Винченцо Беллини

Норма

Опера в двух действиях (пяти картинах)

Либретто Ф. Романи

Действующие лица:

Поллион, римский проконсул в Галлии тенор
Оровез, верховный жрец, глава друидов бас
Норма, друидесса, дочь Оровеза сопрано
Адальжиза, молодая жрица в храме Ирминсуля сопрано
Клотильда, подруга Нормы меццо-сопрано
Флавий, римлянин, друг Поллиона тенор

Двое сыновей Нормы и Поллиона, Друиды, барды, жрецы, жрицы, воины и галльские солдаты.

Действие происходит в Галлии, отчасти в священном лесу, отчасти в храме Ирминсуля около 50 года до н. э.

* * *

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Картина первая

Священный лес друидов. Посреди сцены дуб Ирминсуля; у подножия его друидический камень, служащий жертвенником. Вдали покрытые лесом холмы. Ночь. Из леса мелькают отдалённые огоньки. Под звуки священного марша проходят галльские воины; за ними процессия друидов. После всех Оровез с главными жрецами.

Оровез

Рассейтесь все, о, Друиды,
по холмам лесистым,
и ждите появления
луны на небе чистом.
Пусть первую улыбку
божественного лика
удары в щит священный
нам тотчас возвестят,
удары в щит священный
нам тотчас возвестят.

Друиды

А скоро ль Норма явится
омелу жать?

Оровез

Да, скоро.

Друиды

(с диким фанатизмом)
Бог грозный! Вдохнови её,
дай смыть пятно позора:
о, Ирминсуль, вдохни в неё
ты гнев и жажду мщенья,
о, пусть твои веленья
мир жалкий прекратят.

Оровез

Да! Гневный голос бога
из дуба провещает:
он гибель ненавистных
врагов нам обещает;
и звон щита священный,
как страшный гром, раздастся
и римские владенья
все в трепет привёдет.

(Удаляется с друидами, и они рассеиваются в лесу; время от времени издали доносятся их Голоса.)

Друиды

(за сценой)
О, светлый диск, явись скорей,
тебя лишь Норма ждёт.

(Поллион и Флавий входят, озираясь и прикрываясь тогами.)

Поллион

Крики замолкли,
и в лес их ужасный доступ свободен.

Флавий

Там смерть угрожает нам: Норма сказала...

Поллион

Чьё имя назвал ты!..
Кровь стынет в жилах!

Флавий

Что слышу?..
Подруга... Мать сыновей твоих...

Поллион

Что заслужил я эти упреки, я знаю прекрасно!
Но в моём сердце давно уж погасло
страстное пламя: то бог враждебный, грозный —
он сердца покой мне нарушил.
Бездну отверстой у ног своих вижу —
сам добровольно в неё я кидаюсь.

Флавий

Любишь другую ты?

Поллион

Ах! Осторожней... тише... другую... о да!
Адальжизу.
Сам ты увидишь цветок тот прелестный любви и невинности...
Здесь, в этом храме, у алтаря кровожадного бога,
чистая юная дева сияет яркой звездою на облачном небе.

Флавий

О друг несчастный!..
Любим ты взаимно?

Поллион

Да, я надеюсь.

Флавий

И ты не боишься мщения Нормы?

Поллион

Жестокой, ужасной мне она в грёзах порою являлась.
Сон...

Флавий

Расскажи мне.

Поллион

Ах, вспомнить ужасно!
В храме Венеры со мною
милая дева стояла;
в розах и в белой одежде
чистой красою сияла.
Слышались брачные гимны,
вкруг фимиам там курился;
сердцем я весь уносился
в мечты о блаженстве любви.
Я весь уносился
в мечты о блаженстве любви.
Тень грозная вдруг выросла
и стала между нами:
плащ всю её окутывал,
вкруг вился облаками.
Пала на жертвенник молния,
свет заменился вдруг тьмою;
за этой мглой гробовою
будто сокрылся весь мир.
И дорогой сердцу образ
вмиг из очей испарился...
Стон лишь ко мне отдалённый,
и плач детей доносился.
И голос оглушительный
из храма провещал мне:
«Знай, Норма так карает
изменника в любви!»

(Раздаётся звон священного щита.)

Флавий

Идём. Обряд свой Норма,
Норма свершать сюда подходит.

Голоса

(вдали)
Прочь, все непосвящённые!
Луна на небе всходит.

Флавий

Бежим скорей!

Поллион

Оставь меня.

Флавий

Послушай же...

Поллион

О, варвары!
Вы козни нам готовите; но я рассею вас.

Флавий

Послушай... ад!
Бежим скорей, открыть здесь могут нас.

Поллион

Да! Звезда моя сияет ярче нашего светила:
то могучей страсти сила, страсти сила, что в груди моей живёт.
Я разрушу все преграды, что нас с милой разлучают;
скоро лес ваш запылает, и ваш жертвенник, ваш жертвенник падёт.

