Турандот

Опера в трёх действиях
ЛИБРЕТТО ДЖ. АДАМИ И Р. СИМОНИ

Поддержите проект

Для дальнейшей работы сайта требуются средства на оплату хостинга и домена. Если вам нравится проект, поддержите материально.


Действующие лица:

Принцесса Турандот сопрано
Альтоум, китайский император, её отец тенор
Тимур, свергнутый татарский царь бас
Неизвестный принц (Калаф), его сын тенор
Лиу, молодая рабыня Тимура сопрано
Пинг, великий советник баритон
Панг, великий прорицатель тенор
Понг, великий повар тенор
Мандарин баритон

Персидский принц, палач, императорская гвардия, слуги палача, дети, восемь мудрецов, служанки Турандот, солдаты, знаменосцы, музыканты, тени умерших, толпа.

Действие происходит в Пекине в сказочные времена.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

(Стены императорской столицы. Площадь заполнена толпой китайцев, внимающих словам Мандарина. Среди них Тимур и Лиу.)

Мандарин

Народ Пекина!
Закон гласит нам:
«Турандот супругой станет того из принцев,
кто сможет дать ответы на три загадки,
что она задаст.
Ну, а кто ошибётся, — тот пусть знает,
что он лишится головы на плахе!»

Народ

Ах! Ах!

Мандарин

Несчастный принц персидский
не смог дать верных ответов,
и вот с луны восходом
он будет предан смерти!

(Уходит, и неподвижная до сих пор толпа постепенно приходит в движение.)

Народ

Смерти! Умрёт он!
Пусть скорее прольётся кровь!
Мы ждём палача!
Быстро! Смерти! Смерти!
Пусть умрёт он!
Крови! Крови! Быстро! Быстро!
Палач уснул, пойдём его будить!
Пу-Тин-Пао! Пу-Тин-Пао! Пу-Тин-Пао!
Во дворец! Во дворец!
Пусть умрёт он!

(Бросаются к императорскому дворцу. Стража оттесняет толпу. В столкновении многие падают, в том числе Тимур. Беспорядочные крики испуганных людей, вопли, протесты, мольбы о помощи.)

Стража

Назад, собаки! Назад, собаки!

Народ

О, мерзавцы! Остановитесь!

Стража

Назад, собаки!

Лиу

(в отчаянье)
Ах, упал господин мой!

Народ

Мерзавцы! Что за звери!
Остановитесь!
Жестокие!

Стража

Назад, собаки!

Лиу

(с мольбой обводя взглядом толпу)
Помогите, помогите поднять его!
Ах, упал господин мой...
Молю, молю!..

Калаф

(Подбегает и узнаёт своего отца.)

Боже, отец мой!

Стража

Назад!

Калаф

(к Тимуру)
Отец мой, снова мы вместе!

Народ

Мерзавцы!

Калаф

(к Тимуру)
О, взгляни на меня!
Это не сон?

Народ

За что вы нас бьёте, за что?!

Лиу

Господин мой!

Народ

За что?!

Калаф

(к Тимуру)
Отец, услышь меня!
Я сын твой!
Благословить готов судьбу за радость встречи,
что нам бог послал в изгнанье!

Тимур

Сын мой милый, ты жив?

(Народ волнуется и глухо ропщет, стражники оттесняют толпу в сторону.)

Калаф

Тише!
Нас всюду ищет тот, кто отнял твою корону!
Нет приюта для нас на целом свете.

Тимур

Сын мой милый,
тебя я давно считал погибшим.

Калаф

Не плач, прошу я...
Дай мне обнять тебя, отец мой!

Тимур

О сын, вновь обретённый!

(Толпа замечает вдали подручных палача.)

Народ

Вот и подручные палача.
Смерти! Смерти! Крови! Крови!

Тимур

(к Калафу)
Я проиграл сраженье —
старый царь без отчизны и трона...
Вдруг услышал я голос Лиу печальный:
«С вами я пойду в изгнанье, господин!..»

Калаф

Будь благословенна, Лиу!

Тимур

Часто я падал без сил,
и слёзы мне утирала,
для меня подаянье просила!

Калаф

Лиу, кто ты?

Лиу

(смиренно)
Ты не помнишь...
Я рабыня, господин мой...

Народ

(к подручным палача)
Саблю точите! Камень крутите!

Калаф

(к Лиу)
Но зачем ты пошла с отцом в изгнанье?

(Входит палач.)

Лиу

(к Калафу)
Вспомни день...
Ты тогда мне улыбнулся.

Народ

(к подручным палача)
Саблю точите, саблю, саблю!
Саблю, саблю, саблю!
Сабли пусть клинок засвищет,
пусть заблещет алой кровью!
Всем работы хватит вдоволь,
хватит вдоволь, хватит вдоволь
там, где правит, там, где правит Турандот,
там, где правит Турандот!
Жаркой кровью саблю смочим!
Кто влюблён — пускай подходит!
Мы несём ножи и крючья.
Мы всегда готовы расписать вам спины!
Кто влюблён — пускай подходит!
Мы несём ножи и крючья.
Мы всегда готовы расписать вам спины!
Мы готовы шкуры драть!
Кто хоть раз в тот гонг пробьёт —
тот увидит, как войдёт
бледнолика, словно призрак,
холодна, как эта сабля,
прекрасная Турандот!
Пусть влюблённый выходит вперёд!
Звук гонга радует сердце палача!
Счастья не будет, если нет удачи!
Загадок будет три, а смерть одна!
А смерть одна!
Загадок будет три, а смерть одна!
Пусть заблещет сабля алой кровью!
Кто ударит в гонг?
Смерти! Смерти!
Ха, ха! Ха, ха!

(Вопросительно смотрят на постепенно темнеющее небо.)

