Волшебная флейта

Опера в двух действиях
Либретто Э. Шиканедера

Поддержите проект

Для дальнейшей работы сайта требуются средства на оплату хостинга и домена. Если вам нравится проект, поддержите материально.


Действующие лица:

Королева Ночи сопрано
Памина, её дочь сопрано
Первая дама из свиты Королевы Ночи сопрано
Вторая дама из свиты Королевы Ночи сопрано
Третья дама из свиты Королевы Ночи сопрано
Тамино, принц тенор
Зарастро бас
Оратор бас
Моностатос, мавр в услужении у Зарастро тенор
Папагено, птицелов бас
Папагена, невеста Папагено сопрано
Первый воин тенор
Второй воин бас
Три мальчика, жрецы, слуги, народ.


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Картина первая

(Суровая скалистая местность, частично покрытая деревьями; по обе стороны сцены холмы. Виден новый храм. В глубине ущелье. Тамино стремительно спускается с одной из скал с луком, но без стрел. Он преследуем Змеем.)

Тамино

Помогите! Помогите или я погибну!
Помогите! Помогите или я погибну,
обречённый пасть жертвой коварного змея.
Милостивые боги!
Вот он подходит всё ближе,
вот он подходит всё ближе.

(Показывается Змей.)

Ах, спасите меня, ах, спасите, спасите, защитите меня!

(Добегает до ущелья и падает, потеряв сознание. Тут же открывается дверь храма; три дамы под вуалью выходят, каждая с серебряным копьём.)

Первая, вторая и третья дамы

Погибни, чудовище, от наших рук!

(Убивают Змея.)

Триумф! Триумф!
Осуществлён геройский поступок!
Он освобождён смелостью наших рук,
смелостью наших рук!

Первая дама

(оглядывая Тамино)
Очаровательный юноша, нежный и прекрасный!

Вторая дама

Такого прекрасного юношу я не видела никогда прежде.

Третья дама

Да, да! Верно, красив как картинка.

Первая, вторая и третья дамы

Если б я должна была посвятить моё сердце любви, то тогда это,
вероятно, был бы этот юноша. Давайте поспешим к нашей
повелительнице и сообщим ей эти новости.
Возможно, этот чудесный человек сможет восстановить
её утраченный покой, восстановить её утраченный покой.

Первая дама

Идите же и расскажите ей. Я ж между тем останусь здесь.

Вторая дама

Нет, нет, вы обе идите. Я ж послежу за ним здесь!

Третья дама

Нет, нет, так не может быть. Я буду сторожить его одна.

Первая дама

Я пока останусь здесь.

Вторая дама

Я послежу за ним здесь.

Третья дама

Я буду сторожить его одна.

Первая дама

Я останусь!

Вторая дама

Я послежу!

Третья дама

Я буду сторожить!

Первая, вторая и третья дамы

Я, я, я!

(про себя)
Предполагается, что я пойду? Ну, ну, это было б чудесное дело!
Они хотят быть с ним наедине. Нет! Нет! Этого быть не может.
Чего бы только не дала бы я, чтоб жить с этим юношей!
Если б только мне достался он одной!
Однако никто не идёт; так нельзя.
Самое лучшее мне уйти сейчас!
Чудесный и заманчивый юноша, дорогой юноша, прощай!
До тех пор, пока я не увижу тебя вновь!

(Уходят через дверь храма.)

Тамино

(Пробуждается, оглядывается удивлённо.)

Где я? Это сон, или я всё ещё жив? Или я спасён какими-то высшими силами?
Что? Змей мёртв? Что это такое я слышу? Где я?

(Папагено спускается по тропинке, на его спине большая птичья клетка, содержащая различных птиц. Он держит в обеих руках свирель, на которой играет и поёт. Он одет в странную одежду из перьев.)

Папагено

Птицелов — это я, всегда радостен, ура, ура!
Как птицелов, известен я и молодым, и старым повсюду на земле.
Я знаю, как ловить и как быть отличным в игре на свирели.
Вот почему я могу быть весёлым и радостным, поэтому-то все птицы, конечно же, мои.
Птицелов — это я, всегда радостен, ура, ура!
Как птицелов, известен я и молодым, и старым повсюду на земле.
Мне бы понравилась и сеть для девиц, тогда б я их ловил для себя десятками!
Затем я запирал бы их с собой, и все девицы были бы моими.
На сахар я менял бы птиц, чтоб им кормить моих девиц;
лишь одной, которая понравится мне больше всех, — я б дал ей сахар весь сразу;
и если б затем она поцеловала бы меня нежно, то она бы стала моей женой,
а я её мужем; она бы заснула под моим боком, а я бы убаюкал её как дитя.

Тамино

Эй, там!

Папагено

Что такое?

Тамино

Кто ты?

Папагено

Кто я?

Тамино

Да!

Папагено

Глупый вопрос! Человек, как и ты. А ты кто?

Тамино

Я — принц.

Папагено

Принц?

Тамино

Мой отец — правитель.

Папагено

Правитель?

Тамино

Он управляет многими землями и народами.

Папагено

Землями и народами?
Так там, за этими горами, следовательно, есть ещё земля и народы?

Тамино

Много тысяч.

Папагено

Так я мог бы наладить дело с моими птицами там.

Тамино

Где мы, скажи мне сейчас?

Папагено

Ну, ты здесь!

Тамино

Чем ты живёшь?

Папагено

Обменом.

Тамино

Обменом?

Папагено

Я ловлю птиц, и каждый день в обмен я получаю еду и питьё
от трёх дам Королевы Звёздного огня.

Тамино

От кого?

Папагено

От Королевы Звёздного огня!

Тамино

(про себя)
Могучая Повелительница Ночи; возможно ль?

(к Папагено)
Скажи мне, мой друг, ты видел её когда-нибудь?

Папагено

Видел её? Видел Королеву Звёздного огня? Какой смертный может увидеть её?

Тамино

(про себя)
Теперь понятно! Это та самая Королева Ночи, о которой мой отец
рассказывал мне столько много. И здесь нет ни одного обыкновенного человека.

Папагено

(про себя)
Как он пялится на меня!

(к Тамино)
Почему ты смотришь на меня так подозрительно?

Тамино

Потому что я сомневаюсь — человек ли ты.

Папагено

Кто же тогда?

Тамино

Судя по перьям, что покрывают тебя, я думаю, ты...

Папагено

Ну, конечно же — не птица?
Отойди подальше, я говорю, ведь я обладаю силой великанов!

Тамино

Силой великанов?
Тогда ты был моим освободителем, который поборол этого ядовитого Змея?

Папагено

Да!

(про себя)
Какого Змея?

Тамино

Мне как раз хотелось сказать тебе, что я буду
всегда благодарен тебе за этот храбрый поступок.

Папагено

Давай больше не будем говорить об этом; давай будем радоваться, что он мёртв.

Тамино

Но как ты, будучи здесь, на земле, преодолел это чудовище, мой друг?
Ведь у тебя даже оружия нет.

Папагено

Да и не нужно вовсе!

Тамино

Тогда ты...

Папагено

Задушил его!

(Возвращаются три Дамы.)

Первая, вторая и третья дамы

Папагено!

Папагено

Ага, это подразумеваюсь я.

Тамино

Кто эти дамы?

Папагено

Это те дамы, что берут у меня моих птиц каждый день
и приносят мне в обмен вино, торт и сладкие смоквы.

Тамино

По всей видимости, они очень красивы?

Папагено

Я так не думаю.

Первая, вторая и третья дамы

Папагено!

Папагено

Ведь если бы они были красивы, они бы, конечно же, не скрывали своих лиц.

Первая, вторая и третья дамы

Папагено!

Папагено

Я никогда не видел ничего прекраснее в моей жизни.

Первая, вторая и третья дамы

Папагено!

Папагено

Вот, мои красавицы, я вручаю вам моих птиц.

Первая дама

Сегодня, на этот раз, наша повелительница шлёт тебе в обмен не вино, а воду.

Вторая дама

А вместо торта — этот камень.