(Поспешно уходят. Из глубины сцены входят Друиды, жрицы, воины, барды, жрецы, жертвоприносители, посреди их Оровез.)

Все

Норма вышла. Чело вдохновенной
из вербены венец обвивает;
серп в руках её ярко сверкает: он подобен луне золотой.
Побледнела, померкла мгновенно,
скрылась Рима звезда, как в тумане,
Ирминсуль мчится, как в урагане,
в небе вещей косматой звездой.

(Входит Норма, окружённая жрицами. Волосы её распущены, на голове венец из вербены, в руках золотой серп. Она становится на друидический камень и обводит всех вдохновенным взором.)

Норма

Что значит клич военный?
И кто тот дерзновенный,
что произнёс клич этот
у дуба Ирминсуля?
Иль подсказать кто может ответы вещей Норме?
Иль может своевольно решить кто жребий Рима?
От нас он не зависит,
он не во власти смертных.

Оровез

Но угнетенье долго ль
ещё терпеть мы будем?
Поруганы святыни, леса отчизны нашей
и даже храмы наши латинскими орлами...
Меч Бренна дольше праздным не может оставаться.

Оровез, жрецы, жрицы, друиды, барды и воины

Пора! Да, за него уж настало время взяться!

Норма

Так сгибнет он во прахе, во прахе, да,
коль скоро за меч отцов решитесь
до времени вы взяться.
Нет! Слишком, слишком рано
теперь нам подниматься и думать об отмщенье.
Да, топоров сикамбрских
мечи и копья Рима ещё сильнее много.

Оровез, жрецы, жрицы, друиды, барды и воины

Ты знаешь волю бога — чего ж он хочет?

Норма

В книгах Судеб мне всё открыто.
Там, на страницах смерти,
я имя гордых римлян читаю ясно.
Гибель их ждёт, но не от Галлов;
Рим сгибнет от нечестий своих и от пороков,
теперь нам ждать недолго;
час их пробьёт, он близок,
и жребий их свершится...
Мир возвестив, священной омелы я нарежу.

(Жнёт омелу. Жрицы ей помогают. Норма выходит на авансцену и воздевает руки к небу. Луна сияет в полном блеске. Все преклоняют колена.)

Норма и хор

О, богиня! Взор твой ясный
озаряет лес священный,
обрати к нам лик прекрасный,
нас улыбкой подари.
Укроти порыв мятежный
и умерь пыл дерзновенный;
на земле мир безмятежный,
как на небе, водвори.

Норма

Бог вещал нам:
в лес священный
пусть никто уж не вступает.
Если бог наш, если бог наш раздражённый
крови римлян пожелает,
Норма вас с вершины храма к мести правой призывает.

Оровез, жрецы, жрицы, друиды, барды и воины

Есть! Да мести справедливой
не избегнет враг кичливый!
Прежде всех проконсул гордый под ударами падёт.

Норма

Да, падёт! Его ждёт мщенье...
Да!..

(про себя)
Но сердце восстаёт.
Вернись, о друг прекрасный,
Не дай в тоске томиться;
пусть мир весь ополчится,
не выдам я тебя.
Когда мне взор твой ясный,
как солнца луч, сверкает;
он рай мне открывает,
в нём свет мой, жизнь моя!

Оровез, жрецы, жрицы, друиды, барды и воины

Не скоро, нет, не скоро
настанет час отмщенья;
Приблизь, бог грозный; к нам.

(Норма уходит. Все следуют за нею. Появляется Адальжиза.)

Адальжиза

Спокойно, тихо все в лесу священном;
обряд наш кончен.
Здесь могу я плакать вдали от взоров...
Здесь, как сон прекрасный,
тогда предстал мне Поллион впервые...
Я для него забыла храм и бога!..
О, если б то был сон!
Ах, тщетно я борюсь:
сюда меня влечёт какой-то силой...
Здесь всё напоминает милый образ,
и ветерок вечерний повторяет
мне часто голос нежный тот и сладкий...

(Бросается ниц перед камнем Ирминсуля.)

О, защити меня, мой великий бог!
Погибла я!..

(Входят Поллион и Флавий.)

Поллион

(к Флавию)
А! Вот она! Оставь...
Слова напрасны...

(Флавий уходит.)

Адальжиза

(увидя Поллиона)
Ты здесь!..

Поллион

Что вижу? Ты в слезах?..

Адальжиза

Молилась я...
Ах, удались, дай мне помолиться,
дай мне помолиться.

Поллион

Что даст твой бог? Жестокий и свирепый —
он страстным воплям сердца не внимает.
Верь, милая!
К любви взывать нам должно, вот бог наш...

Адальжиза

Ах! Любовь... ни слова больше.

(Хочет идти.)

Поллион

Как? Ты бежишь?
Куда б ты ни бежала, везде тебя найду...

Адальжиза

А храм наш?..
Я ему все силы посвятить клялась.

Поллион

А любовь? Ужель забыта?