О, луна, что ты медлишь?
Бледноликая!
Покажись нам! Выйди скорее!
Выгляни, подруга мёртвых!
О мрачная! Покажись нам!
О призрак бледный, бескровный!
О, появись, луна, нема, безмолвна!
Явись, любовница мёртвых!
О молчаливая, покажись нам!
Мы ждём тебя, твой мрачный свет —
могилы предвозвестник!
О бледноликая! О призрак мрачный!
Вот замерцало что-то!
О, взойди скорее!
О, призрак бледный, выгляни!
О, призрак бледный, выйди!
Выгляни, о бледноликая!
Как бескровна, сумрачна!
Выйди! Несёшь любовь ты только мёртвым!
Вот наконец замерцала, взошла на небо,
и бледный свет струится!
Пу-Тин-Пао! Луна восходит!

Дети

Там, на восточных горах, аист громко кричит.
Но апрель ещё далёк — на полях не тает снег.
И в морской дали — ты слышишь ли? —
тысячи голосов поют:
«О, принцесса, полюби!
Оживёт тогда, зацветёт земля!»
Ах!

(Появляется процессия, сопровождающая Персидского принца к месту казни. При виде бледного, растерянного юноши ярость толпы сменяется жалостью.)

Народ

О, как он молод!
Сжалься! Сжалься!
Как спокойно идёт он!
Сжалься!
Как прекрасно его лицо!
Как он молод, несчастный!
Прости!
Как спокойно идёт он!
В глазах его ликованье!
Прости!

Калаф

Сжалься, сжалься!

Народ

Прости его, принцесса!
О, принцесса, сжалься, сжалься!
Прости его, прости!

Калаф

Увидеть тебя я хотел бы и проклясть,
принцесса, за твою жестокость!

Народ

О, принцесса! Прости его!

(Как призрак, в сиянии лунного света появляется Турандот. Толпа падает ниц.)

Прости!
Взываем к жалости, принцесса!

(Турандот делает властный и решительный жест: это приговор. Процессия трогается.)

О, принцесса!
Пощады! Пощады!

Калаф

(поражённый красотой Турандот)
Красота неземная!
Ты несравненна!
О, грёза!

Мужчины

О, великий Кун-Цзы!
Дух того, кто здесь умрёт,
возьми, возьми к себе!

(Процессия удаляется, двигаясь вдоль стен. В сумраке опустевшей площади остаются лишь Калаф, Тимур и Лиу. Тимур в тревоге подходит к Калафу, зовёт его, трясёт за плечо.)

Тимур

Сын мой, что ты делаешь?

Калаф

Неужели ты не чувствуешь?
Вокруг неё аромат разливается,
проникая в самую душу!

Тимур

Опомнись!

Калаф

Красоты несравненной дивный образ!
Отец, я страдаю!

Тимур

Нет! Нет!
Следуй за мной!
Лиу, скажи ему!
Спасенья не будет!
Возьми его за руку, ну, возьми же!

Лиу

(к Калафу)
Уйдём, уйдём отсюда!

Тимур

Счастье найдём вдали отсюда!

Калаф

Счастье лишь с ней, отец!

Тимур

Для нас здесь счастья нет!

Калаф

Отец мой, я страдаю!

Тимур

Он на гибель идёт!

Калаф

Счастье и жизнь — лишь здесь!
Турандот! Турандот! Турандот!

Персидский принц

(за сценой; с отчаянной мольбой)
Турандот!

(Пронзительный крик.)

Народ

(за сценой)
Ах!

Тимур

(к Калафу)
Ты жаждешь умереть такой смертью?

Калаф

Нет — покорить эту красоту!

Тимур

(удерживая Калафа)
Ты хочешь кончить так же?

Калаф

Славу победы вкусить!

(Бросается к дворцу. Пинг, Понг и Панг в масках преграждают ему дорогу.)

Пинг, Понг и Панг

(окружая и удерживая Калафа)
Стой! Ты куда? Ни с места!
Кто ты, куда спешишь?
Безумец!
Эта дверь ведёт в лавку мясника!
Прочь, прочь, безумец!
Здесь пытают!
Рвут на части!
Кромсают и душат!
Все кости перемалывают!
Назад!
С живого снимут кожу!
Назад!
Пока не поздно, прочь беги!
Назад!
Куда спешишь?
Вернись домой скорее,
найди себе покрепче сук
и в петлю лезь смелее!
Но не здесь!
Прочь, сумасшедший, прочь!

Калаф

(пытаясь пройти)
Уйдите же с дороги!

Пинг, Понг и Панг

Здесь кладбища заполнены до отказа!
Нам хватает своих дураков!
Не хотим безумцев чужестранных!
Беги, иль для тебя могилу сыщем!

Калаф

Уйдите же с пути!

Пинг, Понг и Панг

Забудь принцессу эту!
Брось! Плюнь!
Кто она?
Лишь девчонка с короной на голове
и в мантии с каймою!
Ведь если скинуть тряпки — там тело!
Всего лишь тело!
А тело ведь есть у каждой!

Калаф

(порывисто)
Уйдите же с дороги, уйдите же!

Пинг, Понг и Панг

Ха, ха, ха!

Пинг

(с комически важным спокойствием)
Плюнь ты на женщин!
Иль заведи их сотню!
Любая красотка, даже Турандот наша
имеет только две ручки,
ножек тоже две.
Пусть они прекрасные, да, распрекрасные,
но две лишь!
А с сотней женщин, дурень,
всего получишь вдоволь:
две сотни ручек и две сотни милых ножек!

Пинг, Понг и Панг

Двести грудок сразу на ста кроватях!
Ха, ха, ха!

Калаф

(с яростью)
Пустите же меня!