Папагено

Вы хотите меня накормить камнями?

Третья дама

А вместо нежных смокв — этот золотой замок.

(к Тамино)
Это мы...

Первая, вторая и третья дамы

Это мы освободили тебя.

Первая дама

Посмотри, эта картина...

Вторая дама

Послана тебе нашей великой повелительницей.

Третья дама

Это портрет её дочери.

Первая, вторая и третья дамы

Если ты найдешь, что ты не безразличен к её чертам,
тогда счастье, честь и слава станут твоим жребием.
До свидания!

(к Папагено)
До свидания, Папагено!

(Уходят, забирая клетку с птицами. Папагено в безмолвном смущении уходит в другую сторону. Тамино всё своё внимание обращает на портрет.)

Тамино

Этот портрет очаровывающе красив,
он такой, какой ещё не один глаз не видел никогда.
Я чувствую, как этот божественный образ наполняет моё сердце новыми эмоциями.
Хотя я не могу назвать это никак, однако я чувствую,
как это разгорается где-то вот здесь как огонь; возможно, это ощущение и есть любовь?
Да, да, это, должно быть, только любовь. О, если бы только я мог найти её!
О, если бы только она стояла здесь сейчас передо мной!
Я бы... бы... тепло и целомудренно... Что бы я сделал?..
Восторженно я бы прижал её к этой горячей груди, и тогда она бы была моей навсегда.

(Хочет уйти. Дамы возвращаются.)

Первая дама

Чудесный юноша! Наша повелительница...

Вторая дама

...приказала мне сказать тебе...

Третья дама

...что тропа к твоему счастью открыта. Она...

Первая дама

...она слышала каждое слово, произнесённое тобой. Она...

Вторая дама

...она прочла каждую линию на твоём лице, более того,
её материнское сердце позволяет сделать тебя очень счастливым.
Если этот юноша...

Первая дама

...она сказала...

Вторая дама

...она сказала, такой же отважный и доблестный, как и нежный...

Третья дама

...тогда моя дочь Памина, конечно же, будет спасена.

Тамино

Спасена? Спасена от чего?

Первая дама

Могучий, злой демон...

Первая, вторая и третья дамы

Зарастро!..

Первая дама

...похитил её у матери.

Тамино

Похитил?.. Скажите мне, где этот тиран?

Вторая дама

Он живёт очень близко к нашим горам, но его замок усердно охраняется.

Тамино

Подойдите, девы! Покажите мне путь!
Пусть Памина будет освобождена! Клянусь в этом моей любовью!

(Гром).

Первая, вторая и третья дамы

Успокойся!

Первая дама

Это возвещение...

Первая, вторая и третья дамы

...прибытия нашей Королевы!

(Гром).

Она приходит! Она приходит!

(Сцена изменяется. Горы исчезают. Сверкающая комната. Звёздное небо. В центре трон Королевы Ночи, украшенный звёздами. Светло. Голубое лунное сияние. Королева Ночи сидит на троне.)

Королева Ночи

(к Тамино)
О, не дрожи, мой дорогой сын, ведь ты невинен, мудр и щедр.
Юноша, такой как ты, — единственный, кто способен
успокоить глубокое отчаяние сердца матери.
Страдание — моя участь, ведь моя дочь не со мной.
Из-за неё я потеряла всё своё счастье; злодей ушел с ней.
Я всё ещё вижу её дрожь с тревогой и потрясением,
трепещущую от страха, сопротивляющуюся робко.
Я должна была видеть, как её крадут у меня. «Ах, помогите», — единственное,
что она сказала; но её мольба была напрасной, моя помощь была слишком слаба.
Ты пойдёшь и освободишь её, ты будешь освободителем моей дочери!
И если я увижу тебя победителем, тогда она сможет быть твоей вечно.

(Сцена меняется. Горы появляются вновь. Королева Ночи исчезает.)

Тамино

Может ли быть то, что я только что видел, реальным?
О боги, не обманывайте меня!

Папагено

(указывая уныло на замок на его рте)
Хм! Хм! Хм! Хм! Хм! Хм! Хм! Хм!

Тамино

Бедняга пытается рассказать о наказании, ведь он потерял свою речь.

Папагено

Хм! Хм! Хм! Хм! Хм! Хм! Хм! Хм!

Тамино

Я могу только пожалеть тебя, ведь я не могу ничем помочь тебе!

Папагено

Хм! Хм! Хм! Хм! Хм! Хм! Хм! Хм!

(Появляются три Дамы.)

Первая дама

(к Папагено)
Королева прощает тебя, снимает твоё наказание через меня.

(Снимает замок с его рта.)

Папагено

Вот Папагено и опять может болтать!

Вторая дама

Да, болтать — но только не говори больше лжи!

Папагено

Я никогда больше не буду говорить лжи, нет, нет!

Первая, вторая и третья дамы

Пусть этот замок будет предупреждением тебе!

Папагено

Этот замок будет предупреждением мне!

Тамино, Папагено, первая, вторая и третья дамы

Так, если б все лгуны получили замок, подобный этому, на их рты,
то вместо ненависти, клеветы и чёрной желчи любовь и братство б расцвели.

Первая дама

(давая Тамино флейту)
О принц! Возьми этот дар от меня; наша повелительница послал её тебе.
Эта волшебная флейта защитит тебя и поддержит тебя в величайшей беде.

Первая, вторая и третья дамы

Благодаря ей ты сможешь действовать со всей силой, изменять страсти людей:
печальный станет радостным, а старый холостяк полюбит.

Тамино, Папагено, первая, вторая и третья дамы

О, такая флейта стоит больше, чем золото и короны,
благодаря ей человеческое счастье и довольство возрастут.

Папагено

Ну, а сейчас, чудные девы, если мне можно, то я пойду.

Первая, вторая и третья дамы

Ты, конечно, можешь уйти, но наша повелительница предназначила тебе
сопровождать принца без промедления и поспешить к крепости Зарастро.

Папагено

Нет, благодарю премного, я слышал от вас самих, что он как тигр.
Конечно же, безжалостный Зарастро ощиплет меня, и изжарит, и скормит собакам.

Первая, вторая и третья дамы

Принц защитит тебя, только поверь в него, в обмен ты станешь его слугой.

Папагено

(про себя)
Принц может идти хоть к дьяволу! Моя же жизнь дорога мне.
В конце концов, я клянусь, он улизнёт от меня как вор.

Первая дама

(давая Папагено набор колокольчиков)
Вот, возьми это сокровище, это для тебя!

Папагено

Ну, ладно! А что за сила в этом?

Первая, вторая и третья дамы

Можно услышать звон колокольчиков.

Папагено

И что, я смогу играть на них?

Первая, вторая и третья дамы

О, конечно же, да, да, конечно!
Серебряные колокольчики, волшебные флейты — необходимы для вашей защиты.
Прощайте, мы уходим. Прощайте, до новой встречи!

Тамино

Но, чудные дамы, скажите нам...

Папагено

...где может быть найден замок?

Первая, вторая и третья дамы

Три мальчика юных, прекрасных, грациозных и мудрых
будут парить вокруг вас во всё время вашего путешествия.
Они и будут вашими проводниками; не следуйте ничему помимо нашего совета.

Тамино и Папагено

Три мальчика юных, прекрасных, грациозных и мудрых
будут парить вокруг нас во всё время нашего путешествия.

Тамино, Папагено, первая, вторая и третья дамы

Так прощайте, мы уходим, прощайте, прощайте, до новой встречи!

Картина вторая

(Великолепная египетская комната во дворце Зарастро. Столик. Оттоманка. Моностатос. Рабы вводят Памину.)

Моностатос

(втаскивая Памину)
Ты, нежный голубочек, живей, входи же.

Памина

О, что за пытка, что за боль!

Моностатос

Твоя жизнь конфискуется.

Памина

Смерть не пугает меня; мне только жаль мою мать: она, конечно же, умрет от горя.

Моностатос

Итак, рабы! Закуйте её в цепи!

(Рабы заковывают её цепями.)