Адальжиза

Ах! Всё, всё забыто!

Поллион

Что ж, моей пожертвуй кровью;
всю до капли, что есть в жилах,
всю отдам я — но любовью
я пожертвовать не в силах. ...
Жизнь ты храму обещала,
сердце ж мне ты отдала...
Ах, теперь каким страданьям,
жизнь мою ты обрекла. ...

Адальжиза

Знал ли ты, как я страдала,
как жестоко я томилась...
Храм забыть, куда, бывало,
с чистым сердцем я стремилась;
мыслью к небу возносилась;
Бог являлся мне тогда...
А теперь от недостойной,
небо скрыто навсегда...

Поллион

Небо лучшее я знаю
там, куда я уезжаю.

Адальжиза

(поражённо)
Как! Ты едешь?

Поллион

Да, с зарёю.

Адальжиза

Ах!.. А я?

Поллион

Ты? Ты со мною;
в жизни что любви священней?..
Не противься дольше ей.

Адальжиза

(взволнованная ещё более)
Ах, оставь! Ах, оставь!

Поллион

Не будь жестока, не будь жестока;
о, внемли мольбе моей!

Адальжиза

(про себя)
Силы нет бороться дольше...
Небо, сжалься надо мной!

Поллион

Так расстаться можешь ты навек со мной,
Адальжиза, Адальжиза!

(с нежностью)
В Рим поедем, дорогая!
Там любовь нас ждёт и радость,
там упьёмся мы блаженством,
там узнаешь жизни сладость.
Сердца голосу ты внемли:
он нам счастье сулит.
Твой супруг в объятьях страстных
все сомнения заглушит.

Адальжиза

(про себя)
То же шепчет голос сердца даже в храме ежечасно...
И на жертвеннике часто вижу образ я прекрасный.
И не слёзы, ни страданья не могли меня спасти...
Иль разрушь очарованье, Бог, иль грех мой отпусти!
Бог, иль грех мой отпусти!

Поллион

Адальжиза!

Адальжиза

Сжалься, сжалься!
Горе мне! Слабеют силы...

Поллион

Адальжиза!
Можешь ты со мной расстаться?

Адальжиза

(решительно)
Нет! С тобой я хоть в могилу!

Поллион

Жди меня здесь в эту пору завтра ты.

Адальжиза

Здесь ждать я буду.

Поллион

Завтра?

Адальжиза

Завтра.

Поллион

О блаженство!
Не забудь же.

Адальжиза

Не забуду.

Адальжиза

Я нарушила обет свой,
но до гроба я твоя.

Поллион

Я готов теперь бороться.
с целым миром за тебя.

(Уходят.)

* * *

Картина вторая

Жилище Нормы. Норма, Клотильда и двое детей Нормы.

Норма

(к Клотильде)
Укрой их от меня.
Их, обнимая, сегодня трепещу...

Клотильда

Что это значит? Ты вся дрожишь?
Малюток отстраняешь?

Норма

Ах! Чувства разные меня волнуют:
как я люблю их и как ненавижу!
Мне больно видеть их,
но больно и не видеть,
я раньше не знавала
ни сладостного чувства
ни горькой муки
матерью назваться.

Клотильда

Но ведь ты мать?

Норма

Увы!

Клотильда

Как это странно!

Норма

Сама не понимаю... Ах, моя Клотильда!
Ты знаешь: в Рим зовут обратно Поллиона.

Клотильда

Ты едешь с ним?

Норма

Скрыл он известье это.

(с возрастающею страстностью)
О!.. Он бежать решил, меня покинуть...
Ах! Позабыть он мог малюток наших!

Клотильда

Какая мысль!

Норма

Мне страшно!
О, как больно, мучительно,
ужасно мне сомненье это!..
Но кто-то входит;
спрячь скорей малюток.

(Обнимает детей; Клотильда их уводит. Входит Адальжиза.)

А! Адальжиза!

Адальжиза

(Останавливается нерешительно.)

(Небо, дай мне силы!)

Норма

Приблизься и не бойся.
Что ж! Приблизься.
Ты вся трепещешь?
Ты, я вижу ясно,
мне важную доверить хочешь тайну.

Адальжиза

А, да...
Но умоляю, пламень грозный
умерь ты, что горит в очах прекрасных,
о, дай мне смелость всё тебе поведать,
дай сердце всё открыть тебе!

(Падает к её ногам; Норма её поднимает.)

Норма

Смелее!
Дитя моё, страдаешь ты?

Адальжиза

(после некоторого колебания)
Люблю я!.. О, не гневись...
Чтоб заглушить то чувство, я так боролась;
но мои усилья и муки все мои напрасны были.
Ах, ты не знаешь... Только что клялась я
бежать из храма и обет, мной данный
пред алтарём, нарушить, родину покинуть.

Норма

О, ты несчастная!
На утре дней прекрасных
смущён уж твой покой...
Когда и как зажглась в тебе любовь?