Пинг, Понг и Панг

Прочь уходи, глупец!

(Из-за перил галереи императорского дворца выглядывает группа девушек, служанок Турандот. Они простирают руки, призывая к тишине.)

Служанки

Что там за шум? Чей это голос?
Молчите!
Уж ночь распростёрлась над землёю,
и сон коснулся глаз прекрасных Турандот.
Ароматом её всё здесь полно.

Пинг

(к служанкам; с раздражением)
Прочь пошли, глупые болтуньи!

(Девушки уходят.)

Пинг, Понг и Панг

Гонг — это смерть!

Калаф

Ароматом её всё здесь полно!

Пинг, Понг и Панг

Гляньте-ка!
Он не слышит!
Он не мыслит!
Как будто слеп!

Тимур

Не хочет слышать, увы!

Пинг, Понг и Панг

Что ж! Начнём ещё раз!
Беспросветная пучина,
пасть глубокая камина
не темнее, чем загадки Турандот!
Сталь, железо, бронза, мрамор
для башки твоей упрямой
всё ж не твёрже, чем загадки Турандот!
Прочь ступай же, всех приветствуй,
плавай в море, путешествуй!
Но подальше от загадок Турандот!

(На башне появляются и исчезают тени казнённых по приказу Турандот.)

Призраки

(за сценой)
Брось все сомненья!
Лишь позовёшь ты,
образ желанный возникнет сразу!
Слово пусть молвит!
Дай нам услышать!
Лишь я её люблю!

Калаф

(мгновенно реагируя)
Нет, нет, люблю один я!

Пинг, Понг и Панг

Любишь? Кого же? А? Турандот?
Ха, ха, ха, Турандот!
О, безумный мальчишка!
Турандот нет на свете!
Это грёза и шутка, как призраки эти.
Турандот нет на свете!
Нет её, как нет глупцов, с тобою схожих!
Нет богов! Нет народов всех! Государей!
Пу-Тин-Пао! Существует только Дао!
Ты исчезнешь, как все те глупцы,
безумцы, что с тобою схожи!
Существует только Дао!

Калаф

(отбиваясь от них)
А меня ждёт победа и любовь!

(Хочет броситься к гонгу, но в этот момент появляется палач с отрубленной головой Персидского принца.)

Пинг, Понг и Панг

Дурень!
Вот и вся любовь!
И ты лишь луны поцелуй получишь!

Тимур

(с отчаянной мольбой)
О, сын, хочешь ты, чтоб один я остался
мучительной старости бремя влачить по дорогам?
О горе!
Скажи, чей же голос
способен твоё тронуть сердце?

(Лиу подходит к Калафу.)

Лиу

(умоляюще; со слезами)
О господин мой!
Ах, меня послушай!
Лиу уже не та! Сил больше нет.
Увы, увы!
Сколько прошла я,
образ твой сохранив в душе,
имя твоё повторяя!
Если ты погибнешь, покинешь нас навеки,
мы умрём от страданий на чужбине.
Он потеряет сына, я — память о твоей улыбке.
Лиу теперь не та!
Я молю!..

(Рыдая, обессилено опускается на землю. Калаф подходит к ней.)

Калаф

(взволнованно)
Не плачь, Лиу!
Однажды я тебе нежно улыбнулся,
и ради той улыбки, моя девочка, прошу я:
возможно, завтра твой господин
останется один на свете...
Не покидай его!

Лиу

Мы умрём от страданий на чужбине!

Тимур

Мы умрём!

Калаф

(к Лиу)
Будь ему утешеньем и опорой!
Обещай, моя бедная Лиу!
Ведь к сердцу твоему с мольбою страстной
взывает тот, кто больше никогда
не улыбнётся вновь!

Тимур

(в отчаянье)
Ах! Мой мальчик, послушай!..

Лиу

Побори ужасные чары!

Пинг, Понг и Панг

Пойми, что жизнь прекрасна!

Тимур и Лиу

О, пожалей меня!

Пинг, Понг и Панг

Погубишь ты себя!

Калаф

Я сам о пощаде молю!

Лиу

Молю, господин, молю!

Тимур

Я не в силах расстаться с тобой!

Калаф

Не слушаю больше, не слушаю больше!

Лиу

Молю!

Пинг, Понг и Панг

(пытаясь оттащить Калафа прочь)
Хватай его! Прочь уводи!
Прогнать отсюда дурня!

Калаф

Я вижу лишь её блистающий взор!
Он манит! Она ждёт меня!
О милости молит тот, кто не улыбнётся вновь!

Тимур

Не в силах расстаться с тобой!
Молю!
К ногам твоим с плачем я брошусь!
Не уходи! Не желай моей смерти!

Пинг, Понг и Панг

Прочь прогнать отсюда дурня!
Уймите безумца скорее!
Ну и глупец!
Пойми, жизнь прекрасна!

Лиу

О, сжалься, сжалься!

Пинг, Понг и Панг

Силою мы прочь безумца уведём!

Калаф

Пустите же! Довольно мук!
Победа за мною!
Никто не сможет меня удержать!
Свою судьбу избрал я.
Охвачен безумьем, дрожу в лихорадке,
все чувства томит жестокая мука,
душа исходит криком, её призывая!

Тимур

Ты сердце моё разбиваешь,
что билось надеждой,
напрасно тобою жило!
Победы никто не добьётся
над саблей, послушной рукам палача.
К ногам твоим брошусь: не убивай меня!

Пинг, Понг и Панг

Ведь та, что ты видел, — лишь призрак,
опасный сияющий свет!
Своей головою и жизнью заплатишь,
безумец, играя с огнём!
Под страшный топор палача,
на плаху бросаешься сам!
Берегись — на карте твоя жизнь!