Моя ненависть уничтожит тебя!

Памина

О, просто позволь мне умереть, варвар, ведь ничто не сдвинет тебя.

(Теряет сознание и падает на оттоманку.)

Моностатос

(к рабам)
А сейчас все уходите! Оставьте меня наедине с ней.

(Рабы уходят.)

Папагено

(за окном)
Где это я теперь? Где это может быть?
Ага, я нашёл здесь людей. Храбрей же — я вхожу.

(Входит.)

Прекрасная дева, молодая и нежная, белее, чем мел...

Моностатос и Папагено

(про себя; уставившись друг на друга)
Аах! Это, должно быть, дьявол. Имей жалость! Пощади меня!
Аах! Аах! Аах!

(Моностатос убегает.)

Папагено

(про себя)
Ну не дурак ли я? Если в мире существуют чёрные птицы,
почему же тогда не быть также и чёрным людям?
Ах, ведь здесь есть к тому же и эта хорошенькая юная дама.

Памина

Кто ты?

Папагено

Посланник Королевы Звёздного Огня.

Памина

Ты знаешь мою мать?

Папагено

Если ты её дочь, тогда да!

Памина

Это я.

Папагено

Нам бы лучше, пожалуй, посмотреть по этому поводу кое-что.
Ведь у меня есть всё ещё тот самый портрет. Чёрные волосы...

(Смотрит.)

Чёрные волосы, верно. Карие глаза... Карие глаза, верно.
Красные губы... Красные губы, верно. Действительно красные!

Памина

Как он попал в твои руки?

Папагено

Ну, это было так: когда я собирался отдать своих птиц,
я внезапно увидел перед собой мужчину, который назвался принцем.
Этот принц так впечатлил твою мать, что она подарила ему твой портрет
и приказала ему освободить тебя.
Это решение пришло так же быстро, как и его любовь к тебе.

Памина

Любовь?

Папагено

Да.

Памина

Так он меня любит?

Папагено

Да.

Памина

О, повтори, мне так приятно слышать слово «любовь».

Папагено

Тебе-то я как раз могу это доверить: ведь, в конце концов, ты же девушка.

Памина

У тебя нежное сердце.

Папагено

Конечно, но что хорошего мне от этого?
Я часто чувствую, что меня как бы ощипывают, стоит лишь подумать,
что Папагено всё ещё не имеет своей Папагены.

Памина

У тебя всё ещё нет жены?

Папагено

Жены, жены! Ни даже милой подружки, не говоря уже о жене!
А ведь люди, подобные мне, как раз изредка испытывают мгновения,
когда было бы славно иметь хотя бы маленькую... оживлённую беседу.

Памина

Имей терпение, мой друг!
Когда чуть-чуть влюблён мужчина, тогда и сердцем он добрей.

Папагено

Разделять эти нежные стремления есть тогда первейший долг женщины.

Памина и Папагено

Мы хотим наслаждаться любовью; именно благодаря любви одной мы и живём.

Памина

Любовь смягчает все печали; каждое творение чтит уважение к ней.

Папагено

Она даёт вкус дням нашей жизни, она лишь действует в круговращении природы.

Памина и Папагено

Её высокая цель ясно провозглашает:
нет ничего более благородного, чем женщина и мужчина.
Мужчина и женщина, женщина и мужчина, доходите до божества.

(Уходят.)

Картина третья

(Роща. На заднике сцены три храма. Средний — самый большой, на нём начертано: «Храм Мудрости»; на храме справа надпись: «Храм Разума (Причины)»; на храме слева: «Храм Природы». Три мальчика с серебряными ветвями вводят Тамино.)

Первый, второй и третий мальчики

Эта тропа ведёт к твоей цели, однако ты, юноша, должен победить как мужчина.
Поэтому послушай наш совет: будь постоянен, терпелив и молчалив!

Тамино

Вы, благосклонные малыши, скажите мне, смогу ли я освободить Памину?

Первый, второй и третий мальчики

Не нам это позволено сказать; будь постоянен, терпелив и молчалив!
Помни это, просто будь мужчиной. Тогда, юноша, ты победишь — как мужчина.

(Уходят.)

Тамино

Пусть слова мудрости этих мальчиков отпечатаются навсегда в моём сердце.
Где я сейчас? Что случилось со мной? Здесь место богов?
Ворота показывают, колонны показывают,
что благоразумие, труд и искусства живут здесь.
Где деятельность возведена на трон, а праздность — в отступление,
порок не может просто удержать влияние.
Я храбро осмелюсь войти в ворота; моя цель благородна, и верна и чиста!
Трепещи, трусливый злодей! Ко мне!
Освобождение Памины, освобождение Памины — мой долг.

(Идёт к правым воротам. Слышны голоса издалека.)

Голоса

Назад!

Тамино

Назад? Назад? Тогда я попытаю свое счастье здесь!

(Идёт к левым воротам. Слышны голоса изнутри.)

Голоса

Назад!

Тамино

Они взывают: «Назад!», — здесь также!

(Идёт в средние ворота.)

Здесь я могу видеть и другую дверь; здесь, возможно, я достигну входа!

(Сучит. Появляется Оратор.)

Оратор

Отважный чужестранец, куда ты жаждешь идти? Что ты ищешь здесь, в святилище?

Тамино

То, что принадлежит любви и добродетели.

Оратор

Это слова высшей важности! Но как ты найдёшь эти вещи?
Ты ведом не любовью и добродетелью, ведь ты воспламенён смертью и местью.

Тамино

Месть только для негодяя.

Оратор

Но, конечно же, его ты не найдёшь среди нас.

Тамино

Зарастро правит в этих частях?

Оратор

Да, да, Зарастро правит здесь.

Тамино

Конечно, не в храме мудрости?

Оратор

Он правит здесь, в храме мудрости.

Тамино

Тогда всё это притворство!

Оратор

Пойдёшь ли ты теперь так охотно?

Тамино

Да, я хочу идти, радостный и свободный, и никогда не видеть твой храм!

Оратор

Объясни сам мне искренне, ведь ты обманут ложью!

Тамино

Здесь живет Зарастро, этого достаточно для меня!

Оратор

Если ты любишь свою жизнь, говори, останься здесь! Ты ненавидишь Зарастро?

Тамино

Я ненавижу его навечно, да!

Оратор

Тогда поведай мне о своих причинах.

Тамино

Он бесчеловечный тиран.

Оратор

Это доказывается тем, что ты говоришь?

Тамино

Это доказано несчастной женщиной, угнетённой горем и скорбью!

Оратор

Так женщина обманула тебя?
От женщины всегда одна мелочь, щебета громадное количество.
Ты, юноша, веришь виляющим языкам?
О, если только Зарастро представил бы тебе причину своего действия.

Тамино

Причина слишком ясна!
Не вырвал разве безжалостно грабитель Памину из материнских рук?

Оратор

Да, юноша! То, что ты говоришь, — верно.

Тамино

Где же та, которую он украл у нас? Возможно, она уже принесена в жертву?

Оратор

Этого, дорогой сын, мне не позволено сказать тебе сейчас.

Тамино

Объясни эту загадку, не обманывай меня!

Оратор

Мой язык связан клятвой и долгом!

Тамино

Тогда когда этот мрак прояснится?

Оратор

Как только рука дружбы будет руководить тобой в святилище постоянными узами.

(Уходит.)

Тамино

О, бесконечная ночь! Когда ты пройдёшь? Когда свет снизойдёт на мои глаза?

Хор

(за сценой)
Скоро, скоро, скоро или никогда вообще.

Тамино

Скоро, скоро, скоро, вы говорите, или никогда вообще?
Вы, невидимые, скажите мне: Памина ещё жива?

Хор

(за сценой)
Памина всё ещё жива!

Тамино

Она жива! За эту весть я вас благодарю.

(Вытаскивает свою флейту.)

О, если бы я был только способен, в почтение вам, всемогущие,
проявить мою благодарность, в каждой ноте, подобно этим, отсюда.

(Указывает на своё сердце.)

Здесь я чувствую это.