Адальжиза

Одним лишь взглядом,
одним лишь вздохом...
Там, в лесу священном,
где я молилась, склонясь пред алтарём,
вдруг трепет душу мне объял,
и я молитву забыла...
Мне предстало чудное виденье...
Другое небо образ чудный тот отверз мне...

Норма

(О! Как всё знакомо мне!
И я, я также забыла всё,
увидев образ чудный.)

Адальжиза

Но мне не внемлешь ты?

Норма

Нет, дальше, дальше!

Адальжиза

С тех пор украдкой часто
я в храме с ним видалась;
и с каждым днём сильнее
любовь всё разгоралась.

Норма

(Как мне знакомо это:
так было и со мной!)

Адальжиза

Он говорил мне:
«Дозволь мне к ногам твоим склониться
и сладостным дыханьем
дозволь твоим упиться,
Кудрей прелестных кольца
дозволь мне целовать».

Норма

(О сладкий сердцу лепет;
его и я слыхала:
речам любви внимая,
я сердце потеряла.)

Адальжиза

Слух мой приятней арфы
слова его ласкали;
казалось, ярче солнца
глаза его блистали.
Я поддалась влеченью...
Могу ль я ждать прощенья?
Встретишь кротким взором,
иль поразишь укором —
я у тебя спасенья
пришла теперь искать.

Норма

Дитя! Меня не бойся,
не плачь и успокойся:
обетом не связала
ведь ты ещё себя. ...
Мужайся! Обними меня,
тебе я всё прощаю,
обеты разрешив твои,
все узы разрываю,
свободна ты — можешь
с ним счастье узнать.

Адальжиза

Что слышу? Повтори ещё,
развей мои сомненья;
ты утоляешь скорбь мою
и горькие мученья,
ты жизнь мне возвращаешь;
чего ж ещё желать?

Норма

Скажи, кто твой избранник?
Его открой мне имя.

Адальжиза

Не здешний уроженец он;
то воин римский...

Норма

Римский!
Кто ж он?
Скажи...

(Входит Поллион.)

Адальжиза

Ах, вот он!

Норма

Как?! Поллион?!

Адальжиза

Ты в гневе.

Норма

То он? То он, наверно?
Так поняла я?

Адальжиза

Да.

Поллион

(подходя к Адальжизе)
Ах, для чего открылась?

Адальжиза

(в смущении)
Я...

Норма

(к Поллиону)
Ты дрожишь, презренный!
А за кого дрожишь ты?

(Несколько минут молчания. Поллион смущён; Адальжиза испугана; Норма в исступлении.)

Ты за неё трепещешь...
Ей нечего бояться.
Ты, ты один виновен;
чем можешь оправдаться?
Ты за себя, злодей,
дрожи и за детей!
Да, да! Виновен ты
один передо мной!

Адальжиза

(с трепетом; к Поллиону)
Что слышу?
Ах, ответь мне...
Молчишь ты?..
О, бог мой!

(Закрывает лицо руками. Норма берёт её за руку и заставляет взглянуть на Поллиона. Тот следит за нею взором.)

Норма

(к Адальжизе)
О! Ты гнусного предателя
несчастной жертвой стала.
Ах! Лучше б умереть тебе,
ты горя бы не знала.
Да, знай: источник горьких слёз
навек тебе открыл он...
Как сердце мне разбил он —
твоё так разобьёт.

Адальжиза

Мой бог! Что это значит? Я вас не разумею;
в смысл вашей тайны страшной проникнуть я не смею.
Ах! Мне одно лишь ясно;
как я теперь несчастна...
Та мысль, что он предатель,
и давит, и гнетёт.

Норма

Да, знай: источник горьких слёз
навек тебе открыл он...
Как сердце мне разбил он —
твоё так разобьёт.

Поллион

Теперь упрёка, Норма,
мне делать воздержись.
Ты пожалей бедняжку,
при ней остерегись.
Пусть от души невинной
сокрыт позор наш будет...
Пусть небо нас рассудит,
возмездье нам пошлёт.

Норма

Изменник!

Поллион

Будет!

(Хочет идти.)

Норма

Стой, злодей!

Поллион

(Хочет увести Адальжизу.)

Идём.

Адальжиза

(вырываясь от него)
Оставь же... Прочь иди!
Нет!.. Ты супруг неверный.

Поллион

Ах, ту давно забыл я;
тебя одну любил я,
любовь к тебе — мой жребий,
мой рок — от той бежать.

Норма

(подавляя гнев)
Ну что ж, беги, исполни,
исполни же свой жребий...

(к Адальжизе)
Ты с ним иди.

Адальжиза

Ах, нет!..
Смерть лучше, чем страдать.

Норма

(к Адальжизе)
Уходи...

(к Поллиону)
Забудь, презренный,
клятвы все и уверенья.
Знай: в любви той нечестивой
ты найдёшь одни мученья.
Волны моря, ветр прибрежный
к вам снесут мой пыл мятежный,
день и ночь мои проклятья
мир ваш станут нарушать.