Лиу

Молю! Молю за нас!
Не кончились наши страдания —
вместе с тобой погибнем и мы!
Ах, бежим, господин мой!

(Толпа народа выходит на сцену.)

Народ

Могила ждёт того, кто любит!
Ах, забудь любовь!
Достоин скорби твой удел,
ужасна твоя судьба!
Ах!

Калаф

Турандот!

Тимур, Лиу, Пинг, Понг и Панг

Умрёт он!

Калаф

Турандот!

Пинг, Понг и Панг

Пропустите его!
Бессмысленно кричать по-гречески,
по-китайски, по-монгольски!
Только гонг зазвучит —
и смерть на зов спешит!
Ах!

(Калаф в экстазе замирает возле гонга.)

* * *

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Картина первая

(Во дворце Турандот.)

Пинг

Где вы, Панг? Где вы, Понг?
Когда проклятый гонг
гулом зловещим разбудит наш город,
готовы мы к представленью:
ведь если победит принц — будет свадьба,
а проиграет — будет погребенье!

Понг

Приготовлю я к свадьбе...

Панг

...а я — к погребенью...

Понг

...фонариков множество красных!

Панг

...фонариков белых для гроба!

Понг

Возьму фимиам я...

Панг

Достать нужно ладан...

Понг

...носильщикам денег в уплату...

Панг

...и сахару, чаю, мускату...

Понг

...для принца с принцессой носилки...

Панг

...и гроб заказать, и поминки...

Понг

...и бонзу, чтоб славу спел.

Панг

...и бонзу оплакивать.

Понг и Панг

И всё, что нужно сделать по древнему обряду,
честь по чести, всё, что надо.

Пинг

(воздев руки к небу)
Китай, сейчас ты, встав ото сна,
в тревоге изумляешься,
а раньше спал беспечно,
кичась своей седою древностью.

Пинг, Понг и Панг

Жизнь текла так спокойно,
подчиняясь законам мирозданья!
Несчастья пришли к нам с рожденья Турандот...
Уж много лет живём в плену у страха,
наших празднеств порядок одинаков:
трижды гонг прозвучит, затем загадки —
и на плаху!
В год Мыши шестерых казнили,
а в год Собаки сразу восемь.
А в нынешний год,
в этот страшный год Тигра,
людей погибло много.

(Считают на пальцах.)

И дошло их число уж до тринадцати.
До тринадцати, считая сегодняшнего!
Вот работка! Тоскливо!
До чего мы докатились!
В палачей мы превратились!

(с комическим отчаяньем)
Министры — убийцы!

Пинг

(Его лицо просветляется, а взгляд приобретает несколько ностальгическое выражение.)

У меня в Хо-Нане дом
рядом с маленьким прудом,
что бамбуком весь зарос.
Ах, зачем бесцельно жизнь свою я трачу,
разбирая слова в священных книгах!

Пинг, Понг и Панг

В священных книгах...
Убежать скорей туда —
ждёт мой дом, и гладь пруда,
где стеной растёт бамбук!
Скорей туда!

Понг

Лес шумит, мой Цянь —
лучше, краше не сыскать,
в том лесу любил я гулять!
Лес имею — лучше, краше не сыскать!

Панг

У меня есть садик в Кю —
как хотел бы в нём отдохнуть!
Увы, его я больше не увижу никогда!

Пинг

Убежать скорей туда...
Ждёт мой дом, и гладь пруда,
где стеной растёт бамбук!

Пинг, Понг и Панг

Здесь же мы разбираем слова в священных книгах!
Убежать скорее в Цянь...
Убежать скорее в Кю...
И остаться навсегда!
Цянь... Кю... Хо-Нан...
Где стеной растёт бамбук!..

(Замирают в восторге, затем встают и уныло разводят руками.)

Мир полон влюблённых безумцев!
Немало приезжало их за счастьем!
О, сколько их!

Пинг

Хватает в природе дураков влюблённых!
А принца помните, что приезжал из Самарканда?
Сколько огня, таланта, ловкости и силы
саблею скосило!

Народ

(за особым занавесом)
Сабли пусть клинок засвищет,
пусть заблещет, весь покрытый алой кровью!

Пинг, Понг и Панг

Скосило!
А индус, с головы до ног в рубинах,
в брильянтах весь, с серьгою золотою?
Искал любви — расстался с головою.
А принц из Бирмы?
А хан киргизский?
Убиты! Убиты! Убиты! Убиты!
А помните могучего татарина,
что гнул рукой подковы?
Казнён он! Казнён он!

Народ

(за особым занавесом)
Там, где правит Турандот,
всем работы хватит вдоволь!

Пинг, Понг и Панг

Был и он казнён!
Убили! Казнили! Зарыли! Убили!
Их всех казнили!
Прощай, любовь, прощайте, дети!
Прощай, наследник трона!
И конец тут престолу!
О, тигр священный!
О, грозный повелитель небесный!
Пусть настанет поскорей свадьбы ночь,
ночь супружеского счастья, ночь прощенья!
Я бы ложе новобрачных приготовил!
Перины я б набил гагачьим пухом!
Благовоний для них не пожалел бы!
Супругов бы отвёл, держа светильник!
Ну, а потом мы бы пели
и любовь до рассвета прославляли...
Вот так...

(Пинг встаёт на скамеечку, Понг и Панг садятся на корточки, повернувшись к невидимым покоям принцессы.)

