, блестящий свет в ночи!
Ты о победе нам приносишь весть.
К царице я пойду и возвещу,
что царь наш на пути к отчизне дорогой.

(Уходит. Из дворца торжественной процессией с факелами выходят женщины Клитемнестры. Рабы несут туши жертвенных животных, фимиамы и цветы. Выйдя за ограду дворца, они начинают приносить жертвы перед алтарями. К ним присоединяется Клитемнестра. Городские ворота отворяются, и сцена наполняется народом.)

Народ

Слава! Слава!
Слава Зевсу Крониону, слава!
Слава Зевсу Крониону.
Совершился суд богов.
Гнев бессмертных справедливый
нечестивый град постиг.
Бог могучий, бог всесильный,
Зевс, блюститель брачных уз.

Клитемнестра

Бог могучий, бог всесильный,
Зевс, блюститель брачных уз.

Клитемнестра и народ

Неподкупный и суровый
нечестивых судия,
благодарственные жертвы
прими на свой алтарь,
прими на свой алтарь!

(Народ подходит к Клитемнестре.)

Народ

(к Клитемнестре)
Поведай нам, поведай нам царица,
зачем горят у алтарей огни,
курятся фимиамы,
и жертвы дым восходит к небесам?

Клитемнестра

Я получила радостную весть.
Давно желанный час настал —
Троя взята!

Народ

Троя взята!
Но кто же весть принёс тебе о том,
кто весть принёс тебе о том?

Клитемнестра

Победы весть приносит мне огонь.

(Показывает на огни, горящие на вершинах гор.)

Вон, взгляните, как пылает
на горе условный знак.
Тот огонь о падшей Трое
весть желанную несёт.
Пала Троя! Пала Троя!
Пала Троя, и на Иде
пламя мощное взвилось,
и на всех горах окрестных
тотчас вспыхнули костры.
С Иды, весть передавая,
запылал огнём Афон,
Киеронские высоты
озарил огонь костров,
и с вершины на вершину
по пути лежащих гор
пламя быстрое спешило
возвестить победу нам.

Народ

И с вершины на вершину
по пути лежащих гор
пламя быстрое спешило
возвестить победу нам,
возвестить победу нам,
и с вершины на вершину
по пути лежащих гор
пламя быстрое спешило
возвестить победу нам,
пламя быстрое спешило
возвестить победу нам,
пламя быстрое спешило
возвестить победу нам,
Слава! Слава!
Слава великому Зевсу,
слава бессмертным,
бессмертным богам!

Клитемнестра

Возложим тучные жертвы
на жертвенник богу богов!

(Огни на горах потухают. Рассветает. Народ удаляется, Клитемнестра остаётся одна.)

Идите в храм благодарить богов.
Не долго ваша радость продолжится:
её сменит отчаяния вопль,
когда ваш царь падёт,
моей рукой сражённый.

(Из дворца выходит Эгист, робко озираясь. Он спускается с лестницы и выходит за ограду. Клитемнестра смотрит на него с нежностью).

Эгист

Возможно ли? Вернулся Агамемнон,
избегнув всех опасностей войны,
могуществом и славой озарённый,
он уже близко! Что ждёт меня?
Про свой позор узнает скоро он.
Ужасна будет месть!
Я трепещу пред тем,
кого убить бы должен. Убить?
Мне ли бороться с ним?
Могучий царь царей
пятой своей безжалостно раздавит
меня, несчастного.
Но кровавый долг отмщенья
не исполнен.
Злодеянье его отца досель не отмщено.
Пора пришла! Я призову всё мужество моё.
Один из нас погибнуть должен!
Теперь иль никогда!
О, страшный пир Тиеста!
Мысль о тебе в душе моей поддержит жажду мести.

Клитемнестра

О, мой Эгист! Любовь моя!
Блаженства нашего желанная заря
взойти готова!
Но что с тобой?
Я на лице твоём читаю
тревогу и смущенье.

Эгист

Я трепещу. Смерть ждёт меня.
В дороге царь.
Вернувшись, он узнает всё...
Потребует отчёта,
и страшен будет гнев его.
Мне сердце ужас сжал.
Бежать! Бежать!

Клитемнестра

Оставь боязнь.
Не страшен Агамемнон:
гнев мертвеца не страшен для живых.

Эгист

Что говоришь ты? Речь твоя загадка.

Клитемнестра

Не ты, а он погибнуть должен.

Эгист

Мне ль бороться с ним!
Могучий царь царей пятой своей
безжалостно раздавит
меня, несчастного.
Нет, нет! Безумно было б
в борьбу вступать такую.

Клитемнестра

Слушай.
Давно лелею я
в душе моей кровавый замысел;
теперь созрел он
и должен быть исполнен.
Моя рука не дрогнет, убивая.

Эгист

Как, ты сама?..

Клитемнестра

Я женщина,
но мужеством душа моя кипит,
и ненависть к царю мне руку укрепит.

Эгист

(радостно)
Злодея смерть богам угодна будет.
Достоин казни он.

Клитемнестра

Кровь дочери моей,
им в жертву принесённой
богине Артемиде,
о мести вопиет.

Эгист

Погибнуть должен он.
Пусть суд богов свершится;
пусть смерть его искупит преступленье,
свершённое его отцом.
За власть над Аргосом
возник кровавый спор
меж братьями,
моим отцом Тиестом и Атреем,
безбожным Агамемнона отцом.
Атрей у брата отнял власть
и из родных изгнал его чертогов,
и долго мой отец вдали
от родины изгнанником скитался.
Тиест обессилел в борьбе, наконец.
С чужбины к родимым пенатам
вернулся смиренно мой бедный отец
искать примирения с братом.
Атрей, согласившись притворно на мир,
задумал ужасное мщенье:
он брата Тиеста на дружеский пир
позвал к себе в знак примиренья,
а сам умертвил его малых детей,
в куски изрубил и на блюде
отцу среди пира их подал, злодей...
Увидел Тиест... Вдруг из груди
его ужасающий вырвался стон...
Всё понял несчастный...
Рыдая, на землю в отчаяньи бросился он,
отмщенье богов призывая.
Проклятье его тяготеет с тех пор
на роде убийцы-Атрея.
Настала минута — судьбы приговор
свершится над сыном злодея.

Клитемнестра

Настала минута расплаты кровавой,
и смертью бесславной погибнет злодей.
Свершится суд Рока суровый и правый,
злодейства он смертью искупит своей.