Поллион

(в отчаянии)
Ты грозишь, сулишь страданья?..
Как слова твои ужасны!..
Верь, любовь моя всесильна,
и бороться с ней напрасно...
В свете нет ещё страданий
тяжелей моих терзаний...
Злой судьбе я шлю проклятье,
что с тобой свела меня.

Адальжиза

(к Норме; с мольбою)
Не хочу твоих страданий
быть причиной, хоть невольной.
О, пусть нас моря и горы
разлучат, как мне ни больно...
Я сдержу свои рыданья,
заглушу свои стенанья...
Пусть умру, но чтоб он снова
мог детей своих обнять.

(Звон священного щита в храме призывает Норму к церемонии.)

Голоса

(за сценой)
Норма, в храм! Нас щит сзывает.
Ирминсуль к тебе вещает, Норма, Норма!
Он зовёт.

Норма и Адальжиза

(к Поллиону)
Звон тот слышишь?
Прочь скорее! Прочь!
Иль смерть тебя здесь ждёт.

Поллион

Что же? Смерть я презираю!

(к Норме)
Свержен мной, твой бог падёт.

(Норма отталкивает Поллиона и делает ему знак удалиться. Поллион в бешенстве уходит.)

* * *

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Картина первая

Внутренность жилища Нормы. С одной стороны римское ложе, покрытое медвежьей шкурой. Сыновья Нормы спят. Норма входит со светильником в одной руке и с кинжалом в другой. Садится и ставит светильник на стол. Она бледна и измучена.

Норма

Заснули оба.
Не увидят руку,
что поразит их.
Будь же твёрдо, сердце!
Жить им не должно.
Здесь — ждёт их казнь...
В Риме грозит позор
страшнее смертной казни...
Рабы у мачехи...
Ах, нет! Смерть лучше!

(Встаёт с решимостью.)

Умрите ж!

(Делает шаг и останавливается.)

Нет!.. К ним подойти не в силах.
Убить детей своих!..
Кровь стынет в жилах,
и ужас мне вздымает волоса!

(с нежностью)
Этих прекрасных невинных малюток,
столько отрады мне в жизни даривших,
нежной и светлой улыбкой бывало,
милость, прощенье небес мне суливших,
убить их я хочу...
Но в чём вина их?

(решительно)
То Поллиона дети — этого довольно!
Погибли для меня, и для него пусть сгибнут.
Пусть горести его не будет в мире равной...
Скорей!

(Приближается к постели и заносит кинжал, но в ужасе отступает и вскрикивает. Крик пробуждает детей.)

Ах, нет!
Убить моих малюток!..
Моих родных!..

(Обнимает их, горько плача.)

Скорей сюда, Клотильда!

(Клотильда входит.)

И мне Адальжизу приведи...

Клотильда

Она здесь близко,
мольбы возносит
или стонет, плачет...

Норма

Ступай.

(Клотильда уходит.)

Исправить зло хочу,
а там — погибнуть.

(Адальжиза входит со страхом.)

Адальжиза

Меня звала ты, Норма?

(Останавливается, поражённая.)

Как ты побледнела!
Ах! Что с тобой?

Норма

То бледность смерти...
Я открою тебе весь свой позор...
Ах! Трону ли мольбою?
Ты, выслушав, исполни,
если сожаленья достойною
ещё тебе кажусь я.

Адальжиза

Всё, всё... Я обещаю!

Норма

Клятву дай мне.

Адальжиза

Клянусь!

Норма

Так слушай же.
Очистить воздух,
что я собой так долго отравляла,
теперь хочу я.
Взять с собой нельзя мне
несчастных этих!..
Их тебе вверяю.

Адальжиза

Мой бог!.. Их мне вверяешь?..

Норма

В лагерь римский
к тому их проводи,
кого назвать не смею.

Адальжиза

Как?.. Ты желаешь?..

Норма

Мужем пусть тебе он будет...
А я его прощаю...

Адальжиза

Мужем?.. Мне?.. Ах, нет!

Норма

Его детьми тебя я заклинаю!
Ах! С собою ты возьми их,
поддержи и защити их...
Не прошу для них почёта —
прав высокого рожденья;
но молю: о, не оставь их
в рабстве, в тяжком униженьи...
Помни, что меня презрел он,
что покинул для тебя.
Адальжиза! Тронься... Тронься...
Видишь, как страдаю я!

Адальжиза

Будешь ты ещё любима...
Не оставь тогда меня.

(подводя к ней детей)
Вот, возьми их. Не решусь я
никогда наш храм оставить.

Норма

Ты клялась мне...

Адальжиза

Да, клялася муки злой тебя избавить.
В стан пойду я к Поллиону,
опишу твои мученья.
Знаю я: рассказ правдивый
в нём пробудит угрызенья.
О, надейся! Мне удастся
вновь любовь в нём воскресить:
в сердце друга нераздельно
будет Норма вновь царить.