Больше в Китае, по счастью, нет женщин,
что отвергают земную любовь!
Лишь одна и была, словно камень,
но и ей покориться пришлось!
О, принцесса, тебе подвластны
земли, реки, леса и моря.
Но в объятиях страстных супруга
будешь ты нежной и кроткой всегда!
Лишь устами к тебе прикоснётся, —
затрепещешь, истомы полна!
Слава, слава таинственной ночи!
Миг чудесный обряда любви!
Покрывало из жёлтого шёлка —
страстных вздохов свидетель немой.
За окном в саду тихий шелест,
колокольчиков нежный трезвон...
И цветы страстно шепчут слова любви,
рассыпая брильянты росы.
Слава, слава созданью любому,
в чьей душе разгорелась любовь!
Слава любви, окрыляющей душу,
мир в Китай возвращающей вновь!

(Нарастающий шум, доносящийся из внутренних покоев дворца, возвращает Пинга, Панга и Понга к печальной действительности.)

Пинг

(Спрыгивает на землю.)

Мы мечтаем, а во дворце уже все проснулись,
суетятся солдаты и слуги.
Забили барабаны в священном храме,
на улицах Пекина раздаются крики.

Пинг, Понг и Панг

Звучат фанфары! Скоро начало!
Спешите на представленье!
Пойдём поглядим на ужасную потеху!

(Удаляются.)

Картина вторая

(Зал в императорском дворце постепенно заполняется толпой. По сцене проходят мудрецы — благообразные и величественные старцы. Их движения неторопливы и размеренны.)

Народ

Величаво и степенно, зная тайну всех загадок,
мудрецы сюда подходят.

(Появляются Пинг, Понг и Панг. Теперь на них жёлтые церемониальные одежды.)

Вот и Пинг!
Вот и Понг!
Вот и Панг!

(В клубах благовоний по сцене проносят белые и жёлтые знамёна императора. На вершине лестницы становится виден император Альтоум, сидящий на троне из слоновой кости.)

Десять тысяч лет жить тебе, наш император!

(Падают ниц, выражая глубочайшее почтение. Площадь освещается ярким светом. Калаф стоит у подножия лестницы. Тимур и Лиу находятся слева, среди толпы.)

Слава тебе!

Альтоум

(к Калафу; усталым старческим голосом)
Жестокой клятвой связан я навеки,
верность слову я должен хранить,
и этот скипетр священный кровью запятнан.
Хватит крови!
Юноша, прочь!

Калаф

(с твёрдостью)
Сын неба, пусть начнут скорее испытанье!

Альтоум

(почти умоляя)
Дай же, юноша, мне спокойно умереть,
о смерти твоей не сожалея!

Калаф

(более настойчиво)
Сын неба, пусть начнут скорее испытанье!

Альтоум

Не хочу, чтобы снова пролилась
кровь в нашей столице.

Калаф

(ещё решительнее)
Сын неба, пусть начнут скорее испытанье!

Альтоум

(гневно, но не теряя величественности)
Пришелец, ты ищешь смерти.
Что ж, судьба твоя свершится.

Народ

(Встаёт.)

Десять тысяч лет жить тебе, наш император!

(Среди общего молчания Мандарин выступает вперёд.)

Мандарин

Народ Пекина!
Закон гласит нам:
«Турандот супругой станет того из принцев,
кто сможет дать ответ на три загадки,
что она задаст.
Ну, а кто ошибётся, тот пусть знает,
что он лишится головы на плахе!»

Дети

(за сценой)
И звучит в морской дали
пение тысяч голосов:
«О, принцесса, полюби!
Зацветёт вся земля, зацветёт вся земля!»

(У подножия трона появляется Турандот. Прекрасная и бесстрастная, она холодно взирает на Калафа.)

Турандот

(торжественно)
В столице этой — давным-давно то было —
раздался стон отчаянья и боли.
Этот стон через много поколений,
не смолкая, живёт в моей душе.
Стон принцессы Лоу-Линь, моей бабушки милой,
той, что правила в суровом молчанье.
С сердцем чистым и без страха
жестокому владыке бросила вызов.
Жив дух её во мне!

Народ

(вполголоса)
То были времена,
когда татарский царь
поднял свои войска.

Турандот

Было время грозно и ужасно,
кровь лилась, звон мечей стоял повсюду.
И царство пало! Был трон разрушен!
И Лоу-Линь была схвачена солдатом,
похожим на тебя, пришелец.
Ночью печальной, тёмной,
голос её чудесный умолк навек.

Народ

Навек она уснула в дивной гробнице.

Турандот

О принцы!
Отовсюду длинной чередою
вы приходите ко мне испытывать удачу.
Я мщу за смерть её, за гибель, за бесчестье,
за стон её предсмертный!
Никто меня не получит:
ужас пред убийцей живёт в моём сердце.
Нет, нет! Мне не быть твоей!
Ах, пылай же во мне,
сознанье чудесной чистоты!

(к Калафу; с угрозой)
Пришелец!
Не добьёшься ты счастья!
Загадок будет три, а смерть одна.

Калаф

Нет, нет!
Твоих загадок три — лишь жизнь одна!

Народ

Что ж, начинай, принцесса.
Ждёт он твоих загадок,
о Турандот!

(Звучат трубы. Молчание. Турандот загадывает первую загадку.)

Турандот

Так слушай загадки:
«Под покровом ночи
призрак чудесный тихо летает.
Крыльев размах огромный
он простёр над заснувшей землёй.
Мир его призывает и умоляет остаться,
но виденье с рассветом исчезает,
чтобы вновь воскреснуть в сердце.
Во тьме ночной рождаясь,
с рассветом умирает».

Калаф

Да! Снова родившись,
с ликованьем она влечёт
меня к тебе, Турандот:
Надежда!

Мудрецы

(разворачивая первый свиток с ответом на загадку)
Надежда! Надежда! Надежда!