Эгист и Клитемнестра

Настала минута расплаты кровавой,
и смертью бесславной погибнет злодей.
Свершится суд Рока суровый и правый,
злодейства он смертью искупит своей.

Эгист

Под лаской притворной и радостью встречи
ты мщения жажду и ненависть скрой.

Клитемнестра

Обманут его мои льстивые речи,
и скрою искусно я замысел мой.

Эгист

Когда же без страха он вступит в чертоги,
рази без пощады, безжалостна будь.

Клитемнестра

Когда во дворец он войдёт без тревоги,
нежданно оружье вонжу ему в грудь.

Эгист и Клитемнестра

Настала минута расплаты кровавой,
расплаты кровавой,
И смертью бесславной погибнет злодей!

Картина вторая

(Та же декорация. Яркий солнечный день. Дворец убран цветами. Двери открыты. На дворе прислуга и рабыни с пурпуровыми одеждами в руках. Сцена наполнена народом в праздничных одеждах. Взоры всех направлены в сторону моря. Видно приближающееся войско.)

Народ

Миг счастливый! Миг желанный!
Сердце радостно кипит.
Озарённый славой бранной,
возвращается Атрид.
С ним домой мужья и братья
с поля бранного идут.
Их желанные объятья
в стороне родимой ждут,
в стороне родимой ждут.
Тьму унылую разлуки
сменит радости заря.
Разливайтесь гимном, звуки,
в честь великого царя!

(Агамемнон въезжает на колеснице, окружённый телохранителями и войском. Позади колесница, нагруженная добычею; на колеснице Кассандра; за ней идут пленные, связанные верёвками, и мулы, несущие добычу. К концу марша шествие останавливается перед дверями дворца.)

Агамемнон, сын Атрея,
вождь народов, царь царей!
Нет вождя его храбрей!
Нет вождя его храбрей!
Сокрушённый мощной дланью,
пал предательский Пергам.
Утомлён кровавой бранью,
царь вернулся снова к нам.
Славы — доблестных награды —
он добился от богов.
Славы он добился,
он добился от богов!
Он краса родной Эллады!
Гордость наша! Бич врагов!
Он богам бессмертным равен,
он во всём подобен им.
Как они, могуч и славен,
как они, непобедим.
Он богам бессмертным равен,
он во всём подобен им!

Агамемнон

(на колеснице)
Привет тебе, отечество моё!
И вам привет, домашние пенаты!
Чрез десять лет, увенчанный победой,
под сень родных чертогов
я возвратился вновь.
Пал Илион.
Богам угодно было
моей рукой свершить свой приговор.
Слава бессмертным, слава!
Слава богам бессмертным!
В битве кровавой, на море бурном
нас охранявшим слава богам!
Слава!
Город Приама — в грудах развалин,
пламя бушует в стенах его.
Рока веленьем мщенье свершилось.
Кровью троянцев смыт наш позор.
Слава бессмертным!

Агамемнон и народ

Слава!

Агамемнон

Слава бессмертным!

Агамемнон и народ

Слава!

Агамемнон

В битве кровавой, на море бурном
нас охранявшим слава богам!

Агамемнон и народ

Бессмертным слава богам!

(Клитемнестра поспешно выходит из дворца.)

Клитемнестра

О, мой супруг!
Ужели наяву тебя я вижу вновь?
О, сладкий миг свиданья!

Агамемнон

Привет тебе, дочь Леды,
супруга милая, моих чертогов страж!
Долга была разлука наша.
Я рад, что вижу вновь тебя.
Но почему не вижу я Ореста?
Скажи, зачем к родителю навстречу не вышел он?

Клитемнестра

Сын наш теперь далёко.
Взял его Строфий в Фокиду.
Здесь без тебя, мой супруг,
страшно мне было за сына, страшно...
Смуты народной боясь,
с ним я расстаться решилась.
Думала я, что вдали
будет ему безопасней.
Сколько я вынесла мук!
Как за тебя я боялась!
Сколько ночей провела,
глаз от тоски не смыкая!
Кончились муки мои,
радость сменила страданья.
Ты возвратился ко мне
в славе великой победы,
в славе великой, великой победы!
Сойди же с колесницы.

(к рабыням)
А вы скорее устелите
дорогу всю до самого дворца
одеждами багряными.
Пусть победитель Трои
по устланному пурпуром пути
в свои чертоги вступит.

(Рабыни, стоящие во дворе, бросаются расстилать пурпуровые одежды. Агамемнон останавливает их жестом.)

Агамемнон

Не нужно мне
ни пурпура, ни мягкого пути.
Такая честь богам одним прилична.

Клитемнестра

О, не противься ты желанью моему.

Агамемнон

Об этом не проси. Моё решенье твёрдо.

Клитемнестра

Когда Приаму рок победу даровал,
не отказался б он от почестей, конечно.

Агамемнон

Пусть тот, кому не страшен гнев богов,
себе их почести надменно присвояет.

Клитемнестра

Прошу тебя!

Агамемнон

Нет, нет!

Клитемнестра

Согласье дай своё.

Агамемнон

Нет, нет.
Я прихоти твоей потворствовать не буду.

Клитемнестра

Тому, кто победил могучего врага,
не стыдно женскому желанью покориться.

Агамемнон

Ужели сильно так желание твоё,
что упросить меня ты хочешь непременно?

Клитемнестра

Свиданья радости не омрачай отказом,
свиданья радости не омрачай отказом.

Агамемнон

Бессилен я противиться тебе.
Да будет так, как хочет Клитемнестра!

(Клитемнестра даёт знак рабыням, которые расстилают пурпур от ограды до средней части дворца.)

Пусть кто-нибудь сандалии развяжет мне.

(Сходит с колесницы, ему развязывают сандалии.)

Зато и ты мою исполни просьбу.
Вот Кассандра, царя Приама дочь.
Прими её в свой дом и обласкай.
Кто хорошо обходится с рабами,
к тому и боги благосклонны.

Клитемнестра

Исполню я желание твоё.

Агамемнон

Супруге повинуясь,
по пурпуру вступаю я в чертог.

(Входит во дворец. Рабыни убирают пурпуровые одежды. Клитемнестра останавливается у входа во дворец.)

Клитемнестра

(про себя)
Пусть этот путь, багряный, будто кровь,
твоим путём последним будет.

(В боковую часть дворца проводят пленных. Кассандра остаётся.)

Войди и ты, Приама дочь, Кассандра!

(Кассандра не отвечает.)

Сойди скорее с колесницы.
Не гордись: в рабыне гордость неуместна.