Норма

Мне молить?.. Ах, нет!..
Возможно ль?.. Ах, нет!..

Адальжиза

Норма! Верь...

Норма

Нет! Слов довольно!
В римский стан иди...

Адальжиза

Ах, нет! Ах, нет!..
Хоть малюток, о Норма,
тех прекрасных, что к груди ты
прижимаешь, пожалей —
хоть их, несчастных,
коль себя тебе не жаль.

Норма

Ах, зачем ты от решенья
отклонить меня желаешь?
В сердце мёртвом утешенью,
утешенью место ты найдёшь едва ль.

Адальжиза

О, согласись.

Норма

Оставь меня.
Предатель...

Адальжиза

Он вернётся.

Норма

А ты?

Адальжиза

А я...
Душа моя лишь дружбе отзовётся.

Норма

Так ты, дитя, готова?..

Адальжиза

Всё, всё устроить снова
иль от людей подальше
уйти навек с тобой.

Норма

(раскрывая объятья)
Приди... Я уступаю!..
Друг послан мне судьбой.

Норма и Адальжиза

Да, до последнего нашего часа
вечно и всюду я буду с тобою;
в мире немало мест таких найдётся,
где бы укрыться гонимым судьбою,
пусть рок грозит нам борьбою,
смело пойдём мы с тобою;
эта борьба не путает,
если всегда ты со мною.

(Уходят.)

* * *

Картина вторая

Пустынное место близ леса друидов, окружённое пропастями и пещерами. В глубине озеро, через которое положен каменный мост. Галльские воины.

Первый воин

Он всё здесь?

Второй воин

Да, здесь он, в стане.
Там движенье; слышно пенье,
бранный клич и звон оружья:
ряд знамён во мгле парит.

Первый и второй воины

Подождём, подождём.
Да не смутит нас никакое затрудненье;
приготовимся безмолвно
дело наше довершить.

(Входит Оровез.)

Оровез

Воины, вам думал принесть известья,
что время кончить замысел заветный,
но все надежды тщетны: гнев, что в вас клокочет
и дух отважный ваш — их бог не хочет.

Воины

Ужели земли Галлов не покинет
проконсул ненавистный?
Не отозван он?

Оровез

Отозван; но хитрей, опасней и грозней
другой на смену едет.

Воины

Норма что ж?
Ужели мир опять предписывает нам?

Оровез

Ответа тщетно я
от Нормы добивался.

Воины

Так что же делать нам?

Оровез

Должны мы покориться;
скрыть замыслы все наши
от римлян постараться
личиною беспечной.

Воины

Как? Снова притворяться?

Оровез

Да, больно то; конечно.
Под игом ненавистным
я страдаю, жажду мщенья!
Но небес одно веленье —
гнев скрывать и ожидать.
Затаим же ярость нашу;
Рим покорностью обманем.
День придёт, когда воспрянем,
чтоб врагам за всё воздать.

Воины

Что ж? Мы станем притворяться;
злоба ж будет накопляться...
Горе им, как час настанет
галлов мщенье узнать.

(Все уходят.)

* * *

Картина третья

Храм Ирминсуля. С одной стороны его жертвенник. Норма одна.

Норма

Да, он вернётся.
Да, беспредельно верю я Адальжизе.
Он ко мне вернётся,
чтоб вымолить прощенье...
О, при мысли об этом
вмиг исчез тот мрак ужасный,
что в душу мне закрался;
ярко солнце мне светит,
как и прежде, в дни блаженства.

(Входит Клотильда.)

Клотильда!

Клотильда

О, Норма, будь твёрже!

Норма

В чём дело?

Клотильда

О небо!

Норма

В чём дело?
Скорее.

Клотильда

Напрасно его Адальжиза молила.

Норма

Могла я словам тем поверить!..
Уйти от меня лишь
и в горе прекраснее вдвое явиться
хотела она к Поллиону...

Клотильда

Вернулась она в храм наш снова...
И плачет, и молит
обет произнесть ей дозволить.

Норма

А он что?

Клотильда

Похитить её он поклялся
хотя бы из самого храма.

Норма

Он слишком забылся!
О, месть мою скоро предатель узнает!..
Здесь вражеской крови польются потоки!..

(Подбегает к жертвеннику и трижды ударяет в щит Ирминсуля.)

Хор

(за сценой)
Нас в храм щит священный сзывает.

(Сбегаются со всех сторон: Оровез, Друиды, барды, жрецы и жрицы. Мало-помалу храм наполняется вооружёнными людьми. Норма всходит на жертвенник.)

Оровез, барды, друиды и воины

Норма! Что здесь?
Для чего нас сзывает щит Ирминсуля?
Чего бог желает?
Нам возвести.

Норма

Крови! Битв! Истребленья!

Оровез, барды, друиды и воины

Давно ли нам мир ты сама предписала?

Норма

Теперь же — и ярость, и смерть, и проклятья!
Военные песни воспойте, о барды!