Турандот

(гневно восклицая)
Да! Но надежда нас подводит часто!
«Может вспыхнуть как пламя, но то не пламя.
Может вспыхнуть безумьем,
ознобом смертельным иль жаром;
спокойствие её лишь убивает.
В час последний она похолодеет.
Победой мысль твою она пленяет.
Её голосу ты с трепетом внимаешь,
а цвет её схож с вечернею зарёй».

Альтоум

Не теряйся, пришелец!

Народ

Не падай духом! Думай!
Думай! Ради жизни своей!

Лиу

(умоляюще)
И ради любви!

Калаф

Слушай, принцесса!
Когда ты в глаза мне смотришь —
пылает и стынет в сердце
Кровь!

Мудрецы

(разворачивая второй свиток)
Кровь! Кровь! Кровь!

Народ

Смелей решай последнюю загадку!

Турандот

(к стражникам; указывая на толпу)
Эту чернь прогоните!

(Спускается с лестницы и склоняется над Калафом.)

«Лёд зажёг твоё сердце,
но пламя сердца льда не растопит.
Он и свет, он и сумрак.
Захочешь воли — сделает слугою,
а слугою станешь — сделает царём!»

(У Калафа перехватывает дыхание. Турандот склоняется над ним, как над добычей, и саркастически усмехается.)

Чужестранец!
Ты побледнел от страха!
Ты предчувствуешь гибель.
Ну же, ответь, какой лёд зажёг огонь?

Калаф

(быстро вскакивая на ноги)
Я победил!
Отныне ты моя!
Моё пламя растопит твой лёд:
Турандот!

Мудрецы

(разворачивая третий свиток)
Турандот! Турандот! Турандот!

Народ

Турандот! Турандот!
Слава, слава победителю!
Жизнь тебе улыбнулась,
улыбнулась любовь!
Десять тысяч лет жить тебе, наш император!
Сын неба, владыка мира!

Турандот

(Задыхаясь от волнения, поднимается к трону Альтоума.)

О, повелитель! О, сын неба!
Ты не бросишь дочь свою
в объятия чужестранца!

Альтоум

(торжественно)
Священна эта клятва!

Турандот

(с негодованием)
Нет, не клятва, а дочь священна!
Не можешь ты отдать меня, словно рабыню.
Ведь дочь твоя священна.
И если ты отдашь меня,
как рабыню, — умру я от позора!

(к Калафу)
Не смотри на меня, чужестранец.
Ты унизил меня!
И никогда не стану я твоей!

Альтоум

(торжественно)
Священна эта клятва!

Народ

Священна эта клятва!
Принцесса, победил он!
За тебя был готов заплатить жизнью.

Турандот

Никому не владеть мной!

Народ

Он достоин награды.

Турандот

(к Калафу; в сильнейшем негодовании)
Ты хочешь взять меня насильно,
дрожащую, униженную?

Народ

Нельзя нарушить клятву,
та клятва священна.

Калаф

Нет, нет, гордая принцесса!
Мечтаю я о твоей страстной любви.

Народ

Победитель! Будь смелее!

Калаф

Дала ты три загадки — все три разгадал я.
Я же предлагаю тебе одну:
Назови моё имя!
Ты ведь его не знаешь.
Но если скажешь к восходу солнца,
готов я умереть.

(Турандот склоняет голову в знак согласия.)

Альтоум

Так хочет небо:
с восходом солнца
ты станешь мне сыном.

(Все встают. Звучат трубы, колышутся знамёна. Калаф с гордо поднятой головой уверенным шагом поднимается по лестнице.)

Народ

Царствуй, император наш!
Неба сын, владыка мира!
За любовь твою и мудрость
мы тебе хотим служить,
царствуй много лет!
Дарим мы тебе любовь.
Десять тысяч лет жить тебе, наш император!
Тебе, наследнику Сань-Вана, поём:
десять тысяч лет жить тебе, наш император!
Пусть поднимут знамёна!
Слава тебе! Слава тебе!

* * *

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Картина первая

(Улицы города.)

Глашатаи

Приказ принцессы Турандот:
«Пусть никто не уснёт этой ночью в Пекине!»

Народ

(за сценой)
Никто не уснёт!

Глашатаи

(удаляясь)
«Нужно вам под страхом смертной казни
до восхода солнца узнать имя пришельца!»

Народ

(за сценой; издалека)
Нужно узнать нам имя пришельца!..

Калаф

Никто не уснёт!
Ты тоже, принцесса,
долго заснуть не можешь,
смотришь на звёзды,
что в небе мерцают,
полна надежды!
Но тайну свято я храню,
никто не узнает моего имени.
Я открою его лишь на заре,
когда поцелуй любви
разрешит моё молчание!

Женщины

(за сценой; издалека)
Никто не знает имени —
мы должны умереть на рассвете.

Калаф

Пусть пройдёт ночь.
Пусть погаснут звёзды.
Заря принесёт мне победу!

(Появляются Пинг, Понг и Панг в масках во главе небольшой группы почти неразличимых в ночной темноте фигур, число которых постепенно увеличивается.)

Пинг, Понг и Панг

(приближаясь к Калафу)
Хватит звёзды считать, взгляни на землю.
Наша жизнь в твоей власти.

Пинг

Указ ты слышал?
Ныне в городе нашем
в каждые двери смерть стучится
и требует имя.

Понг и Панг

Имя...
Пи
Или крови!

Калаф

Чем могу я помочь?

Пинг, Понг и Панг

Чего ты хочешь?
Ты жаждешь любви?
Получи!

(Толкают к ногам Калафа толпу вызывающе красивых девушек.)

Видишь, под лёгкой тканью
нежны тела красоток.

Понг и Панг

Стройны и гибки!

Пинг

Все услады любви в их объятиях ты познаешь.

Калаф

Нет! Нет!