Народ

(к Кассандре)
Не слышишь разве ты?
Тебя зовёт царица.

(Кассандра молчит.)

Клитемнестра

Ты слушаться не хочешь?
Тебе досадно, что пленницей,
рабыней пришла сюда?
Дай срок, я научу тебя повиновенью.

Народ

Безумие бедняжкой овладело.

Кассандра

(в пророческом экстазе)
О, горе мне! Несчастная страна!..
О, Аполлон! Куда меня привёл ты?!
Дом, ненавистный богам!
Злодеяний вертеп,
человеческой залитый кровью!

Народ

Она чует след здесь совершённых злодейств!

Кассандра

Вот вижу я детей зарезанных,
зияют раны их
кровавые, кровавые!

Народ

Пророчица!
Твой дар известен нам.
Твой дар известен нам.
Но замолчи.
Твоих пророчеств не нужно нам.

Кассандра

О, боги, боги!
Новые беды, новое горе, —
горе ужасное, непоправимое,
неотвратимое дому Атридов грозит.
Страшное зреет убийство...
Жена на мужа точит нож...
Смотрите... оружье наготове...
Но это что?!
Адская сеть, покрывало смерти!
Добыча фурий — этот дом,
давно они гнездятся в нём.
Кровь пролитую жадно пьют
и злодеяньям гимн поют.

Народ

Слова твои зловещи.
От страха кровь похолодела.

Кассандра

Зачем меня сюда привёл ты, Агамемнон?
Иль для того, чтоб вместе умереть?
Неизменна воля Рока.
Для несчастной нет надежды —
смертным сном сомкнутся вежды
от родимых мест далёко.
О, цветущий брег Скамандра,
где ребёнком я резвилась,
храмы, где богам молилась,
не увидит вас Кассандра.
Не оплакана слезами
тех людей, что сердцу милы,
я сойду, во мрак могилы
под чужими небесам!

Народ

Ум её больной тревожит
горя близкого сознанье.

Кассандра

Не оплакана слезами
тех людей, что сердцу милы,
я сойду во мрак могилы
под чужими небесами.
О, горе мне!
Пророчества несчастный дар
опять в груди моей проснулся
и страшными виденьями
меня преследует.

(Около двери появляются тени убитых детей.)

Там, на пороге, вы не видите
малюток зарезанных?
Вот, вот они, подобно привидениям!
Из ран их каплет кровь,
у них в руках их собственное мясо.
О, ужас! Ужас!

Народ

Когда ты говоришь о гибели детей,
понятны нам твои ужасные слова,
а прочее темно...

Кассандра

Темно... темно...
Так я покров
сниму с своих пророчеств.
Как ветер предрассветный,
несчастье страшное несётся
навстречу восходящему светилу
и, как волна, ударит в берег
при ярком свете дня.
Несчастье это — смерть царя!
Нет спасенья.
Близок час, когда царя
рука убийцы поразит.

Народ

Замолчи! Замолчи!
Слова твои ужасны!
Замолчи!
Слова твои ужасны!
Слова твои ужасны!

Кассандра

О, боги! Я вся горю!
В груди огонь!
О горе! Горе!
О, Аполлон! О, Аполлон!
И мне погибнуть суждено
от рук двуногой львицы
за то, что царь привёл меня с собой.
К чему теперь мне эти знаки
пророчества, божественного дара?
Не нужен мне мой жезл!
Цветы мои не нужны мне.
Прольётся кровь моя
под мстительным ножом.
Кровь Агамемнона смешается с моею.
Но боги отомстят за нашу смерть!
Из дальних стран
изгнанник придёт,
за кровь отца отмстит он кровью,
избавит семью свою от бед.
Он проклятье снимет с рода,
кровью кровь омыв.
Атридов дом спасенье в нём
своё найдёт.
Теперь пойду навстречу смерти я.
Приветствую я вас, ворота ада!

(Входит во двор. Двери с грохотом затворяются. Кассандра входит в центральную часть дворца.)

Агамемнон

(за сценой)
Сюда! На помощь! Умираю!

Народ

Кто там кричал? Кто звал на помощь?
То голос царя. На помощь зовёт он.
Скорее, скорее! Ломитесь в двери!
Ломитеся в двери, царя защитим,
ломитеся в двери, царя защитим!

(Бросаются к воротам, которые отворяются. В то же время раздвигается занавес средней части дворца. Видны тела Агамемнона и Кассандры. Клитемнестра с мечом в руках. Народ в ужасе отступает.)

Клитемнестра

Кровавое, давно задуманное дело свершилось!
Он мёртв, ваш царь, супруг мой ненавистный.
Он мёртв, — и это дело рук моих!
Пред вами, граждане Аргоса,
я это громко объявляю, я не таюсь.
Довольно я таилась, выжидая,
когда ударит мести грозный час.
Он наступил!
Вон там, у очага Атридов,
куда мой враг шёл, торжествуя,
я в складках ткани драгоценной
опутала его, как сетью...
Тяжёлое, разящее оружье подняла
и страшный нанесла удар...
Потом другой!..
И кровь врага вверх брызнула стремительной струёю,
меня как благодатною росою окропляя...
Ликую я, и ликовать нам должно.
Исполнен мною мести долг!
Вот царь ваш!
А рядом с ним любовница его,
их смерть не разлучила!

Народ

Царь наш!
Кто тебя оплачет,
кто похоронит?
И какими тебя похвалами почтить,
и какими оплакать слезами?
Ты на ложе лежишь, недостойном тебя,
поражённый коварной рукой!

Клитемнестра

Меня вините вы в убийстве?
Не я виновна в нём.
Через меня судьба свой приговор свершила.
Тот демон злой танталовой семьи,
что мстит за пир Атрея,
он за детей зарезанных Тиеста
моей рукой Атрида поразил,
моей рукой Атрида поразил.

Народ

Демон дома Танталидов,
кровожадный, ненасытный,
мститель прежних злодеяний,
пир кровавый здесь справляет.
Царь наш!
Кто тебя оплачет, кто похоронит?
И какими тебя похвалами почтить,
и какими оплакать слезами?

(Эгист с телохранителями выходит из боковой части дворца.)

Эгист

Вот Эллада кем гордилась,
перед кем пал Илион!
Месть моя над ним свершилась,
распростёрт во прахе он!

Народ

Вот виновник преступленья!
Вот мы мстить должны кому!
Все беритесь за каменья.
Смерть злодею! Смерть ему!