(Играет; дикие звери всех видов приходят послушать его. Он останавливается, и они убегают.)

Как могуч твой волшебный звук, нежная флейта, когда ты играешь, —
приходит радость даже к диким зверям.
Как могуч твой волшебный звук, нежная флейта, когда ты играешь, —
приходит радость даже к диким зверям.
Только Памина, однако, Памина остаётся где-то, Памина остаётся где-то.
Памина! Памина, услышь, услышь меня!
Напрасно! Напрасно!
Где, где, где, ах, где, где мне найти тебя?

(Папагено отвечает изнутри на своей свирели.)

Ага, это звук Папагено!

(Играет. Папагено отвечает.)

Может быть, он уже увидел Памину.
Может быть, она спешит ко мне с ним! Может быть, звук приведёт меня к ней.

(Спешно убегает. Памина с Папагено входят.)

Памина и Папагено

Быстрые шаги, готовая смелость, охраните против вражьего коварства и ярости.
Если б только мы нашли Тамино! Если б только мы нашли Тамино!
Иначе они схватят нас вновь.

Памина

Дорогой юноша!

Папагено

Спокойно, спокойно... Я могу сделать лучше!

(Играет на свирели. Тамино отвечает изнутри на своей флейте.)

Памина и Папагено

Что за большая радость может быть здесь!
Наш друг Тамино может услышать нас уже; звук флейты достиг нас.
Что за счастье, если я найду его. Так поспешим, так поспешим!

(Появляются Моностатос и рабы.)

Моностатос

(с усмешкой)
Так поспешим! Так поспешим!
Ага! Я поймал вас, однако!
Вот здесь, со сталью и железом; подождите, я обучу вас манерам.
Обманутый Моностатос!
Сюда, с канатами и верёвками, эй, там, вы, рабы, идите сюда!

Памина и Папагено

Ах! Сейчас всё кончится для нас!

Моностатос

Эй, там, вы, рабы, идите сюда!

Папагено

Нечем рисковать, нечего уже достигнуть.
Ну-ка, вы, чудненькие колокольцы, произведите-ка звучание,
звучание колокольное до тех пор, пока их уши не запоют.

(Играет на колокольчиках. Сразу же Моностатос и его рабы поют и танцуют.)

Моностатос и рабы

Этот звук так великолепен, этот звук так чуден!
Лалала ла лалала!
Я никогда не видел и не слышал ничего подобного!
Лалала ла лалала!

(Танцуя, убегают.)

Памина и Папагено

Если каждый честный мужчина смог бы найти колокольчики,
подобные этим, его враги тогда бы исчезли без беспокойств.
И без них он бы жил в совершенной гармонии!
Только гармония дружбы облегчает лишения:
без этой симпатии на земле не было бы счастья.

Голоса

(за сценой)
Долго живи, Зарастро! Может Зарастро жить долго!

Папагено

Что это значит? Я дрожу, я трясусь!

Памина

О, мой друг! Сейчас всё закончится для нас! Это провозглашается прибытие Зарастро!

Папагено

О, если б я был мышью, как бы я спрятался!
Если б я был маленьким, как улитка, я бы заполз в свой дом!
Моё дитя, что мы сейчас скажем?

Памина

Правду, даже если это было б преступлением!

(Входят Зарастро и свита.)

Хор

Долго живи, Зарастро; у Зарастро будет долгая жизнь!
Именно ему мы радостно подчиняемся.
В его мудрости может он всегда наслаждаться жизнью.
Он — наш идол, ему мы все преданы.

Памина

(вставая на колени)
Мой господин, это правда, я согрешила!
Я хотела ускользнуть от твоей власти. Но этот проступок не мой!
Безнравственный мавр жаждал моей любви, вот почему, о господин, я убежала от тебя!

Зарастро

Встань, возлюбленная, будь в истинном веселье: ведь даже без давления на тебя
я знаю большее из твоего сердца; ты любишь другого очень нежно;
я не хочу принуждать тебя любить, однако я не дам тебе твою свободу.

Памина

Но дочерний долг зовёт меня, ведь моя мать...

Зарастро

...в моей власти. Ты потеряешь своё счастье, если я оставлю тебя в её руках.

Памина

Имя моей матери звучит сладостно для меня.
Это она, это она...

Зарастро

...и есть гордая женщина!
Мужчина должен направлять вашими сердцами, ведь без него все женщины
склонялись бы к шагу, продиктованному лишь их собственной сферой деятельности.

(Моностатос вводит Тамино.)

Моностатос

Сейчас, гордый юноша, как раз сюда приди, здесь Зарастро, наш господин.

Памина

Это он!

Тамино

Это она!

Памина

Я не могу поверить этому!

Тамино

Это она!

Памина

Это он!

Тамино

Это, должно быть, сон!

Памина

Я обниму его!

Тамино

Я обниму её!

Памина и Тамино

Даже если бы это был бы конец мне!

(Они обнимаются.)

Хор

Что значит это?

Моностатос

Какая наглость! Прекратите немедленно, это заходит слишком далеко.

(Разделяет их, затем встаёт на колени перед Зарастро.)

Твой раб лежит у твоих ног; накажи наглое преступление.
Подумай, как нахален этот мальчишка!

(указывая на Папагено)
Посредством коварства этой странной птицы он хотел похитить Памину у тебя.
Но я знал, как его выследить! Ты знаешь меня! Моя бдительность...

Зарастро

...заслуживает быть посыпанной лавром.

(к свите)
Вот! Выдайте этому достойному мужу сразу...

Моностатос

Одна твоя благосклонность делает меня богатым!

Зарастро

...не более чем семьдесят семь ударов по подошвам.

Моностатос

Ах, мой господин, я не эту награду ожидал!

Зарастро

Не благодари меня! Я осуществляю только мой долг!

(Моностатоса выводят.)

Хор

Долго живи, Зарастро, в своей божественной мудрости!
Он вознаграждает и наказывает в один раз.

Зарастро

Введите этих двух чужеземцев в наш храм испытания;
затем покройте их головы, они должны сначала быть очищены.

(Два жреца уходят, затем возвращаются с покрывалом, которым закрывают головы Тамино и Папагено.)

Хор

Когда добродетель и справедливость усыпаны славой,
тогда великая тропа, а затем земля становятся небесным царством,
а смертные становятся как боги.

(Все удаляются.)

* * *

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Картина первая

(Пальмовая роща. На серебристых деревьях золотистые ветви. С каждой стороны находится по девять пирамид; в каждой из них высечен выступ, на котором стоит большой чёрный горн, отделанный золотом. Посредине возвышается самая большая пирамида. Жрецы выходят справа и слева. Последним появляется Зарастро. Они идут торжественной поступью.)

Зарастро

Вы, служители великих богов Осириса и Исиды.
Тамино, молодой сын короля, желает исследовать святилище Высшего Света.

Первый жрец

Владеет ли он добродетелью?

Зарастро

Он добродетелен.

Второй жрец

Благоразумен?

Зарастро

Благоразумен.

Третий жрец

Милосерден ли он?

Зарастро

Он милосерден. Если вы считаете его достойным — следуйте примеру моему.

(Зарастро и жрецы трубят в рога.)

Зарастро благодарит вас. Боги уготовили участь Памине быть с этим юношей.

Второй жрец

Зарастро, выдержит ли Тамино тяжёлые испытания?

Зарастро

Да.

Второй жрец

Но ведь он принц.

Зарастро

Он человек!
О, Изида и Осирис, даруйте дух мудрости этой юной чете.
Вы, руководя шагами странников, укрепите их терпением в опасности.

Хор

Укрепите их терпением в опасности.

Зарастро

Пусть они увидят плоды испытания. Если, однако, они придут к смерти,
то наградите их тогда особо сильной добродетелью,
пусть они получат среди вас себе место.

Хор

Пусть они получат среди вас себе место.

(Зарастро и Жрецы уходят.)

Картина вторая

(Маленький двор храма. Ночь. Два жреца вводят Тамино и Папагено. Жрецы снимают с них покрывала и тут же удаляются. Удар грома.)