Пинг, Понг и Панг

Чего ж ты жаждешь?
Богатства?
Все сокровища твои!
Тьму освещает ярко блеск бесценных каменьев.
Лазури сверканье, блеск изумрудов,
бледность гиацинтов!
Как кровь, во тьме горят рубины,
затмевая звёзды.
Всё возьми, если хочешь.

Калаф

Нет!
Не нужно богатства!
Нет!

Пинг, Понг и Панг

Ты хочешь славы?
Мы проводим тебя, и в далёком краю
ты найдёшь царство сказочного счастья.

Народ

Скройся!

Женщины

Беги подальше!

Народ

Беги, и мы будем спасены!

Калаф

Спеши, заря!
Рассей этот кошмар!

Пинг

(с возрастающим отчаяньем и угрозой)
Пришелец, ты не знаешь,
на что способна её жестокость.

Пинг, Понг и Панг

Не знаешь, какие ужасные муки Китай ожидают.
Если мы не узнаем
этой ночью твоё имя, — погибнем!
Принцесса не простит нас.

Народ

Какие ждут нас мученья.
Мечом проткнут иль колесуют,
калёной сталью сдерут с нас кожу.
Спаси нас от пыток!
Не дай умереть медленной смертью.

Калаф

(с большой твёрдостью)
Напрасны ваши просьбы.
Угрозы бесполезны.
Пусть рухнет мир — я жажду Турандот!

Народ

(свирепо; угрожая Калафу кинжалами)
Ты её не получишь.
Умри, проклятый!
Ты умрёшь раньше нас,
бессердечный, жестокий!
Имя! Назови нам имя!

Стражники

(за сценой)
Вот кто ответит на наш вопрос!

(Втаскивают на сцену Тимура и Лиу, оборванных, избитых и обессиленных.)

Народ

Вот кто ответит на наш вопрос!

Калаф

(С криком бросается к Тимуру и Лиу.)

Они не знают!
Они вам не ответят!

Пинг

Этот нищий и девочка
говорили с тобой на площади.

Калаф

Оставьте их!

Пинг

Они раскроют тайну.

(к стражникам)
Где вы их отыскали?

Стражники

Под стеной бродяги скрывались.

Пинг, Понг, Панг и народ

Принцесса!

(Появляется Турандот. Все падают ниц.)

Пинг

(к Турандот; с безграничной почтительностью)
О принцесса, дочь неба!
Загадка незнакомца
сокрыта в устах молчаливых.
Ножом сумеем мы разжать им зубы,
клещами сможем это имя вырвать.

Турандот

(высокомерно и насмешливо)
Ты бледен, чужестранец!

Калаф

(гордо)
Твой страх, принцесса,
отблеск зари на моём лице увидел.
Они меня не знают!

Турандот

(с вызовом)
Посмотрим!

(к Тимуру)
Старик, ответь нам.

(к стражникам)
Пускай заговорит он.

(Стражники хватают Тимура.)

Ответь же!

Лиу

Одна лишь я знаю имя!

Народ

Она спасёт нас, кончится кошмар!

Калаф

Рабыня, ты ничего не знаешь!

Лиу

Я знаю имя,
но высшая радость —
сохранить его в тайне.

Народ

Руки крепче ей свяжите,
скажет имя, или смерть ей!

Калаф

(к Турандот)
Вы заплатите за её страдания!
Заплатите за её слёзы!

Турандот

(к стражникам; в ярости)
Связать его!

(Один из стражников связывает Калафу ноги и остаётся возле него, держа концы верёвки; двое других крепко держат его за руки. Турандот снова принимает высокомерную позу.)

Лиу

Господин мой, я не скажу!

Пинг

Имя!

Лиу

Нет!

Пинг

Имя!

Лиу

Служанка прощения просит,
но повиноваться не может!

(Один из стражников связывает ей руки.)

Ах!

Тимур

Что за крики?

Калаф

Пусти её!

Лиу

Нет... нет...
Я не кричу. Уже не больно.
Нет, совсем не больно.

(к стражникам)
Пытайте!
Но зажмите рот покрепче,
чтобы принц не слышал.
Больше сил уж нет!

Народ

Имя назови нам!

Турандот

Отпустите!
Имя!

Лиу

Скорей умру!

Турандот

Откуда столько силы в этом сердце?

Лиу

Мне даёт её любовь.

Турандот

Любовь?

Лиу

(поднимая глаза, полные нежности)
Любовь тайная, невысказанная,
огромная настолько, что и мученья в радость:
ведь их несу я в дар тому, кого люблю...
Своим молчаньем я дарю ему твою любовь...
Я тебе отдаю его, принцесса, навек теряя
надежду и свои мечты о счастье...
Я пыток новых не боюсь!
Вяжите! Пытайте!
Мученья эти — высший дар моей любви.

Турандот

Клещами вырвут имя!

Пинг

Зовите Пу-Тин-Пао!

Калаф

(вырываясь)
О, палачи, вас проклинаю!

Народ

На пытку! На пытку! На пытку!

Пинг

Она под пыткой скажет.

Народ

(яростно)
Скажет под пыткой! Да!
Под пыткой скажет нам имя!

(Появляется палач.)

Лиу

Ужасны муки.
Вдруг не выдержу я?
Ах, сжальтесь надо мною!

Народ

Имя! Имя!

Лиу

Слушай, принцесса, мой ответ.
Ты, закованная в лёд,
будешь побеждена пламенем любви:
ты тоже его полюбишь!
Прежде, чем встанет солнце,
я глаза свои закрою,
и снова он победит...
Он снова победит!
А мне его больше не видеть!