Эгист

Замолчать! Не то цепями
и тюрьмой вас усмирю.
Знайте — царь ваш перед вами,
повинуйтеся царю,
повинуйтеся царю!

Народ

Трус! Предательской рукою
хочешь ты венец украсть!
Не признаем за тобою
мы похищенную власть.

Эгист

Слушать брань мне не пристало.
Я молчать вас научу.

(Обнажает меч.)

Если слов моих вам мало,
покоритесь вы мечу.

(к телохранителям)
Вы оружье обнажите.
Смелей вперёд!

(Телохранители Эгиста бросаются на народ.)

Телохранители

Мы за царя идти готовы в бой!

Народ

Прочь! Наёмные убийцы!

(Клитемнестра быстро сходит со ступеней дворца и повелительным жестом останавливает телохранителей.)

Клитемнестра

Остановитесь! Мечи в ножны вложите!

Эгист

Неужели оскорбленья
должен я переносить?
Нет! Народа возмущенье
надо силой подавить.

Клитемнестра

Эгист, Эгист,
довольно крови, довольно крови!
Укроти души тревогу,
милый мой, пора придёт,
и утихнет понемногу
взволновавшийся народ.
Нами путь расчищен к счастью.
От суровых бурь и гроз
отдохнёт под нашей властью
кровью залитый Аргос.

(Уводит Эгиста во дворец; телохранители расступаются и пропускают их. Двери затворяются.)

Народ

День возмездия настанет,
трепещите оба вы.
Страшно кара божья грянет
На преступные главы.
О, Орест, в тебе спасенье.
Ждём тебя! Приди, приди!
Отомсти за преступленье
и народ освободи,
народ освободи!

* * *

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ХОЭФОРЫ

Картина первая

(Комната на женской половине дворца Атридов. Стены обиты медными листами. Слева ложе. Ночь. Полумрак. Входит Клитемнестра. Одежда её в беспорядке, лицо бледно, походка неровная. В руке светильник.)

Клитемнестра

О, горе мне, преступнице несчастной!
Покой души утрачен навсегда.
Лишь только ночь таинственным покровом оденет мир,
встаёт передо мной супруга тень
и призраком кровавым без устали преследует меня...
Мне страшно там, в опочивальне нашей,
где всё его напоминает мне...
Устала я... Смыкаются глаза...
О, если б сном забыться я могла.

(Садится на ложе.)

О, услышь мое моленье
ты, блаженный бог Морфей,
дай душе успокоенье,
и забвения елей
хоть на краткое мгновенье,
в душу скорбную,
в душу скорбную пролей.
О, услышь мое моленье!

(Задняя стена раздвигается. Из тумана вырисовывается фигура Агамемнона, закутанная в окровавленную одежду.)

Тень Агамемнона

Клитемнестра! Клитемнестра!
Узнала ль ты меня?
Из мрака преисподней
твой смертный час
пришёл я возвестить.
Над преступной головою
занесён каратель-меч.
Тот, кто был рождён тобою,
должен жизнь твою пресечь.
Будь готова. Склеп могильный,
саван смертный приготовь...
В день грядущий ты искупишь
смертью смерть и кровью кровь.

(Исчезает.)

Клитемнестра

(вскакивая)
А-а! Спасите, спасите, спасите!
Скорей, скорей ко мне, рабыни!
Сюда! Ко мне!

(Со всех сторон сбегаются рабыни. Между ними Электра.)

Рабыни

Царица, ужасный
до нас твой крик достиг.
В тиши ночной раздался он,
нам в душу страх проник.
Какое несчастье готовит гнев богов?
Поведай нам, зачем твой зов
звучал в тиши ночной?
Какое несчастье готовит гнев богов?
Поведай нам, зачем твой зов
звучал в тиши ночной?

Клитемнестра

Страшный сон приснился мне.
Бродит ночью в этом доме
грозный призрак. Тень супруга
мне во тьме ночной предстала.

Электра

Вещий сон грозит бедою,
ужас в сердце мне проник.
Гнев умерших беспощаден,
и виновных он найдёт.

Клитемнестра

Грозен был виденья взор.
Бледный лик пророчил горе.
И в очах его зловещих
я прочла свой приговор.

Рабыни

Вещий сон грозит бедою,
ужас в сердце нам проник.

Клитемнестра

В очах его зловещих
я прочла свой приговор.

Электра

Ужасный сон...

Клитемнестра

Да, этот вещий сон
бедою мне грозит.

Рабыни

Гнев умерших беспощаден,
и виновных он найдёт.

Клитемнестра

Вещий сон грозит бедою,
ужас в сердце мне проник.

Электра

Ужасный сон...
Да, этот вещий сон
бедою нам грозит.
Этот вещий сон
бедою нам грозит.

Клитемнестра

Ужасный сон
бедою мне грозит.
Этот вещий сон
бедою нам грозит.

Электра и рабыни

Гнев умерших беспощаден.

Электра

Гнев умерших беспощаден,
и виновных он найдёт.

Рабыни

Гнев умерших беспощаден,
гнев умерших беспощаден,
и виновных он найдёт.

Клитемнестра

Чем отвратить мне грядущие беды?
Чем успокоить мне гневную тень?

(к Электре)
О, дочь моя, перед твоей мольбою
может смягчиться родителя гнев!
Как только день зардеет на востоке,
возьми с собой прислужниц всех моих.
Наполнив урны жертвенным вином,
иди на холм умершего отца
и там, творя обильно возлиянья,
моли его, моли,
да отвратит от нас
бессмертных гнев!

Электра

Я пойду на могилу отца
не пощады, а мести просить.
Правый суд беспристрастных богов
не захочет убийцу простить!

Клитемнестра

О, иди на могилу отца
мне, несчастной, пощады просить!
Пусть он молит бессмертных богов
правый гнев от меня отвратить!

Электра

Я пойду на могилу отца,
я пойду на могилу отца
не пощады, а мести просить.
Правый суд беспристрастных богов
не захочет убийцу простить.
Я пойду на могилу отца,
я пойду на могилу отца
не пощады, а мести просить.

Клитемнестра

Как только день зардеет на востоке,
возьми с собой прислужниц всех моих.
Наполнив урны жертвенным вином,
иди на холм умершего отца.

Рабыни

Мы пойдём на могилу царя,
будем жертвы богам приносить
и просить, не жалея даров,
приговор их жестокий смягчить,
приговор их жестокий смягчить.
На могилу пойдём.