Оровез, барды, друиды и воины

В битву! В битву! В лесах наших тёмных
столько же воинов, сколько дубов.
Скоро мы, как голодные звери,
бросимся злобно на наших врагов.
Крови! Крови! Мы наши секиры
до рукоятей в крови обагрим;
волны наших потоков бурливых
кровью окрасим; ею прах напоим.
Гибель! Гибель! Огонь! Истребленье!
Да совершится жестокое мщенье!
Как колосья овса под серпами,
их легионы падут перед нами.
Крылья сломим и когти обрежем...
В прах тут латинский орёл упадёт!
И победой сынов любоваться
весь в лучах Ирминсуль к нам сойдёт.

Оровез

(к Норме)
Что ж медлишь ты с обрядом?
Не называешь жертвы?

Норма

Найдётся жертва скоро.
Когда ж алтарь кровавый
без жертвы оставался?
Но что за шум там слышу?

(Клотильда поспешно входит.)

Клотильда

Священный храм поруган воином латинским,
зашёл в жилище он прислужниц юных храма;
там был он найден.

Оровез, барды, друиды и воины

Как? Латинский воин?

Норма

(Что слышу?.. Это он!)

Оровез, барды, друиды и воины

Его ведут.

Норма

(То он!)

(Входит Поллион, окружённый солдатами. Клотильда уходит.)

Оровез, барды, друиды и воины

А! Поллион!

Норма

(Отомщена вполне я.)

Оровез

(величаво)
Скажи, враг дерзновенный,
как решился ты перейти через порог священный?
Как мог презреть ты ярость Ирминсуля?

Поллион

(гордо)
Убей меня!
Что спрашивать напрасно?

Норма

(поднимая покрывало)
Вот жертва наша! Я убью его!..
Меня оставьте с ним.

Поллион

Что вижу? Норма!

Норма

Да, Норма! Да!

Оровез, барды, друиды и воины

(к Норме)
Отмсти за храм и бога!
Пусть он погибнет!

Норма

Да! Пусть он умрёт!

(Берёт кинжал из рук Оровеза; делает шаг и останавливается.)

Оровез, барды, друиды и воины

Дрожишь ты?

Норма

(про себя)
Ах, не в силах я!

Оровез, барды, друиды и воины

Что ж медлишь?
Чего ж ты ждёшь?

Норма

(Ужель его мне жаль?)

Оровез, барды, друиды и воины

Рази его!

Норма

Должно ещё дознаться,
спросить, кто жрица та — обмана жертва,
сообщница, быть может, в преступленьи,
что совершил он...
Вы оставьте нас.

Оровез, барды, друиды и воины

(уходя)
Что хочет Норма делать?

Поллион

(Ах! Мне страшно!)

(Норма и Поллион остаются одни.)

Норма

Ты в руках моих всецело...
Кто твои расторгнет узы?
Я могла бы...

Поллион

Не должна ты.

Норма

Я хочу...

Поллион

Но как же?

Норма

К делу...
Поклянися мне богами,
поклянись мне сыновьями
с Адальжизой не видаться,
позабыть её стараться.
Я тогда, тебя избавив,
навсегда с тобой прощусь я;
что же?

Поллион

Нет! То было б низко!

Норма

(сдерживая гнев)
Клятву дай!

Поллион

(с силой)
Убей меня!

Норма

Ты меня ещё не знаешь:
в гневе я...

Поллион

Что ждать напрасно?

Норма

Ну, так знай: железо это...
В грудь детей...

Поллион

(вскрикивая)
О! Ты ужасна!

Норма

(раздирающим душу голосом)
Нож над ними занесла я...
До чего дойти могла я!..
Выпал нож, но всё быть может,
если горе сердце гложет;
что я мать, в сердечной муке
снова я могу забыть!

Поллион

Ах, ужасно!.. Ты отца их,
ты меня должна убить.
Вот, рази!

Норма

Тебя?

Поллион

Один я, один я пусть погибну!

Норма

Один?
Всем вам мщенье!..
Да! Все ваши легионы
ожидает истребленье!
Адальжизе...

Поллион

Что она?

Норма

...храм глубоко оскорбившей...

Поллион

Ты жестока!

Норма

Ей за то грозит мученье:
на костер она пойдёт!

Поллион

Жизнь мою возьми в отмщенье;
но пускай она живёт,
но пускай она живёт!

Норма

Молишь ты?..
Изменник! Поздно!..
Смерть её, да — твоё страданье!
Я теперь уж наслаждаюсь
казнью злой, её терзаньем...
Наконец ты будешь тоже
сам несчастлив, как и я.

Поллион

Ах! Не будь неумолима;
в прахе я молю пощады,
в прахе я молю пощады...
На меня излей всю ярость,
но невинной мстить не надо.

Норма

Я теперь уж наслаждаюсь
казнью злой, её терзаньем...
Наконец ты будешь тоже
сам несчастлив, как и я.