(Внезапно выхватывает кинжал и закалывается. Затем обводит стоящих вокруг потерянным взглядом, с огромной нежностью смотрит на Калафа и, сделав, шатаясь, несколько шагов по направлению к нему, падает мёртвая у его ног.)

Народ

Ах! Имя! Скажи нам!

Калаф

Ах! Мертва моя бедная Лиу!

Тимур

(Подходит, шатаясь, и опускается на колени.)

Лиу!
Встань же!
Пришла пора в путь нам отправляться.
Светает, моя Лиу...
Открой глаза, голубка!..

Пинг

Поднимись, старик,
она мертва.

Тимур

(с воплем)
Ах! Чудовищное злодейство!
Гневом пылает, жаждет отмщенья
пролитая кровь!

(Вид маленького мёртвого тела вызывает в толпе чувство сострадания и огромного благоговения.)

Народ

Тень роковая, не делай нам зла!
Дух скорби, прости нас.

Тимур

Лиу! Моя добрая, нежная Лиу!
Снова в путь мы отправимся вместе,
рука об руку.
В край, куда ушла ты, пойду и я,
чтоб уснуть навек с тобой
во тьме холодной бесконечной ночи.

Пинг, Понг и Панг

(беспокойно; с состраданием)
В сердце министра жалость проснулась
и не даёт мне покоя.
Ах, на смерть я впервые гляжу
без ухмылки и злорадства.
Девочки этой гибель,
словно камень огромный,
давит на сердце!

(Траурная процессия трогается.)

Народ

(издалека)
Лиу, прости нас!
Лиу! Доброта и нежность!
Поэзия!
Всё забудь, спи спокойно, Лиу!

(Калаф и Турандот остаются одни, стоя друг против друга. Турандот застывает, как статуя, — ни жеста, ни движения. Все остальные покидают сцену.)

Калаф

(подавленно; с мрачной силой)
Повелительница смерти!
Ледяная принцесса!
С неба зла и печали опустись на землю!
Откинь покрывало!
Взгляни, жестокая,
на невинную кровь,
которая пролилась из-за тебя!

(Бросается к ней, чтобы сорвать покрывало.)

Турандот

(с непреклонной твёрдостью)
Как посмел, чужестранец,
ты ко мне прикоснуться?
Божеству я подобна!
Дочери неба лица ты открыть не смеешь,
душа моя высоко!

Калаф

Пусть душа там витает,
ты же рядом, здесь, со мною!
Я горячей рукою край схвачу
золотого твоего покрывала
и своими губами
я коснусь твоих уст!

Турандот

Не оскверняй меня!

Калаф

Ах! Пойми, что ты живая!

Турандот

Назад!

Калаф

Твой лёд — притворство!

Турандот

Нет, никому не владеть мной!

Калаф

Моею будь!

Турандот

Страданий Лоу-Линь
не хочу я испытать!
Ах, нет!

Калаф

Моею будь!

Турандот

Прочь от меня, пришелец!
О, святотатство!

Калаф

Твой поцелуй откроет мне вечность!

Турандот

Святотатство!..
Я навсегда погибла!..

Калаф

Цветок мой!
О, ты утренний цветок мой!
Ты в упоенье нежном
к моей груди приникла!
Вот ты уже слабеешь от томленья,
побледнела под серебряной мантией!

Турандот

Как победил ты?

Калаф

Плачешь?

Турандот

Светает.
Турандот погибла!

Народ

(за сценой)
Рассвет!
Солнце жизнь нам дарует!
Свет струится в ясном небе.
О, принцесса, это нежность в сердце плачет.

Калаф

Светает!
И любовь восходит с солнцем!

Турандот

Пусть никто не видит, как окончилась слава.

Калаф

(в страстном порыве)
Нет! Слава начнётся!

Турандот

О, жгучий стыд!

Калаф

Чудесный сон!
Твоя слава вновь засияет
с первым поцелуем и первыми слезами.

Турандот

(пылко; с увлечением)
Первые слёзы...
Ах, первые слёзы!..
Когда ты появился, пришелец,
со страхом я ощутила трепет,
дрожь роковую,
предвестницу этого несчастья.
Скольких принцев я на смерть послала,
их презирая.
Но тебя я боялась.
В глазах твоих сверкала уверенность героя.
За неё я тебя ненавидела,
за неё и полюбила!
Страшной мукой терзаюсь,
что выбрать мне, не знаю:
быть побеждённой тобою
иль победить?
Ах!
Ты меня победил, пришелец,
побеждена я силою любви!

Калаф

Моей ты стала!

Турандот

Ты этого жаждал — и добился.
Большей победы не желай.
Со своею тайной уйди от нас.

Калаф

Зачем мне тайна?
Её больше нет.
Ты моя!
Ты трепещешь, если я тебя касаюсь.
Побледнеешь, если я тебя поцелую.
Погубить, принцесса, можешь ты меня,
когда захочешь, но смерти не боюсь.
Жизнь и имя своё тебе вручаю:
я принц Калаф, сын царя Тимура.

Турандот

Я знаю имя! Я знаю имя!

Калаф

Моя слава — в твоих объятиях.

Турандот

Слышишь? Трубы запели!

Калаф

Моя жизнь — твой поцелуй!

Турандот

Настало время последнего испытанья.

Калаф

Я не боюсь его.

Турандот

Ах, Калаф, к народу
выйдешь ты со мной.

Калаф

Я победил!

Картина вторая

(Площадь перед дворцом императора Альтоума.)

Народ

Десять тысяч лет жить тебе, наш император!

Турандот

(к Альтоуму)
О, отец мой!
Я знаю имя чужестранца!
Это имя — Любовь!

Народ

Любовь! О жизнь! О вечность!
О солнца свет и радость жизни!
Прославляем тебя, гимн счастья поём!
Слава! Слава тебе!

* * *