(Электра и рабыни уходят. Клитемнестра склоняется на ложе.)

Картина вторая

(Оливковая роща. Справа надгробный холм Агамемнона, слева колонна Гермеса. Вдали виден дворец Атридов. Раннее утро. Занимается заря. Входит Орест в дорожном платье, с посохом.)

Орест

(подходя к колонне Гермеса)
Гермий, великий бог, хранитель странников,
хвала тебе, хвала тебе!
Окончен дальний путь.
С чужбины я пришёл в родимый край
свершить священный долг отмщенья.
Вот чертоги предков...
А вот и холм могильный
убитого отца!
О, отец, не рыдал я над трупом твоим,
не мною последняя почесть
великому праху была воздана,
не я пел гимн погребальный.
Прими же теперь мою позднюю дань,
знак глубокой сыновней печали:
на могилу твою я, рыдая, кладу
с головы моей срезанный локон.

(За сценой раздаются голоса. Орест прислушивается.)

Рабыни

(за сценой)
Дар от убийцы несём мы убитому.
Хочет преступница жертвой обильною
мщенье богов отвратить.

Орест

Что значат эти звуки?

(Отходит в сторону и становится за деревом.)

Рабыни

(за сценой)
Но возлияньями пятна кровавые
с рук, обагрённых таким преступлением,
ей не удастся отмыть.

Орест

Я вижу женщин толпу, сюда идущих.
Они несут дары на холм могильный отца.

(Входят Электра и рабыни, несущие дары. Шествие направляется к колонне Гермеса.)

Рабыни

Месть бережёт свою жертву до времени с тем,
чтобы казнью, свыше назначенной,
в час роковой поразить.

(Останавливаются у колонны.)

Орест

(за сценой)
Месть бережёт свою жертву до времени с тем,
чтобы казнью, свыше назначенной,
в час роковой поразить.
Сестра Электра с ними,
вся в слезах.
О, Зевс!
Помощником мне будь
в отмщеньи за смерть отца!

Электра

Гермий, вестник богов,
ты стенанья мои
божествам преисподней поведай!
Пусть в жилище теней,
в мрачных недрах земли
мой отец голос скорбный услышит.

(Шествие направляется к могильному холму и останавливается. Электра берёт у рабынь дары и совершает возлияния.)

В честь умерших на холм
возлияния лью.

(Льёт на могилу вино из кубка, передаёте его одной рабыне, берёт у другой сосуд и совершает возлияние.)

И отца я с мольбой призываю:
сжалься, сжалься, отец,
над твоими детьми,
надо мной и над братом Орестом;
он наследья лишён, помоги же ему
из изгнанья домой возвратиться.

Рабыни

Лейте слёзы вы, рыдая
по властителе усопшем,
и творите возлиянья,
орошая холм могильный.
Лейте слёзы.

Электра

(увидев локон Ореста)
Что это? Прядь волос!
Кто мог присесть дань скорби на холм отца?..
Орест?! Увы! Мой брат далёко...
О, боги! Если б он скорее возвратился!

Орест

(выходя из-за дерева)
Моление твоё услышано богами.

Электра

Кто ты?
Мне речь твоя, о странник, непонятна.

Орест

Сестра!

Электра

Орест! Мой брат!

Рабыни

Орест!

Электра

Моление моё услышано богами!

Рабыни

Моление твоё услышано богами.

Электра

Милые черты
мне боги дали видеть снова.
Брат мой милый, ты —
надежда очага родного!

Орест

О, сестра моя!
Прошли разлуки долгой годы.
Увидав тебя,
забыл я тягость злой невзгоды.

Электра

О, мой милый брат!

Орест

Вот мы вместе!

Орест и Электра

Вот мы вместе вновь,
отцом покинутые дети,
отцом покинутые дети.

Электра

О, родная кровь!
Ты у меня один, один на свете,
ты один.

Орест

О, родная кровь!
Ты у меня одна на свете,
ты одна.

Орест и Электра

О, Зевс! О, Зевс! Мольбу сирот,
судьбой обиженных, услышь.

Электра

Ужель ты нас не защитишь?
Воззри с небесной высоты
на нас, на нас, покинутых, покинутых сирот.

Орест

Ты наш единственный оплот!
Ужели, Зевс, дозволишь ты,
чтобы погиб Атрея род?
Воззри с небесной высоты
на нас, на нас, покинутых сирот.

Рабыни

О, Зевс! О, Зевс! Мольбу сирот,
судьбой обиженных, обиженных, услышь!

Электра

Молчите! Боюсь, чтоб кто-нибудь
из преданных убийцам
не услыхал, что говорим мы здесь,
не возвестил прибытие Ореста.

Орест

Никто не страшен мне!

(таинственно)
Сам Аполлон, великий бог,
мне помощь обещал.
Меня не выдаст он!
Нет, нет, меня не выдаст он!

(восторженно)
В венце из солнечных лучей
и в блеске дивном он,
сияньем озарён,
предстал мне в славе всей своей.
Он был в одежде золотой
и грозен, и велик!
И лучезарный лик
блистал бессмертной красотой.
Он мне мученьями ужасными грозил,
когда я смерть отца
оставлю без отмщенья.
Он предрекал преследованье фурий
и гнев богов бессмертных.
Его покорный воле, вот я здесь!
Моя рука убийц не пощадит!

Электра

О, милый брат,
над прахом незабвенным рыдания сольём.

(Подходит с Орестом к могильному холму, и оба склоняются перед ним.)

Орест и Электра

О, услышь, отец, стоны скорбные;
по тебе звучит песнь надгробная.
Ты из недр земли плач детей услышь,
что к тебе с мольбой обращаются.
Отврати от нас беды грозные,
что со всех сторон надвигаются,
отврати от нас беды грозные,
что со всех сторон надвигаются.
О, услышь, отец, стоны скорбные;
по тебе звучит песнь надгробная.

Электра

О, как была ужасна, брат,
отца кровавая кончина!

Орест

Убийце боги отомстят за мужа кровь,
за мужа кровь рукою сына.

Орест и рабыни

Со зверской злобой на лице
она удары наносила.

Орест

Воспоминанье об отце
во мне дух мщенья укрепило.

Электра

Над мёртвым тешилась, змея!
У трупа руки отрубила!

Орест

Моя ужасна будет месть!
Убийц ужасны будут муки!

Электра

О, отец, пошли нам помощь
ты из мрачных недр земли.

Орест и Электра

О, отец, мольбе последней
ты детей, своих детей внемли,
о, отец, мольбе ты детей внемли!
Помоги в минуту мщенья
нанести удар врагам.