Тамино

Ужасная ночь! Папагено, ты всё ещё со мной?

Папагено

Конечно.

Тамино

Как ты думаешь, где мы?

Папагено

Ну, если было бы не так темно, я был бы рад сказать тебе, но так как здесь так...

(Удар грома.)

О, господи!

Тамино

Звучит так, как будто ты действительно напуган.

Папагено

Я не напуган.

(Сильный удар грома.)

О, господи! Думаю, меня слегка лихорадит.

Тамино

Стыдись, Папагено, будь мужчиной!

Папагено

Мужчина! Мужчина! Мужчина!

(Очень сильный удар грома.)

О, это конец!

(Входят два жреца.)

Второй жрец

Странники, что вы ищете среди нас?

Тамино

Дружбу и любовь.

Второй жрец

Вы готовы рисковать своей жизнью, сражаясь за них?

Тамино

Да.

Второй жрец

Вы подчинитесь любому испытанию?

Тамино

Каждому!

Второй жрец

Дай мне свою руку!

Первый жрец

Папагено, ты тоже желаешь сражаться за мудрость любви?

Папагено

Борьба — не мой профиль. Я, по-настоящему, вообще не хочу никакой мудрости.
Я — дитя природы, которое получает удовольствие от сна, еды, питья;
правда, если б это было возможно однажды мне изловить хорошенькую женушку...

Первый жрец

Ты никогда не получишь её...

Второй жрец

...до тех пор, пока не подчинишься нашим испытаниям.

Папагено

А что это за испытания?

Второй жрец

Соглашение со всеми нашими законами, даже перед лицом смерти.

Папагено

Тогда я останусь холостяком!

Первый жрец

Ну, а что если ты выиграешь себе хорошенькую девушку,
которая прямо как ты и по расцветке, и по костюму?

Папагено

Прямо как я... Прямо как я? А она молода?

Первый жрец

Молода и красива.

Папагено

А как её имя?

Первый жрец

Папагена.

Папагено

Папа?..

Первый жрец

...гена.

Папагено

Папагена? Мне бы хотелось её увидеть.

Первый жрец

Ты сможешь её увидеть!

Папагено

Но когда я её увижу, я должен буду умереть?

Второй жрец

Да!

Папагено

Тогда я останусь холостым!

Второй жрец

Ты сможешь увидеть её, но не говоря ей ни слова.

Первый жрец

Так ты обещаешь?

Папагено

Да.

Первый жрец

Твоя рука! Ты увидишь её.

Второй жрец

(к Тамино)
Боги обязали и тебя молчанием, принц.
Ты увидишь Памину, но никогда не позволяй себе говорить с ней.

(к Тамино и Папагено)
Вот начало времени вашего испытания.

Первый и второй жрец

Оберегайтесь женских хитростей; это первый долг братства.
Многие мудрые мужчины были обмануты, ошибались, но не осознавали этого.
В конце концов, их покидали, а за их верность платили презрением!
Напрасно они ломали руки; смерть и отчаяние были наградой им,
смерть и отчаяние были наградой им.

(Жрецы уходят. Снова тьма.)

Папагено

Эй, дайте свет!

Тамино

Папагено, сноси это с терпением.

Папагено

Терпение!

(Три дамы проходят через дверную решётку.)

Первая, вторая и третья дамы

Что? Что? Что? Вы в этом средоточении ужаса?
Никогда, никогда, никогда вы теперь не сможете освободиться!
Тамино, тебя заставят умереть.
Ты, Папагено, пропадёшь!

Папагено

Нет, нет, нет, это было б слишком!

Тамино

Папагено, молчи!
Ты хочешь нарушить свою клятву — не разговаривать с женщинами здесь?

Папагено

Как, ты не слышал, мы оба уже это сделали!

Тамино

Тише, я сказал, молчи!

Папагено

Всегда молчи, всегда молчи!

Первая, вторая и третья дамы

Королева как раз рядом с вами, она тайно проникла в храм!

Папагено

Что? Как это? Может ли она быть в храме?

Тамино

Тише, я сказал, молчи!
Неужели ты будешь таким нахальным, что забудешь свою клятву?

Первая, вторая и третья дамы

Тамино, послушай! Ты пропал! Вспомни Королеву!
Ведь так много слухов об ошибочности учения этих жрецов!

Тамино

(в сторону)
Мудрый мужчина знает, что выбрать, и не обращает внимания на слова простой толпы.

Первая, вторая и третья дамы

Говорят, что тот, кто поклялся верности их братству, входит в ад вверх тормашками.

Папагено

Просто невероятно.
Скажи, Тамино, это правда?

Тамино

Всего лишь сплетня, повторяемая женщинами, но пущенная лицемерами.

Папагено

Однако и Королева так говорит.

Тамино

Но ведь и она женщина. И разум у нее женский. Молчи, поверь моему слову,
думай о своем долге и веди себя разумно.

Первая, вторая и третья дамы

(к Тамино)
Почему ты такой неразговорчивый с нами?

(Тамино показывает знаками, что не может говорить.)

Папагено тоже молчит.
Так говори же!

Папагено

(тайком; к дамам)
Я с радостью бы...

Тамино

(к Папагено)
Молчи!

Папагено

Поймите, я не должен...

Тамино

Молчи!

Папагено

Моя постоянная болтовня — действительно мой позор.

Первая, вторая и третья дамы

К нашему стыду, мы должны оставить их, ведь ни один не будет говорить.

Тамино и Папагено

К их стыду, они должны оставить нас, ведь ни один из нас не будет говорить.

Тамино, Папагено, первая, вторая и третья дамы

Мужчина всегда очень разумен: он обдумывает, что ему сказать.

Первый и второй жрец

(из храма)
Священные врата рассекречены! В ад этих женщин.

Первая, вторая и третья дамы

Увы!

(Проскальзывают через решётку, проваливаясь вниз.)

Папагено

Увы!

(Падает на землю. Входят два жреца.)

Второй жрец

(к Тамино)
Юноша! Твоё непоколебимое и мужественное поведение заслужило триумфа.
Давай продолжим наше путешествие прямо в сердце.

Первый жрец

(к Папагено)
Что я здесь вижу? Мой друг, вставай.

Папагено

Я лежу здесь без сознания.

Первый жрец

Поднимайся! Соберись, будь мужчиной!

Папагено

Мужчиной! Мужчиной! Мужчиной!
Всем этим путешествием вы, наверное, заставите меня отказаться от любви.

Картина третья

(Сад, в котором спит Памина. Лунный свет падает на её лицо. Входит Моностатос.)

Моностатос

А, здесь я нашел её, застенчивую красоту!
Если бы я даже был уверен, что я останусь одиноким и незамеченным,
я бы рискнул снова. Но что это за проклятое занятие — любовь!
Каждый чувствует наслаждение любви.
Воркования и щебетания, объятия и поцелуйчики; но я должен отказаться от любви,
потому что чернокожий — безобразен.
Но разве у меня нет сердца, и разве у меня не те же кровь и тело?
Ведь жить вечно без жены — это же поистине адский огонь.
Но так как я живой, я хочу и щебетать, и ворковать, и быть влюблённым!
Дорогая луна, прости меня: белая женщина овладела моей фантазией.
Белая прекрасна, я должен целовать её!
Луна, спрячь своё лицо, не смотри на это!
Если это тебя слишком оскорбляет, то закрой свои глаза!

(Ползёт медленно и тихо к Памине. Королева Ночи входит через решётку.)

Королева Ночи

Назад!

Памина

(просыпаясь)
Мать! Моя мать!

Моностатос

Мать?

Королева Ночи

Где тот юноша, которого я послала к тебе?

Памина

Ах, мать, он посвятил себя освящённому сообществу.

Королева Ночи

Освящённому сообществу?
Так тебя и отрывают от меня навечно.

Памина

Почему?

Королева Ночи

Ты видишь этот кинжал здесь? Он наточен для Зарастро.
Ты убьёшь и принесёшь мне державу могущества солнца.