Поллион

О, когда б мог утолить я
этот гнев, убив себя...
Дай мне кинжал...

Норма

Прочь, дерзкий!
Что ты хочешь?

Поллион

Кинжал давай!

Норма

Сюда, жрецы! Сбирайтесь!

(Возвращаются Оровез, Друиды, барды, воины и прочие.)

Для вашей мести
жертва новая нашлася.
Виновна жрица, что так вероломно
нарушила обет: богам и храму,
отчизне изменила...

Оровез, барды, друиды и воины

О, злодейство! Ты знаешь имя?

Норма

Да. Костёр готовьте.

Поллион

О сжалься, Норма, ты над ней.

Оровез, барды, друиды и воины

Открой нам.

Норма

Внимайте.
(Ах, дерзну ль я в преступленьи
своём винить другую?)

Оровез, барды, друиды и воины

Кто ж, кто это?

Поллион

О, замолчи!

Норма

То Норма!

Оровез, барды, друиды и воины

Как? Ты, Норма?..

Норма

Да, Норма. Вы костёр готовьте ей.

Оровез, барды, друиды и воины

Я цепенею.

Поллион

Меркнет мой взор!

Оровез, барды, друиды и воины

Ты? Ты преступна?

Поллион

Вы ей не верьте.

Норма

Норме ль не верить?

Оровез, барды, друиды и воины

Стыд и позор!

Норма

Какое сердце, жестокий, предал,
час этот страшный тебе поведал.
Ты видишь, тщетно бежать пытался:
навек остался теперь со мной.
Судьба сильней нас; она решила:
на жизнь и смерть нас соединила.
С тобой я вечно: и в пламень страшный,
и за могилой — везде с тобой.

Поллион

Ах, слишком поздно тебя узнал я...
Как ты прекрасна, не понимал я.
Опять пылаю любовью страстной.
Она всевластно владеет мной.
Умрём же вместе!.. И, умирая,
к тебе вздох нежный я обращаю,
молю прощенья.
Пусть не презренье,
но примиренье
возьму с собой.

Оровез, барды, друиды и воины

Опомнись, Норма!
Рассей сомненья;
ужель возможно твоё паденье?
Скажи нам: бред лишь всё обвиненье,
то измышленье души больной.
Сам гневный бог наш безмолвно внемлет,
и грозной длани он не подъемлет...
Своим молчаньем он возвещает,
что не желает он казни той.
Норма, о Норма! Опомнись же.
Что же? Иль нас ты не слышишь?

(Норма стоит около Поллиона, который один слышит её слова. Опомнившись, она вскрикивает.)

Норма

Небо! А дети?!

Поллион

Несчастные!

Норма

(к Поллиону)
Наши малютки!

Поллион

О горе!

Барды, друиды и воины

Норма! Скажи, ты преступна?

Норма

Больше, чем мысли доступно.

Оровез, барды, друиды и воины

Горе!

Норма

(тихо; к Оровезу)
Послушай!

(Поллион с беспокойством следит за Нормой и Оровезом.)

Оровез

Нет! Прочь иди! Стыд и позор мне!

Норма

(отводя его в сторону; тихо)
Я мать!

Оровез

(поражённый)
Мать! Ты?

Норма

Ах, тише...
Клотильда бедных малюток укрыла.
Ты, ты возьми их, чтоб было
варварам то неизвестно.

Оровез

Нет! Никогда... Прочь!..

Норма

Отец мой! Отец!

(Становится перед ним на колени.)

Внемли мольбе!

Поллион

(Горе мне!)

Норма

(к Оровезу; тихо)
О, неужели им должно
жертвою быть искупленья,
и за моё преступленье
пасть на заре юных дней?
Вспомни: твоей они крови,
вспомни и их пожалей!
Отец мой, ты плачешь?

Оровез

В душе злая мгла!

Норма

Ты плачешь? Прощаешь?

Оровез

Любовь верх взяла.

Норма

Твоё прощенье в очах я читаю;
теперь счастливою я умираю.
Да, я довольна; чего желать мне?
На смерть покойно теперь пойду.

Поллион

Да, я доволен; чего желать мне?
На смерть покойно теперь пойду.

Оровез

Дочь дорогая! Я всё обещаю...
Где утешенье теперь я найду!

Барды, друиды и воины

Плачет, молит, ждёт прощенья.
Небо внемлет ли моленью?
Снять с неё венец должны мы,
покрывалом всю накрыть.

(Друиды накрывают Норму чёрным покрывалом.)

На костёр! Твои страданья
с храма смоют поруганье!
Над тобой проклятье наше
и за гробом будет жить.

Оровез

Дочь, прощай!

Норма

Прости, отец мой!

Поллион

Разделю с тобой конец твой!

Норма и Поллион

Там тебя любовью чистой
буду вечно я любить.

Оровез

Горе! Горе!
Ей отец я;
так мне можно слёзы лить.

* * *