Орест

Помоги в минуту мщенья...

Орест и Электра

...нанести удар врагам.
О, земля, из преисподней
ты отца воздвигни нам.

Электра

О, отец, пошли нам помощь,
помощь, помощь из недр земли.

Орест

О, отец, пошли нам помощь
из мрачных недр земли.

Рабыни

Пробил мести час кровавый,
скоро изверги падут!

Орест и Электра

О, отец, пошли нам помощь.

Рабыни

Приговор свершится правый,
справедлив бессмертных суд!

Картина третья

(Те же декорации, что в первой части. Солнце заходит. Орест в плаще странника стучится в дверь дворца.)

Орест

Эй! Раб! На зов откликнись мой!
Скорее дверь открой!

(Стучит.)

Я в третий раз зову,
чтоб кто-нибудь ко мне
из дома вышел.

Раб

(выходя из двери)
Я слышу и дверь открою.

(Отпирает дверь.)

Откуда ты, и что тебе здесь нужно?

Орест

Скажи своим ты господам,
что странник просит у них приюта.
Им сообщу я важное известье.
Пусть выйдет тот,
кто властвует в чертогах этих.

Раб

Ты здесь дождись, а господам
слова твои я передам.

(Идёт во дворец. Орест остаётся у дверей, погружённый в задумчивость. Из дворца выходят Клитемнестра, Эгист и Электра.)

Клитемнестра

Привет тебе, о странник!
Кто ты, откуда,
и чего от нас ты хочешь?

Орест

Мой путь далёк, иду я из Фокиды.
В пути устал и отдыха ищу.
Нет сил идти; покоя тело просит.
Прошу мне дать приют на эту ночь.

Электра

Войди в наш дом,
войди в наш дом,
войди в наш дом.
Какую весть?
О, говори скорее.
С тревогой ждём недоброй вести мы.

Клитемнестра

Войди в наш дом.
Гость — дар богов бессмертных.
У нас приём радушный ты найдёшь.
Какую весть?
О, говори скорее.
С тревогой ждём недоброй вести мы.

Орест

Благословен ваш кров гостеприимный.
Благодарю за ласковый приём.
Но прежде, чем вступлю в чертоги ваши,
худую весть я должен сообщить,
худую весть я должен сообщить.

Эгист

Войди в наш дом.
Гость — дар богов бессмертных.
Войди в наш дом,
войди в наш дом.
Какую весть?
О, говори скорее.
С тревогой ждём недоброй вести мы.

Орест

Дорогой, я фокийца Строфья встретил,
он, услыхав, что в Аргос я иду,
велел сказать царице Клитемнестре,
что сын её Орест безвременно погиб.

Эгист, Клитемнестра и Электра

О, боги!

Клитемнестра

О горе мне! Орест мой!
Сын любимый! Скончался он!
О горе, горе мне!

Электра

(к Оресту; тихо)
Не верь, Орест, печали лицемерной.
Отрадна ей о смерти сына весть.
Сбылося то, чего ждала я долго,
и мести час, час желанный настаёт,
мести час желанный настаёт!
Войди в наш дом,
войди в наш дом,
войди в наш дом.

Клитемнестра

(про себя)
Мне эта весть всю бодрость возвращает,
мне эта весть, эта весть всю бодрость возвращает,
мне эта весть всю бодрость возвращает,
мне эта весть, эта весть всю бодрость возвращает, возвращает,
покой души узнаю я опять.

(к Оресту)
Войди в наш дом.
Гость — дар богов бессмертных.
У нас приём радушный ты найдёшь.

Орест

(про себя)
Не верю я, печали лицемерной,
отрадна ей о смерти сына весть.
Сбылося то, чего я ждал так долго,
и мести час, час желанный настаёт.
Сбылося то, чего так долго, так долго ждал я.
Мести час настаёт.

(к Эгисту и Клитемнестре)
Благословен ваш кров гостеприимный.
Благодарю за ласковый приём.

Эгист

(к Клитемнестре)
О, горе! Скончался сын твой.
О, горе! Скончался сын твой.
О, горе, горе нам!

(про себя)
Покой души узнаю я опять,
покой души узнаю я опять.
Мне эта весть всю бодрость возвращает,
всю бодрость возвращает.

(к Оресту)
Войди в наш дом.
Гость — дар богов бессмертных.
Войди в наш дом.

(Орест с Эгистом уходят в среднюю часть дворца, Электра и Клитемнестра — в боковую. Через некоторое время из средней части выбегает Раб.)

Раб

О, горе! Эгист убит, убит!
О, горе, горе! Скорее сюда!
На помощь, скорей, скорей!

(Входит Клитемнестра.)

Клитемнестра

Что значат эти крики?
Отвечай мне!

Раб

Царица... Царица...

Клитемнестра

Говори же!

Раб

Живого мёртвые убили.

Клитемнестра

(про себя)
Значенье тёмных слов я поняла:
тот странник — сын мой!
Но я не сдамся. Я защищаться буду,
навстречу смерти я покорно не пойду.

(к Рабу)
Подай мне меч! Меч дай мне!

(Раб убегает. Из дворца с мечом в руке выходит Орест. Увидев Клитемнестру, он останавливается, и они смотрят друг на друга.)

Орест

Тебя ищу!
С ним кончено.

Клитемнестра

Погиб Эгист, погиб мой дорогой!
Эгист погиб.

Орест

(бросаясь к Клитемнестре)
Его ты любишь? Любишь?
Так вместе с ним в одной могиле ляжешь!

Клитемнестра

Остановись! Сын мой, остановись!
О, пощади! Молю, пощади!
Ужели ты руку поднимешь на мать?
О, мой сын.
Тебя я под сердцем носила.
Вспомни, вспомни, как часто у груди моей
ты сном забывался, сном забывался под песни мои.
Имей сожаленье, молю, пощади!
Ужели ты руку поднимешь на мать,
поднимешь на мать, о мой сын?

Орест

(про себя; нерешительно)
Что делать мне?
Ужель обагрю её кровью меч!
Нет, нет!
А бога веленье?

(Не слушая Клитемнестру, остаётся неподвижным, как бы поражённый видением.)

Клитемнестра

Как часто у груди моей ты сном забывался.
Но что с тобой?
Твой взор недвижим!
Сын мой! Опомнись!

(Орест резким движением отталкивает её от себя.)