Памина

Но моя дорогая мать!

Королева Ночи

Ни слова больше! Моё сердце бурлит адской местью.
Смерть и отчаяние, смерть и отчаяние сверкают вокруг меня.
До тех пор, пока Зарастро не почувствует острую боль смерти от твоих рук,
ты мне не дочь больше. Навечно отторгнута, навечно покинута, навечно отвержена
будешь ты тогда, пока Зарастро не умрёт от твоей руки!
Услышьте, боги мщения, услышьте вопль матери!

(Исчезает.)

Памина

Должна ли я совершить убийство? Я не могу! Я не могу!
Что я должна делать?

Моностатос

Доверься мне! О чём ты так беспокоишься?
О моей чёрной коже или о замысле убийства?
У тебя только один путь — спасти свою мать.

(Зарастро выступает вперёд.)

Зарастро

Уходи!

Моностатос

Да, но к Королеве Ночи!

(Уходит.)

Памина

Мой господин...

Зарастро

Я знаю...

Памина

Мой господин...

Зарастро

Я знаю.
За этими священными вратами месть неизвестна,
и, если человек оступился, любовь ведёт его по верному пути.
Так, опираясь на руку друга, он идёт, счастливый и радостный, в лучший мир.
Внутри этих священных стен, где мужчина любит собрата,
не может скрываться предатель, потому что все враги прощены.
Тот, кому не нравится такое учение, не заслуживает права быть человеком.

Картина четвертая

(Зал. Жрецы вводят Тамино и Папагено.)

Второй жрец

Здесь мы оставим вас одних. Когда вы услышите ясный зов,
следуйте в том направлении. Напоминаем, принц, не забудь это слово: молчание!

Папагено

Молчание! Тс!

Первый жрец

Папагено, кто нарушит молчание в этом месте, —
будет наказан богами и молнией! Прощайте!

(Жрецы уходят.)

Папагено

Тамино!

Тамино

Тс!

Папагено

О, что за жизнь!

Тамино

Тс!

Папагено

Ну, по крайней мере, мне ведь позволено говорить с самим собой.

Тамино

Тс!

Папагено

Ла ла ла... От этих людей здесь не дождёшься и капли воды.

(Появляется безобразная старуха с чашкой воды.)

Старуха

Ваше здоровье!

Папагено

Подойди, старушка. Сядь здесь со мной; мне здесь скучно, как в аду.
Скажи, сколько тебе лет?

Старуха

Сколько лет?

Папагено

Да!

Старуха

Восемнадцать лет и две минуты.

Папагено

Восемьдесят лет и две минуты?

Старуха

Нет! Восемнадцать лет и две минуты.

Папагено

Ха-ха-ха! Восемнадцать лет и две минуты! Хорошо, ты — молодой ангел!
Есть ли у тебя дружок?

Старуха

Конечно!

Папагено

Он так же молод, как и ты?

Старуха

Не совсем. Он на десять лет старше.

Папагено

На десять лет старше, чем ты? Это, должно быть, страсть? Как же имя твоего дружка?

Старуха

Папагено.

Папагено

Папагено? Папа... но?

Старуха

Да!

Папагено

И он здесь, этот Папагено?

Старуха

(указывая на него)
Сидит прямо здесь, мой ангел!

Папагено

Неужели я твой возлюбленный?

Старуха

Да, мой ангел.

Папагено

Тогда как твоё имя?

Старуха

Меня зовут Па...

(Удар грома.)

Папагено

Теперь я не скажу ни слова больше.

(Старуха исчезает. Появляются три мальчика. У одного флейта, у другого колокольчики.)

Первый, второй и третий мальчики

Добро пожаловать ещё раз, мужчины, в царство Зарастро!
Он посылает вам то, что было взято у вас — флейту и колокольчики.

(Возвращают Тамино флейту, а Папагено колокольчики и намереваются удалиться. Возникает золотой стол, уставленный разной едой и вином.)

Если вы не будете пренебрегать вот этими припасами,
вы сможете спокойно поесть и выпить их.
Когда мы встретимся в третий раз, — радость будет наградой за ваше поведение!
Тамино, будь храбрым! Ворота близки.
Ты, Папагено, храни молчание, храни молчание, храни молчание...

(Исчезают.)

Папагено

Тамино, мы не должны есть?

(Тамино играет на флейте.)

Ты всё играешь...
Господин Зарастро держит хорошего повара.
Теперь я увижу, так ли хорош и его винный погреб.
Ха, это же вино для богов.

(К ним присоединяется Памина.)

Памина

Тамино! Я услышала твою флейту.

(Тамино не отвечает.)

Но ты огорчён. Ты не скажешь ни слова твоей Памине?
Что? Ты не любишь меня более?
Папагено, скажи ты мне, что здесь происходит?

Папагено

То!

Памина

О, это хуже, чем смерть.
Ах, я чувствую, что это исчезло! Радость любви ушла навсегда.
Часы счастья, вы никогда больше не вернётесь в моё сердце.
Видишь, Тамино, эти слёзы льются из-за тебя одного, которого я любила.
Если ты не чувствуешь больше любви, пусть будет отдых в смерти!

(Исчезает.)

Папагено

Разве не так, Тамино? Я тоже могу молчать, когда я должен.
Когда происходит что-нибудь подобное теперешним событиям,
я по-настоящему играю мужчину!
За здоровье главного повара и главного дворецкого!
Ты сейчас иди вперёд, а я, а я вскоре последую за тобой!

(Тамино собирается уйти, пытаясь взять Папагено с собой.)

Сильный мужчина остаётся там, где он есть!
Я не тронусь с места отсюда, пусть даже львы господина Зарастро придут сюда за мной.

(Появляются львы.)

Тамино, спаси меня!

(Тамино дует во флейту; затем, с паузами, трижды отвечает горн.)

Это нам. Мы уже идём, мы уже идём. Да!

Картина пятая

(Среди пирамид. Обстановка первой картины. На большой пирамиде в центре сверкают иероглифы. Полумрак. Жрецы и Оратор с факелами окружают Зарастро.)

Жрецы

О Изида и Осирис, какое счастье!
Солнечный свет изгнал тёмную ночь!
Скоро благородный юноша почувствует новую жизнь,
скоро он будет полностью посвящён в нашу службу.
Его дух смел, его сердце чисто, скоро он будет достоин нас.

(Вводят Тамино.)

Зарастро

(к Тамино)
Принц, твоё поведение было мужественным и сдержанным;
теперь тебе предстоит пройти ещё два опасных испытания.
Дай свою руку! Пусть введут Памину!

(Вводят Памину.)

Памина

Где Тамино?

Зарастро

Он здесь...

Памина

Тамино!

Зарастро

...чтобы попрощаться с тобой.

Памина

(к Тамино)
Я не должна видеть тебя больше, мой дорогой?

Зарастро

(к Памине)
Вы увидите друг друга снова с радостью.

Памина

(к Тамино)
Смертельные опасности ищут тебя!

Тамино

Да защитят меня боги!

Памина

(к Тамино)
Ты не сможешь убежать от смерти; я предчувствую это.

Тамино

Боги уже сказали свою волю; их знак будет правилом для меня.

Зарастро

(к Памине)
Боги уже сказали свою волю; их знак будет правилом для него.

Памина

(к Тамино)
О, если бы ты любил, как я люблю, ты бы не был таким холодным.

Зарастро

(к Тамине)
Поверь мне, он испытывает те же чувства, и будет верен тебе всегда.

Тамино

(к Памине)
Поверь мне, я испытываю те же чувства, и буду верен тебе всегда.

Зарастро

(к Тамино и Памине)
Час пробил, теперь вы должны расстаться.

Тамино и Памина

Как горек момент разлуки!

Зарастро

Теперь Тамино действительно должен уйти.

Тамино

Памина, я действительно должен уйти.

Памина

Теперь Тамино должен уйти!

Зарастро

Теперь он должен уйти!

Тамино

Теперь я должен уйти!

Памина

Итак, ты должен уйти!