Орест

Решился я! Иди за мной!
Ты мёртвой ляжешь рядом с тем,
кого любила и кого ты предпочла
Агамемнону герою.

Клитемнестра

Сжалься, сжалься надо мною!

Орест

Нет! Нет!

Клитемнестра

Тронься матери мольбою!

Орест

Нет! Нет!
Нет, не вымолить прощенья.
За отца свершится мщенье!

Клитемнестра

Умерщвлён он был не мною:
правил Рок моей рукою.

Орест

И теперь по воле Рока
я тебе отмщу жестоко,
по воле Рока
я тебе отмщу жестоко.

Клитемнестра

Так проклятье шлю тебе я!
Месть Эриний ждёт злодея!
Берегись! Их грозно мщенье!

Орест

Нет! Я твёрд в своём решеньи.
Иди! иди!

Клитемнестра

О пощади! О миг ужасный!
За смерть мою отплатят боги!
О пощади!

Орест

Мольбы напрасны.
Иди! иди! Судьбу твою решили боги.
Иди! Иди!

(Входят рабыни Клитемнестры. Орест увлекает Клитемнестру во дворец.)

Рабыни

Оплачем погибших судьбу
и будем молиться бессмертным,
чтоб скорый послали конец
несчастьям Атреева рода.

(Занавес средней части дворца раздвигается. Внутри дворца видны трупы Эгиста и Клитемнестры, лежащее рядом. Около них Орест.)

Орест

Я победил, но дорого досталась мне победа:
я пролил кровь матери родной.

Рабыни

Человек, убивший мать,
кару тяжкую несёт:
счастья он не может знать
и покоя не найдёт.

Орест

Пока рассудка я не лишился,
я объявляю, что вправе был
на мать поднять я руку.
То было бога Локсия веленье.
Меня подвигнул он на мщенье,
зажёг в груди он гнев мой правый
И в руку меч вложил кровавый!
То было бога Локсия веленье!
С молитвенной ветвью
я пойду в Дельфийский храм.
В том храме светит вечный свет;
Бог лучезарный в нём царит.
Он охранит меня от бед,
он от напастей защитит.

Рабыни

Иди в Дельфийский храм,
и будешь ты спасён.

(Внутренняя часть дворца освещается красным светом. Видна толпа Фурий.)

Орест

Вот! Вот они! Толпа Эриний!
В одеждах тёмных!
С змеями в волосах!

Рабыни

Нет никого!

Орест

Из глаз их каплет кровь...
Число их всё растёт...

Рабыни

Смущён рассудок твой!

Орест

Вы их не видите, но я, я вижу их...
Преследуют меня...
Я не останусь здесь!

(Убегает. Видение исчезает.)

Рабыни

О, когда ж прекратится навек
проклятия сила?

* * *

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ЭВМЕНИДЫ

Картина первая

(Пустынная местность на берегу моря. Ночь. Гром, молния. На море буря. В ужасе вбегает Орест.)

Орест

Нет больше сил! Я изнемог!
Куда бежать?
И здесь, и там — везде они
за мною вслед, как тень, несутся по пятам.
Страшна их речь, и страшен видь,
укор зловещий на устах;
кровь каплет из горящих глаз,
и змеи вьются в волосах.
Из края в край от них бегу,
нигде укрыться не могу.
К тебе взываю, Аполлон:
услышь души смятенный стон!
К тебе взываю, к тебе взываю:
услышь, услышь души смятенный стон.
К тебе взываю, к тебе взываю!

(Справа на скале появляются Фурии.)

Фурии

Вот он! Его настигли мы!
Кровавый след указывает нам,
куда беглец свой направляет путь.
Из виду мы его не потеряем.

Орест

Опять они! Прочь! Прочь!
Сокройтесь с глаз моих!

Фурии

Добычи мы не выпустим из рук,
всю кровь твою мы высосем по капле.

Орест

Прочь, прочь, прочь!
Пусть ад поглотит вас!
Кто вы? Зачем гоняетесь за мной?

Фурии

Ночь нас тёмная родила,
месть зловещая вскормила;
Тот, кто кровью обагрён,
нам на жертву обречён.

Орест

Ужас сердце сжал мне.

Фурии

Для него пощады нет,
для него пощады нет!
Избавления от бед
не найдёт он в целом мире!
Слышит в ужасе злодей,
слышит в ужасе злодей
вопль Эриний, чуждый лире,
вопль Эриний, чуждый лире,
иссушающий людей.

Орест

Ужас сердце сжал мне...

Фурии

Но преступника от нас
не спасёт и смертный час,
не спасёт и смертный час,
не спасёт и смертный час!
Зазвучит в подземном мир,
в царстве мрака и теней,
вопль Эриний, чуждый лире,
чуждый лире,
иссушающий людей,
вопль Эриний, чуждый лире,
иссушающий людей.

Орест

Сердце трепещет, кровь леденеет.
Ужас смертельный объял мою душу.
Если б найти мне минуту покоя,
страшных чудовищ от взоров укрыться,
грозных их криков больше не слышать!
Бегу от них!

(Бежит в противоположную от Фурий сторону. На скале слева появляется новая толпа Фурий и преграждает ему дорогу.)

Фурии

Нет места на земле, куда б ты скрыться мог.
Как стая псов преследует оленя,
так мы преследуем тебя, крича:
ты — матереубийца!

Орест

Нет, лучше умереть, лучше умереть,
чем жизнь влачить такую!
Открой, о море, для меня
свои холодные объятья.
На дне твоём быть может, я
найду конец моим мученьям,
найду конец, конец моим мученьям.
Пусть саван бурных волн твоих
меня от глаз Эриний скроет,
и пусть их ропот заглушит
чудовищ мстительных угрозы,
чудовищ мстительных, чудовищ угрозы.
На хладном ложе вечным сном
сомкну измученные вежды.
Ты, жизнь постылая, прощай!
Последний миг!
Жизнь кончена моя!
Последний час...

(Бежит к морю. С обеих скал спускаются Фурии и преграждают ему путь.)

Фурии

Назад! Назад! Нам жизнь твоя нужна!
Живи, страдай и казнь свою неси.

Орест

О, горе мне!
И смерть сама подвластна
чудовищам, сосущим кровь мою!

Фурии

Ужасный грех свершён тобой:
убита мать твоей рукой.
Страшный грех, страшный грех свершён тобой!
Ужасный грех свершён тобой:
убита мать твоей рукой.
Убийца, убийца!
Проклятье тебе!

Орест

О, сколько их!
Со всех сторон
их страшный сонм
теснит меня!
Мутится ум!
Нет больше сил!

(Вырвавшись от Фурий, бежит на авансцену.)

В Дельфы, в храм Аполлона, туда!

Фурии

За ним! За ним! За ним!

Картина вторая

(Храм Аполлона в Дельфах. Алтарь. Жертвенный дым скрывает святилище, находящееся в глубине сцены. Сквозь дым просвечивают золотистые лучи. Вбегает Орест.)

Орест

О, защити, всесильный Аполлон!
Нигде спасенья нет!
И днём, и ночью, на море и суше
за мной несётся Фурий стая!
Мне страшно! Мне страшно!

(Вскрикивает и падает к подножью алтаря.)

Фурии

(за сценой)
Мы разыщем его.
Истомив, иссушив,
будем кровь его пить!

Орест

О, ужас!
Я голоса их слышу.
Всё ближе, ближе!..

(Склоняется перед жертвенником. Дым рассеивается, открывая святую святых храма. Виден Аполлон, озарённый сиянием, в нише из золотых лучей.)

Аполлон

(к Фуриям)
Прочь, мрака дочери!
Не смейте вступать в мой храм!
Вам место там, где льётся кровь,
где казни и убийства,
где стоны, вопли и проклятья.
Святыню храма моего
вы нарушать не смеете!
Я внял мольбам Ореста.
Его под мой покров я принимаю.
Назначен будет суд,
и вас с Орестом он рассудит.
А до тех пор я запрещаю вам
его преследовать!

(к Оресту)
Орест! Тебя не выдам я.
Защитником твоим я буду до конца.
Иди в Афины,
пред алтарём Паллады ниц пади,
моли её назначить суд правдивый
и дело разобрать твоё.
Тебя невидимо я буду
сопровождать в твоём пути,
сопровождать в твоём пути.
Тебе велев свершить долг мщенья,
теперь хочу тебя спасти.

Орест

Царь Аполлон! Великий бог!
Ты внял моей мольбе.

(Облака жертвенного дыма закрывают святую святых. Аполлон исчезает.)

Светлый луч надежды сладкой
озарил страданий тьму.
Снова счастье дней грядущих
светит взору моему!
Близок, близок день спасенья.
Волей Локсия царя.
для меня встаёт из мрака
счастья нового заря.
На крыльях надежды
в город Паллады, туда,
в город Паллады лечу!

(Уходит.)

Картина третья

(Афины. В глубине сцены холм Атрея, по склону которого расположены тёсаные камни; на них сидят двенадцать ареопагитов. Направо оливковая роща и алтарь богини Афины. Налево акрополь и широкая мраморная лестница, ведущая к Пропилеям. Лунная ночь. Акрополь закрыт облаками. Сцена наполнена народом. Среди народа Орест и Корифей.)

Народ

Дарован богиней нам новый закон,
суд правды отныне навек учреждён.
Не зная пристрастья,
невинных оплот, —
суд новый нам счастье и правду несёт.

Орест

Теперь судьба решается моя.
Трепещет грудь от страха ожиданья.

Корифей

Орест, надежды не теряй:
богиней учреждён суд неподкупный.
Судей избрав из граждан лучших,
Афина дело им твоё передала.
Они его теперь премудро обсуждают,
собравшись на холме Атрея.
Когда ты прав, оправдан будешь ими!

Орест

Миг роковой!
Я приговора жду:
жизнь или смерть?
Свет или мрак?

(С холма спускается процессия ареопагитов.)

Народ

Смотрите: сонм судей грядёт с холма Атрея.
Виновного судьба сейчас должна решиться,
его судьба должна решиться.

(Ареопагиты, подходя к урне, находящейся у алтаря Афины, опускают в неё черепки.)

Ареопагиты

Волю богини мы совершили, —
дело Ореста мы обсудили.
Взвесили всё мы, судьи Эллады:
жалобы Фурий, Локсия волю
и оправданья сына-убийцы.
Выслушав, каждый подал свой голос
за осужденье или прощенье.

Ареопагит

Вот в этой урне
положены все жребии судей.
Считайте голоса!

Орест

Стеснило дыханье!
Кровь в жилах застыла!
О Локсий! Ужели меня ты покинул?

Ареопагит

Голосов за оправданье и за обвиненье
число равно.

Орест

О горе! О горе! Что будет со мною?

(Обнимает подножие алтаря.)

Сжалься, богиня, над бедным, бедным страдальцем.
Сжалься, сжалься, с отчаяньем в сердце я прибегаю к тебе!
Сжалься над темь, кто страданьем и мукой,
болью сердечной, тоской и слезами
тяжкий свой грех искупил!
Сжалься! Сжалься! Сжалься!

(Афина в золотой эгиде со шлемом на голове, со щитом в руке спускается на облаке и становится позади алтаря.)

Богини образ предо мною
сияет дивной красотою!
Богини образ
сияет дивной красотою!

Народ

Богиня!
Палладу видим пред собою!
Мир поражая, мир поражая красотою,
сама богиня к нам сошла!
Богиня правды!
Сама Паллада слетела к нам с небес!

(Афина поднимает руку в знак того, что она хочет говорить.)

Афина

На благо смертным
я учредила новый суд.
Он должен быть
доступен состраданью,
и если разделились голоса, —
оправдан подсудимый!
Мой камень я бросаю за Ореста!

(Бросает камень.)

Отныне чист от обвиненья он!

Ареопагиты и народ

Орест оправдан!

Орест

О, сладкий миг!
Я к жизни возродился вновь.

Афина

Кто сердечным покаяньем
и слезами грех омыл,
кто очистился страданьем,
тот прощенье заслужил.
Эвменид слепому мщенью
полагаю я предел, —
состраданье и прощенье
людям я даю в удел.
Пусть отныне и до века
не раздор, не кровь за кровь,
но уделом человека
будет кротость и любовь!

Народ

Слава Афине, слава, слава!
Слава Афине, премудрой богине!
Под сенью законов,
дарованных ею,
блаженство и правда
да царствуют в мире,
блаженство и правда
да царствуют в мире!
Под сенью законов,
дарованных ею,
блаженство и правда
да царствуют в мире,
да царствуют в мире!
Блаженство и правда
да царствуют в мире
под сенью законов,
дарованных ею!

(Афина входит в Акрополь.)

Слава! Слава Афине!
Слава!
Слава богине,
премудрой богине!
Слава Афине!
Слава Афине! Слава Афине!

ЗАНАВЕС

* * *