Тамино

Памина, прощай!

Памина

Тамино, прощай!

Зарастро

(к Тамино)
Теперь торопись. Твоя клятва зовёт тебя! Час пробил, мы встретимся вновь.

Тамино и Памина

О, золотой покой, возвращайся! Прощай, прощай!

(Все удаляются. Вбегает Папагено.)

Папагено

Тамино! Тамино! Неужели ты покинешь меня здесь совсем одного?
Тамино! Тамино! Не покидай меня!

(Ищет выход.)

Голос

Вернись назад!

Папагено

По какой дороге мне это сделать?

Голос

Вернись назад!

Папагено

Теперь я не могу ни пойти вперёд, ни вернуться назад.
Наверное, я должен просто умереть от голода.
Ну, хорошо! Почему я не пошёл также один?

(Входят два жреца.)

Второй жрец

Мужчина! То, что ты заслужил — это то, что ты должен блуждать в тёмных ущельях земли.

Первый жрец

Но милосердные боги освободили тебя от этого наказания.
Однако ты никогда не испытаешь небесного наслаждения посвящённых в братство людей.

Папагено

Для меня самым большим наслаждением в настоящий момент был бы стакан вина.

Второй жрец

Это всё, чего ты хочешь в этом мире?

Папагено

Да.

Первый жрец

Его тебе подадут.

(Жрецы исчезают.)

Папагено

Вот он, прямо здесь!

(Пьёт.)

Отлично! Великолепно! Божественно! Моё сердце чувствует как-то необычно.
Мне бы хотелось, я бы хотел... гм, чего бы ещё пожелать?
Девушку или молодую жену, — вот чего бы хотел Папагено.
О, маленькая сладенькая голубка, совсем как вот та, была бы счастьем для меня!
Затем я пил бы и ел с удовольствием, имел бы с моей принцессой своё хозяйство и дом,
наслаждался бы жизнью, которая мне понятна, и был бы словно в раю.
Девушку или молодую жену, — вот чего бы хотел Папагено.
О, маленькая сладенькая голубка, совсем как вот та, была бы счастьем для меня!
Ах, как мне найти одну среди всех девушек, которая бы меня полюбила?
Пусть одна из них поможет мне в моих несчастьях, или я просто умру от печали.
Девушку или молодую жену, — вот чего бы хотел Папагено.
О, маленькая сладенькая голубка, совсем как вот та, была бы счастьем для меня!
Если никто из них не предложит мне свою любовь, огнь испепелит меня;
но если женские губки поцелуют меня, я снова выздоровлю в один миг.

(Появляется Старуха, которая танцует, опираясь на тросточку.)

Старуха

А вот и я здесь, мой ангел!

Папагено

Ты сжалилась надо мной?

Старуха

Да, мой ангел!

Папагено

Какое счастье!

Старуха

Подойди, дай мне свою руку! Твою руку, или ты будешь заточён здесь навеки.

Папагено

Заточён?

Старуха

На хлебе и воде. Без друга и без подруги.

Папагено

Пить только воду? Без подруги? Нет, в таком случае я скорее возьму старуху,
чем останусь совсем без женщины. Ну, хорошо, вот моя рука, и я гарантирую,
что я буду всегда сохранять тебе верность.

(про себя)
До тех пор, пока не встречу кого-нибудь попривлекательнее.

Старуха

Ты клянёшься в этом?

Папагено

Да, я клянусь в этом.

(Старуха превращается в молоденькую девушку — Папагену, одетую как Папагено.)

Папагена

Папагено!

Папагено

Па-Па-Папагена!

(Пытается её обнять. Входит Второй жрец.)

Второй жрец

(к Папагене)
Уходи прочь, молодая женщина! Он ещё не достоин тебя! Возвращайся назад!

Папагено

(к Второму жрецу)
Господин, не вмешивайтесь в мои семейные дела!

Второй жрец

(к Папагене)
Прочь, говорю тебе, или...

Папагено

Да я бы скорее позволил, чтобы земля меня поглотила, чем отказался от неё.

Картина шестая

(Сад. Небольшая пальмовая роща. Полумрак. Мало-помалу становится светлей. Появляются три мальчика.)

Первый, второй и третий мальчики

Скоро, возвещая утро, солнце осветит свою золотую дорогу.
Скоро религиозное суеверие исчезнет, скоро мудрый мужчина будет праздновать триумф.
О, снизойди, сладкий покой, вернись в сердца людей, и тогда земля будет сферой неба,
и смертные уподобятся богам, и смертные уподобятся богам.

Первый мальчик

Но смотрите, Памина мучается от отчаяния!

Второй и третий мальчики

Где же она?

Первый мальчик

Она сошла с ума.

Первый, второй и третий мальчики

Она мучается от того, что её любовь отвергли.
Давайте принесём этой бедной девушке утешение!
Действительно, её судьба касается нас!
О, если бы её возлюбленный был здесь!
Она идёт! Спрячемся и посмотрим, что она будет делать.

(Отходят в сторону. Появляется Памина с кинжалом в руке.)

Памина

(глядя на кинжал)
Ты — мой жених, и ты поэтому положишь конец моему горю!

Первый, второй и третий мальчики

(в сторону)
Какие ужасные слова она произнесла! Бедняжка, кажется, сходит с ума.

Памина

Терпение, моя любовь, я твоя, скоро мы станем мужем и женой.

Первый, второй и третий мальчики

(в сторону)
Безумие вселилось в неё, у неё на лице написано желание убить себя.

(к Памине)
Благородная девушка, посмотри на нас!

Памина

Я хочу умереть, потому что мужчина, которого я не могу ненавидеть,
смог бросить свою возлюбленную!

(Показывает на кинжал.)

Это дала мне моя мать...

Первый, второй и третий мальчики

Бог накажет тебя за самоубийство.

Памина

Лучше погибнуть от этой стали, чем умереть от любовной тоски.
Мама, моё страдание пришло от тебя, и твоё проклятие преследует меня!

Первый, второй и третий мальчики

Девушка, пойдём, пожалуйста, с нами!

Памина

Без сомнения, моя чаша горя уже переполнена!
Прощай, обманщик! Ты видишь, Памина умирает из-за тебя.
Пусть этот клинок убьёт меня!

Первый, второй и третий мальчики

Ах, несчастная! Остановись!
Если бы твой любимый видел всё это,
он умер бы от горя, потому что он любит только тебя.

Памина

Что? Он вернулся к моей любви? Неужели он скрывал свои чувства от меня?
Почему он не говорил со мной?

Первый, второй и третий мальчики

Этого мы не должны говорить, но мы хотим показать его тебе, и ты будешь изумлена,
увидев, что он отдал своё сердце тебе и встречается со смертью ради тебя!
Пойдём, пойдём к нему.

Памина

Ведите меня туда; я хочу видеть его.

Первый, второй и третий мальчики

Пойдём, пойдём к нему.

Памина, первый, второй и третий мальчики

Два сердца, горящие огнём любви, никогда не смогут быть
разлучены человеческой слабостью.
Все попытки их врагов будут безуспешны; сами боги защищают их.

Картина седьмая

(Дикая скалистая местность. Посредине железные ворота. Направо и налево от них — тёмные своды. В глубине, по обеим сторонам ворот — утёсы. Направо сквозь железную решётку виден бушующий водопад; налево — пылающая пещера. Полумрак. Тамино и двое мужчин в чёрных доспехах.)

Мужчины в чёрных доспехах

Кто идёт по этой дороге, полной препятствий, — очищается огнём, водой, ветром и землёй.
Если он сможет победить страх смерти, он воспарит с земли к небесам.
Просвещённый, он сможет затем полностью посвятить себя таинствам Изиды.

Тамино

Никакой страх смерти не сможет остановить меня поступать
как настоящие мужчины, которые продолжают следовать тропой добродетели.
Откройте ворота ужаса, я с радостью принимаю это испытание.

(Собирается идти.)

Памина

(изнутри)
Тамино, остановись! Я должна тебя видеть.

Тамино

Что я слышу? Голос Памины?

Мужчины в чёрных доспехах

Да, да, это голос Памины.

Тамино

Как я счастлив! Теперь она может пойти со мной, теперь судьба
не может больше нас разлучать, даже если нам уготована смерть.

Мужчины в чёрных доспехах

Как ты счастлив! Теперь она может пойти с тобой, теперь судьба
не может больше вас разлучать, даже если вам уготована смерть.

Тамино

Мне разрешается говорить с ней?

Мужчины в чёрных доспехах

Тебе разрешается говорить с ней!

Тамино

Какая радость встретиться вновь!

Мужчины в чёрных доспехах

Какая радость встретить вас обоих вновь.

Тамино и мужчины в чёрных доспехах

Идём радостно, рука в руке, в храм.
Женщина, которая не боится темноты и смерти, достойна и будет посвящённой.

(К ним вводят Памину.)

Памина

Мой Тамино! Какая радость!

Тамино

Моя Памина! О, какая радость!
Вот ворота ужаса, которые грозят мне смертью.

Памина

Везде я буду на твоей стороне. Я сама поведу тебя, любовь покажет мне дорогу.
Пусть дорога будет усыпана розами, несмотря на то, что розы всегда покрыты шипами.
Ты играй на волшебной флейте; пусть она защитит нас в дороге.
Она была вырезана одним волшебным вечером моим отцом из сердцевины
тысячелетнего дуба, во время грома и молний, бури и шторма.
А теперь пойдём, и играй на флейте! Пусть она ведёт нас по этой мрачной дороге.

Памина и Тамино

С помощью волшебной силы музыки мы идём весело сквозь тёмную ночь смерти!

Мужчины в чёрных доспехах

С помощью волшебной силы музыки вы идёте весело сквозь тёмную ночь смерти!

(Тамино и Памина, рука об руку, под звуки флейты, проходят через огненную пещеру невредимыми.)

Памина и Тамино

Мы прошли сквозь огонь, смело победили опасность;
пусть твой звук защитит нас от воды также, как от пламени.

(Они проходят через воду.)

О боги, счастливый момент!
Радость Изиды предоставлена нам!

(Как только Памина и Тамино проходят сквозь водопад, скалы поднимаются вверх, расступаются в стороны и обнажают широкую лестницу, ведущую в ярко освещённый, дышащий гостеприимством храм; народ, Зарастро и жрецы находятся наверху.)

Жрецы

(из храма)
Победа! Победа! Вы благородная пара. Вы преодолели опасность!
Посвящение Изиды теперь ваше, идите, войдите в храм!

(Зарастро вводит Памину и Тамино в храм.)

Картина восьмая

(Маленькая площадка. Одинокое дерево. Папагено один, грустен. Он подпоясан верёвкой.)

Папагено

(играя на свирели)
Папагена! Папагена! Папагена!
Моя маленькая жёнушка, маленькая голубка, красавица моя!
Бесполезно! Ах, она потеряна! Я рождён для несчастий.
Я болтал, я болтал, а это было неправильно, и поэтому я получил по заслугам.
С того момента, когда я увидел эту красивую молоденькую девушку,
моё сердечко постоянно в огне, то здесь болит, то там.
Папагена, маленькая жена моего сердца! Папагена, моя голубка!
Ничего хорошего, всё бесполезно; я уже достаточно пожил!
Смерть положит конец моей любви, каким бы моё сердце ни пылало огнём.

(Берёт верёвку.)

Я украшу вот это дерево, подвесив мою шею на нём, так как жизнь
существует не для того, чтобы мне нравиться. Доброй ночи, тёмный свет,
так как ты плохо ко мне относишься, не даёшь мне хорошенькую девушку, —
всё кончено, я умру. Красавицы, подумайте обо мне!
Если в моём горе хотя бы одна из вас пожалеет меня до того, как я повешусь,
я не буду думать о смерти! Так скажите: да или нет!
Никто меня не слышит, везде так тихо!
Итак, это твоё желание! Папагено, вздёрни себя красиво; положи конец своей жизни;
но я ещё немного подожду всё-таки; давай посчитаем до трёх.

(Играет на свирели.)

Один!..
Два!..
Два уже прошло.
Три!..
Итак, сейчас! Так ничего и не изменилось!
И ничего нет даже, чтобы помочь мне повеситься; прощай, фальшивый свет!

(Собирается повеситься. Появляются три мальчика.)

Первый, второй и третий мальчики

Остановись, Папагено, и будь благоразумным!
У тебя только одна жизнь, поэтому оставь свою затею.

Папагено

Вам легко говорить, легко насмехаться.
Даже если бы ваши сердца горели от боли, как моё,
вы бы тоже находили удовольствие в девушках.

Первый, второй и третий мальчики

Сыграй на своих колокольчиках, это вернёт тебе твою маленькую жену.

Папагено

Какой же я дурак, что забыл об этих волшебных колокольчиках!
Звените, колокольчики, звените! Я должен увидеть свою дорогую!
Звените, колокольчики, звените, приведите ко мне мою девушку!
Звените, колокольчики, звените, дайте мне мою маленькую жену!

Первый, второй и третий мальчики

А теперь, Папагено, повернись!

(Появляется Папагена.)

Папагено

Па-па-па-па-па-па-Папагена!

Папагена

Па-па-па-па-па-па-Папагено!

Папагено

Теперь ты навсегда дана мне!

Папагена

Теперь я навсегда дана тебе.

Папагено

Так будь же теперь моей дорогой женой!

Папагена

Так будь же теперь голубком моего сердца!

Папагено и Папагена

Какое же это счастье, когда боги вспоминают о нас;
увенчайте нашу любовь детьми, маленькими прелестными детьми!

Папагено

Первым — маленького Папагено!

Папагена

Потом — маленькую Папагену!

Папагено

Потом — другого Папагено!

Папагена

Потом — другую Папагену!

Папагено и Папагена

Папагено! Папагена!
Самое большое желание,
чтобы много-много Папагенов и Папагеней стали счастьем для их родителей.

(Уходят.)

Картина девятая

(Ночь. Скалистая местность у входа в храм. Появляется Королева Ночи в сопровождении трёх дам и Моностатоса. Они освещают себе путь дымящимися факелами.)

Моностатос

Только тихо, тихо, тихо, тихо! Вскоре мы пробёремся прямо в храм.

Королева Ночи, первая, вторая и третья дамы

Только тихо, тихо, тихо, тихо! Вскоре мы проберёмся прямо в храм.

Моностатос

Только, державная Дама, сдержите свое слово!
Если мы совершим...
Ваша дочь будет моей женой.

Королева Ночи

Я сдержу своё слово!
Это моя воля. Моя дочь будет твоей женой!

Первая, вторая и третья дамы

Её дитя будет твоей женой!

Моностатос

Именно так! Я слышу ужасный гул, похожий на звук грома и водопада.

Королева Ночи, первая, вторая и третья дамы

Да, это гул ужасный, как эхо далекой грозы.

Моностатос

Теперь они в залах храма.

Королева Ночи, Моностатос, первая, вторая и третья дамы

Давайте застигнем их неожиданно, сотрём фанатиков с лица земли с помощью огня и меча.

Моностатос, первая, вторая и третья дамы

Тебе, великая Королева Ночи, мы предлагаем свою месть!

(Гром, молния, буря.)

Королева Ночи, Моностатос, первая, вторая и третья дамы

Наша сила разбита вдребезги, разрушена, мы погружаемся в вечную ночь!

(Сцена меняется. Скалы раздвинулись. Местность превращается в солнечный храм. На возвышении стоит Зарастро, по обе стороны Памина и Тамино и три мальчика, рядом жрецы.)

Зарастро

Лучи солнца проникли сквозь ночь, разбили неправедную силу лицемеров!

Жрецы

(к Тамино)
Приветствуем тебя, посвящённый!
Ты проник сквозь тьму ночи!
Благодарим тебя, Осирис, благодарим тебя, Изида!
Сила торжествует, вознаграждая красоту и мудрость вечной короной!

* * *